||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 апреля 2003 г. N 49-о03-13

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Колышницына А.С., Родионовой М.А.

рассмотрела в судебном заседании от 2 апреля 2003 г. кассационные жалобы осужденного Е., адвоката Зеликмана А.М., кассационное представление государственного обвинителя Сайфуллина И.Ф. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 2 декабря 2002 года, которым

А., <...>, студент 6 курса Башкирского государственного медицинского университета, несудимый,

осужден по ст. 159 ч. 2 п. "б" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 4 и 291 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное ему наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

Е., <...>, работавший заведующим кафедрой в Башкирском государственном медицинском университете, несудимый,

осужден по ст. 292 УК РФ к штрафу в размере двух месячных заработков, то есть 4600 руб.

На основании ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ Е. освобожден от наказания в связи с истечением срока давности.

По ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "б", "в" УК РФ Е. оправдан в связи с его непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения осужденного Е., адвоката Зеликмана А.М. по доводам жалоб, и мнение прокурора Аверкиевой В.А., не поддержавшей кассационное представление и полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

А. признан виновным и осужден за мошенничество и подстрекательство к даче взятки, совершенные неоднократно, а Е. - за служебный подлог.

Преступления совершены в 1999 и 2000 гг. в г. Уфе при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный А. вину признал частично, а Е. - не признал.

В кассационных жалобах осужденный Е. и в его защиту адвокат Зеликман указывают, что Е. служебного подлога не совершал.

Подробно анализируя причины выставления студентам положительных оценок, утверждают, что Е. эти действия совершил не единолично, а по согласованию с другими преподавателями, руководством университета, а также с учетом успеваемости студентов в течение учебного года. При этом Е. действовал не из личной заинтересованности, а, наоборот, в интересах студентов. Е. ссылается на то, что ни один из этих студентов до настоящего времени не пересдавал экзамены, что свидетельствует о признании его действий со стороны руководства университета не противоречащими закону. Адвокат отмечает, что уголовная ответственность за служебный подлог наступает в случае совершения этих действий из корыстной или иной личной заинтересованности. Органы предварительного следствия предъявили Е. обвинение в совершении этих действий из корыстной заинтересованности. Суд, признав, что Е. совершил служебный подлог из личной заинтересованности, вышел за пределы предъявленного обвинения, то есть нарушил требования ст. 252 УПК РФ и право на защиту осужденного. Просят приговор суда отменить и дело производством прекратить за отсутствием в действиях Е. состава преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель Сайфуллин просит приговор суда в отношении Е. и А. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение из-за неправильной квалификации действий А., необоснованного исключения из обвинения Е. части эпизодов и оправдания его за получение взяток, назначения им мягкого наказания, а также в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

В возражении на кассационное представление осужденный А. указывает, что нет оснований для направления дела на новое судебное рассмотрение, поэтому просит представление оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, Судебная коллегия находит, что оснований для отмены приговора и направления дела на новое судебное рассмотрение, как об этом поставлен вопрос в кассационном представлении, не имеется по следующим основаниям.

В кассационном представлении утверждается, что суд необоснованно оправдал Е. в получении взяток неоднократно путем вымогательства при пособничестве А. При этом государственный обвинитель указывает, что вина Е. в совершении этих преступлений полностью подтверждается показаниями А., а также свидетелей, которые передавали деньги в качестве взяток, за что получали положительные оценки на экзаменах.

Суд, всесторонне и полно исследовав все доказательства по делу, обоснованно пришел к выводу о том, что достоверных доказательств, подтверждающих получение Е. взяток, в деле не имеется.

Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании Е. последовательно утверждал, что он денег от А. не получал.

Ни один из студентов - свидетелей, допрошенных в судебном заседании, не видели факт передачи денег А. осужденному Е.

Подробно проанализировав показания осужденного А. на предварительном следствии и в суде по всем эпизодам обвинения, которые подробно изложены в приговоре, суд обоснованно пришел к выводу о том, что его показания по обстоятельствам, якобы, передачи денег, полученных от студентов, Е. противоречивы, вызывают сомнения в своей достоверности. Поэтому они недостаточны для постановления обвинительного приговора.

Всем имеющимся в деле доказательствам судом дана правильная оценка. Каких-либо других доказательств, подтверждающих предъявленное Е. обвинение в получении взяток, в кассационном представлении не приведено.

При таких обстоятельствах суд обоснованно постановил оправдательный приговор в отношении Е. в части обвинения его по ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "б", "в" УК РФ. Преступные же действия А. судом правильно квалифицированы по ст. ст. 159 ч. 2 п. "б", 33 ч. 4 и 291 ч. 2 УК РФ, как мошенничество и подстрекательство к даче взятки, совершенные неоднократно.

Что же касается доводов кассационного представления о том, что суд в приговоре при назначении наказания А. не указал часть ст. 69 УК РФ, то это обстоятельство не может служить основанием для отмены приговора. Наказание А. по совокупности преступлений назначено в соответствии с требованиями закона путем частичного сложения наказаний. После этого суд в силу ст. 73 УК РФ правильно назначил А. условное осуждение. Поэтому доводы представления о мягкости назначенного ему наказания нельзя признать убедительными.

Нельзя согласиться с доводами кассационного представления о нарушении судом уголовно-процессуального закона, выразившегося в том, что потерпевшая Б. была лишена возможности выступить в судебных прениях.

В силу ст. 292 п. 2 УПК РФ потерпевший может участвовать в прениях сторон. Как видно из протокола судебного заседания, потерпевшая Б. не пожелала воспользоваться своим правом участвовать в судебных прениях. Поэтому судом ее право не нарушено и не допущено нарушение уголовно-процессуального закона.

Доводы кассационного представления о том, что суд необоснованно исключил из обвинения Е. эпизоды служебного подлога, связанные со студентами М., К., А.Л. и Б., также нельзя признать убедительными.

Как установлено приговором суда, Е. положительные оценки студентам поставил: М. автоматом, А.Л. и Б. за действительную пересдачу экзамена, а К. по просьбе руководства университета и в связи с тем, что она ответила на 2 вопроса из 3-х. При таких обстоятельствах суд обоснованно по этим эпизодам не усмотрел в действиях Е. служебного подлога.

Более того, Судебная коллегия, соглашаясь с доводами кассационных жалоб, находит, что приговор в части осуждения Е. по ст. 292 УК РФ, то есть за служебный подлог, подлежит отмене с прекращением дела производством по следующим основаниям.

Согласно ст. 292 УК РФ ответственность за служебный подлог может наступить лишь при наличии корыстной или иной личной заинтересованности.

Суд, признав Е. виновным в служебном подлоге, указал, что он действовал из личной заинтересованности. Однако в нарушение закона суд в приговоре не конкретизировал, в чем именно выразилась личная заинтересованность Е. при выставлении студентам положительных оценок.

Органы предварительного следствия, предъявляя обвинение Е. по этим эпизодам, указали, что он действовал из корыстной заинтересованности, а обвинение в личной заинтересованности ему не предъявлялось. Суд, в нарушение ст. 252 УПК РФ, вышел за пределы предъявленного обвинения и тем самым нарушил право Е. на защиту.

При таких обстоятельствах, а также учитывая показания Е. о том, что при проставлении оценок студентам он никакой личной заинтересованности не преследовал, приговор в части осуждения его по ст. 292 УК РФ подлежит отмене с прекращением дела производством за отсутствием в его действиях состава преступления.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 2 декабря 2002 года в части осуждения Е. по ст. 292 УК РФ отменить и дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Этот же приговор в части оправдания Е. по ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "б", "в" УК РФ, а также в отношении А. оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"