||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 апреля 2003 г. N 80кпо03-3

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Шурыгина А.П.

судей Микрюкова В.В., Каменева Н.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 2 апреля 2003 года кассационные жалобы осужденного К., адвоката Гавриленко В.В. на приговор Ульяновского областного суда от 13 ноября 2002 года, которым:

К., <...>, ранее судимый

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ на 15 лет, по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 4 года, по ст. 327 ч. 3 УК РФ на 2 года исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с К. в пользу Я. 100 000 рублей, в пользу С.Р.М. 100 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

По приговору суда К. признан виновным в умышленном причинении смерти Б.Д., С.А.А. по предварительному сговору группой лиц, в незаконном приобретении, ношении, передаче, хранении огнестрельного оружия и боеприпасов по предварительному сговору группой лиц, в незаконном использовании подложного документа в период с октября 2000 года по май 2002 года.

Преступления совершены 11 июня 1999 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения К., адвоката Гавриленко В.В., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Карасевой С.Н., полагавшей необходимым приговор суда изменить, исключить осуждение К. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный К., выражая свое несогласие с приговором, указывает, что в ходе предварительного судебного следствия были допущены нарушения закона, которые влекут отмену приговора, органы предварительного следствия не выяснили и не внесли в обвинительное заключение лиц, подтверждающих позицию защиты. Суд необоснованно отказал в ходатайстве о вызове и допросе свидетелей защиты, которые могли бы пояснить о противоправном поведении потерпевшего Б.Д.

Полагает, что председательствующий судья после разрешения очередного ходатайства не выяснил о наличии других ходатайств, закончил судебное следствие, хотя у адвоката имелись еще ходатайства, в прениях не возобновил судебное следствие, когда об этом просил защитник.

Защитник адвокат Гавриленко В.В. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания. Неполно, односторонне и необъективно исследовались обстоятельства дела. Часть доказательств, имеющих существенное значение, суд не исследовал в ходе судебного заседания. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании: нет доказательств, указывающих на то, что между К. и Л. имелся сговор на убийство двух лиц. Суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда. При наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие. Считает свидетелей М. заинтересованными лицами. Суд не назначил повторную экспертизу при наличии противоречий в выводах экспертов по тем же вопросам. После разрешения ходатайства суд не выяснил, имеются ли еще ходатайства, и объявил судебное следствие законченным, чем существенно нарушил право подсудимого на защиту. Суд четырежды отказал в удовлетворении ходатайств защиты о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, являвшегося в суд по инициативе защиты, чем существенно нарушил право подсудимого на защиту. Судом неоднократно был нарушен основной принцип уголовного судопроизводства - состязательность сторон. Суд не рассмотрел ходатайства защиты о возобновлении судебного следствия, в котором содержатся новые обстоятельства, имеющее значение для дела. Суд лишил права защитника выступить в прениях с речью в защиту подсудимого, чем существенно нарушил право подсудимого на защиту. Суд не учел смягчающего наказание обстоятельства противоправное и аморальное поведение потерпевших, явившимся поводом для совершения преступления.

В возражениях государственный обвинитель просит жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденного основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы адвоката об одностороннем разбирательстве дела и оценке доказательств судом.

Как видно из материалов дела все доказательства по делу судом были исследованы и им дана надлежащая оценка.

Доказательства, изложенные в приговоре, собраны в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Указанными доказательствами опровергаются доводы осужденного и его адвоката о невиновности.

Оснований для отмены приговора по доводам жалобы осужденного, касающихся обвинительного заключения, не имеется. Обвинительное заключение вручено обвиняемому и в нем имеется список лиц подлежащих вызову в судебное заседание.

Несостоятельны утверждения К. о лишении его права заявлять ходатайства на стадии предварительного следствия. Из материалов дела следует, что его защитником был заявлен ряд ходатайств о необходимости допроса в судебном заседании дополнительных свидетелей, об истребовании и приобщении к материалам дела иных документов и о проведении экспертных исследований (т. 2 л.д. 351 - 362). Данные ходатайства разрешены мотивированным постановлением следователя (т. 2 л.д. 363 - 366).

В ходе судебного разбирательства не допущено нарушений уголовно-процессуального закона, ограничивших права осужденного.

Доказательства исследовались сторонами в соответствии с принципом состязательности.

Стороной защиты неоднократно заявлялись ходатайства о допросе дополнительных свидетелей, об истребовании документов, о проведении экспертных исследований. Все ходатайства разрешены мотивированными определениями судебной коллегии. В ходе судебного следствия в соответствии со ст. 271 ч. 4 УПК РФ допрошены свидетели, явившиеся по инициативе стороны защиты, (протокол судебного заседания 42, 45, 58, 61). В соответствии с данной нормой Закона стороны вправе обеспечить явку в судебное заседание и допросить в качестве свидетелей иных лиц. Однако данным правом сторона защиты, в отношении лиц, указанных в кассационной жалобе осужденного, не воспользовалась.

В ходе судебного следствия допрошено значительное количество свидетелей, в том числе непосредственные очевидцы совершенных К. преступлений.

Анализ совокупности показаний К. в ходе предварительного судебного следствия, показаний свидетеля-очевидца М. и других свидетелей, находившихся на месте происшествия, позволил суду сделать вывод о причастности и виновности К.

Оснований не доверять показаниям свидетеля М. у суда не имелось. Суд дал оценку измененным показаниям М.Н. в судебном заседании и обоснованно признал правдивыми его показания на предварительном следствии, которые согласуются с показаниями свидетелей С., Т., Б., М.В.

Вопреки доводам жалобы адвоката в приговоре дана оценка показаниям свидетеля Р.

Не соответствует действительности ссылка осужденного на якобы допущенное председательствующим по делу судьей нарушений требований закона при окончании судебного следствия.

В соответствии со ст. 291 УПК РФ по окончании исследования сторонами доказательств, председательствующим было выяснено мнение сторон о возможности закончить судебное следствие. Стороной защиты при этом было заявлено ходатайство о проведении повторной судебно-баллистической экспертизы, по которому было принято судом решение.

Согласно протоколу судебного заседания других ходатайств о дополнении судебного следствия стороной защиты не заявлялось.

Несостоятельным является довод жалобы адвоката о том, что суд лишил защитника права выступить в прениях с речью в защиту подсудимого. Как видно из протокола судебного заседания, защитнику было предоставлено право выступить в судебных прениях с защитительной речью.

Оснований для удовлетворения ходатайства, заявленного защитником о возобновлении судебного следствия, суд не усмотрел, поскольку новых обстоятельств, имеющих значение для дела суд в ходатайстве не установил.

Доводы жалоб о том, что К. находился в состоянии необходимой обороны, являются несостоятельными.

Эта версия тщательно проверялась при разбирательстве дела и была опровергнута. Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно опроверг доводы К. о самообороне.

При этом суд привел в приговоре мотивы, по которым отверг указанные доводы К., показания которого в этой части противоречивы и непоследовательны и не соответствуют изложенным в приговоре доказательствам.

Судом также выяснены причины изменения осужденным в процессе следствия и суда своих показаний, которые должным образом оценены и приведены мотивы, по которым одни показания суд отверг, а другие признал достоверными.

Суд пришел к обоснованному выводу о виновности К. в совершении инкриминированного ему преступления. Вывод суда об этом достаточно мотивирован в приговоре.

Довод жалоб о том, что у потерпевших Б.Д. и С.А.А. имелось оружие проверялся в судебном заседании и он не нашел своего подтверждения.

Данный довод опровергается показаниями потерпевших Я., С.Р.М., свидетелей С.А.С., П., М., С., М., заключениями экспертов.

Из выводов судебно-химической экспертизы N 763/05 по одежде следует, что на рубашке и брюках С.А.А., на майке Б.Д. следы металлизации, характерные для ношения огнестрельного оружия, не обнаружены (т. 2 л.д. 89 - 90).

Допрошенная в судебном заседании в порядке статьи 283 УПК РФ, эксперт Б.Л., проводившая экспертизу N 763/05, пояснила, что при исследовании одежды применялся диффузно-контактный метод, имеющий высокую разрешительную способность, и этого метода достаточно для выявления следов металлизации на представленных вещах.

Согласно заключению судебно-химической экспертизы N 1836 от 29 июня 1999 года на смывах кистей с рук Б.Д. и С.А.А. следов несгоревших порошинок, следов воздействия пороховых газов, нитроэфиров и т.д. в пределах чувствительности метода не обнаружено, что свидетельствует о том, что из оружия потерпевшие выстрелов не производили, в совокупности с другими изложенными выше доказательствами указывает, что оружия у них не было.

Оценив данные доказательства, суд обоснованно установил, что в момент совершения преступления у Б.Д. и С.А.А. отсутствовало какое-либо огнестрельное оружие, а соответственно, никакой угрозы жизни вооруженным Л. и К. они не представляли.

Заявление К., что убийство Б.Д. и С.А.А. было совершено им и Л., чтобы защитить свои жизни, суд оценил как данное с целью избежать уголовной ответственности, поскольку оно опровергнуто исследованными в судебном заседании доказательствами.

Суд обоснованно отклонил ходатайства о назначении дополнительных экспертиз, поскольку оснований сомневаться в выводах экспертов у суда не имелось.

Суд в приговоре дал надлежащую оценку об отсутствии противоречий в выводах заключений экспертиз.

Решения по ходатайствам адвоката о назначении экспертиз выносились в соответствии с требованиями ст. 256 УПК РФ.

В соответствии с данной статьей для отклонения ходатайстве о назначении экспертизы суду не обязательно удаляться в совещательную комнату.

Отказ суда в допросе в качестве специалиста Х., не может являться основанием для отмены приговора, поскольку он не повлиял на выводы о виновности К. Вопросы, которые ставились адвокатом для выяснения у специалиста, были предметом исследования в суде, и им дана соответствующая оценка в приговоре. Эти выводы суд сделал на основании исследованных экспертиз и допросов экспертов в суде в совокупности с другими доказательствами.

Нельзя согласиться с доводом жалобы адвоката, что суд не установил наличия предварительной договоренности К. и другого лица на причинение смерти двоим потерпевшим.

На основании исследованных в суде доказательств суд, оценив их в совокупности, сделал вывод, что К. и другое лицо заранее договорились причинить смерть двоим потерпевшим и спланировали свои действия, распределив роли и определив момент начала своих действий по лишению жизни потерпевших. В обоснование своих выводов суд указал, что об этом свидетельствуют намерения К. (т. 1 л.д. 128 - 131) и другого лица встретиться с Б.Д. в определенном месте и в определенное время и решить с ним вопросы, - их подготовительные мероприятия к этой встрече, когда они заранее приготовили огнестрельное оружие - пистолеты с глушителями, снаряженными патронами, приготовили их к выстрелам и спрятали под одеждой, встречая потерпевших, и то, что именно в этот день другое лицо, как это видно из показаний Б. (т. 1 л.д. 49 - 50), освободило свой дом от проживавшей в ней его бабушки, с оружием ожидая потерпевших. О такой предварительной договоренности указывает и сам характер быстрых и слаженных действии К. и другого лица на месте происшествия. Так. показаниями М.А. (т. 1 л.д. 41 - 47, 56) и К. (т. 1 л.д. 128 - 131) установлено, что выстрелы с кухни послышались почти сразу после того, как Б.Д. и Л. вышли за пределы комнаты. При этом, как видно из показаний М.А., до этого ссор и драк с потерпевшими или чего-либо иного, требующего применения между собой..." (т. 1 л.д. 43, 44). То обстоятельство, что К. сразу же достал свой пистолет и произвел целенаправленные выстрелы в С.А.А., не трогая присутствующего там же М.А., указывает на предварительную осведомленность К. о действиях вооруженного огнестрельным оружием другого лица и их едином умысле на лишение жизни потерпевших. Одновременность действий К. и другого лица в разных местах дома, направленных на причинение смерти потерпевшим, избранный ими способ лишения жизни, характер обнаруженных на трупах огнестрельных ранений, именно в жизненно важные части тела, Богданову - в грудную клетку сзади и в голову. С.А.А. - в голову и грудь, после чего продолжение жизни человека невозможно, и произведенный другим лицом выстрел в С.А.А., также говорят о единстве и направленности умысла К. на лишение жизни Б.Д. и С.А.А.

С учетом добытых доказательств суд правильно квалифицировал действия К. по ст. 105 ч. 2 п. "а", "ж" УК РФ.

Судебная коллегия не соглашается с доводом прокурора Генеральной прокуратуры об исключении п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Хотя К. сам непосредственно не участвовал в лишении жизни Б.Д., однако каждый из них, - К. и другое лицо, - лишая жизни свою жертву, согласно договоренности и распределения ролей, содействовал друг другу для реализации общего умысла убийства двух лиц. О наличии такого содействия свидетельствует и произведенный выстрел другого лица в С.А.А.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению по мотивам жалоб не подлежит.

При назначении К. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности свершенных преступлений, данные о личности виновного, наличие у него заболеваний, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденного.

Также учтены были судом и удовлетворительные характеристики К.

С учетом наличия у К. рецидива преступлений суд назначил наказание с учетом положений ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Что касается довода жалобы адвоката о том, суд не учел смягчающего противоправное и аморальное поведение потерпевших, явившимся поводом для совершения преступления, то такие обстоятельства не были установлены в суде.

Оснований для смягчения наказания осужденному К. судебная коллегия не усматривает.

Гражданский иск потерпевших разрешен правильно, исходя из его требований и обстоятельств, установленных судом.

Что касается доводов относительно замечаний на протокол судебного заседания, то они были рассмотрены председательствующим судьей и по ним вынесено мотивированное постановление.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Таким образом, доводы жалоб являются несостоятельными.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ульяновского областного суда от 13 ноября 2002 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"