||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 апреля 2003 г. N 85-О03-11

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Валюшкина В.А. и Ботина А.Г.

рассмотрела в судебном заседании 1 апреля 2003 года кассационные жалобы осужденных А.М., А.С. и адвоката Слитинского И.Д. на приговор Калужского областного суда от 5 февраля 2003 года, по которому

А.М., <...>, судимый:

08.02.96 г. по ст. 148-1 ч. 3 УК РСФСР с применением ст. 41 УК РСФСР на 7 лет 6 месяцев лишения свободы, освобожденный 25.11.00 г.;

04.04.02 г. по ст. 116 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ, отбывший наказание 30.06.02 г.,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 16 лет, а по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 19 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества,

и

А.С., <...>, судимый 19.01.98 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года, 15.09.99 г. направленный для отбывания лишения свободы, освобожденный 10.08.01 г.

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 17 лет, а по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 19 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

Постановлено назначить А.С. принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., мнение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А.М. и А.С. признаны виновными в нападении на Д. в целях хищения принадлежащего ему имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и в умышленном причинении смерти Д., совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

Эти преступления совершены в начале сентября 2002 года на территории Калужской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании А.М. вину признал частично, но от дачи показаний отказался. А.С. вину признал частично, пояснив, что действительно один раз ударил топором по голове ранее незнакомого ему владельца машины Д., которого потом били другие лица. Труп потерпевшего они с А.М. спрятали.

В кассационных жалобах:

- осужденный А.М. утверждает, что сговор на убийство потерпевшего не доказан, к нападению на Д. он не причастен, а П. и В. оговорили его, что якобы он накинул веревку на шею Д. Считает, что суд незаконно признал наличие у него особо опасного рецидива, поскольку предыдущие судимости погашены. Просит изменить приговор, снизив наказание и изменив вид режима;

- осужденный А.С. ссылается на то, что нападение до него было совершено А.М., а он просто ездил в машине. Его показания об этом на предварительном следствии подтверждал и В., но в суде тот не допрошен. Высказывая сомнение в правильности его осуждения за убийство Д., указывает на то, что показаниям А.М., П. и В. не дано критической оценки. При этом суд не учел их заинтересованности в благоприятном исходе дела. Считает, что суд необоснованно отклонил ходатайство о вызове свидетеля Г., который мог бы подтвердить, что именно он и другие лица уговаривали его, А.С., "взять убийство на себя". Просит правильно квалифицировать его действия, снизить наказание, поскольку он активно способствовал раскрытию преступления и применить ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ;

- адвокат Слитинский в защиту А.С., приводя аналогичные доводы, дополняет, что разбой считается оконченным с момента нападения, к чему его подзащитный не причастен. Полагает, что А.С. необоснованно осужден за убийство, так как от единственного нанесенного им удара топором, потерпевшему было причинено легкое телесное повреждение, не состоящее в причинной связи со смертью. Наличие сговора на убийство не установлено, а показаниям А.М., П. и В. не дано соответствующей оценки. Считает, что А.С. должен нести ответственность за укрывательство убийства. Просит приговор в части осуждения А.С. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ отменить и дело прекратить, а со ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ переквалифицировать на ст. 316 УК РФ.

Прокурором принесены возражения на все жалобы осужденных и адвоката, потерпевшей Е. на жалобу осужденного А.С. и осужденным А.М. на жалобу адвоката Слитинского, в которых они считают необоснованными доводы указанных лиц.

Проверив дело, обсудив доводы, содержащиеся в жалобах, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности А.М. и А.С. в разбойном нападении на Д. и его убийстве соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных судом доказательств, приведенных в приговоре.

А.М., как это видно из его показаний на предварительном следствии, не отрицал своего участия в нападении на Д. с целью завладения его автомашиной, утверждая, что к лишению его жизни отношения не имеет. Это убийство было совершено А.С. Труп потерпевшего они с А.С. спрятали в кустах.

А.С. же последовательно заявлял о своей непричастности к хищению автомашины Д., не отрицая, что вместе с другими лицами и самим владельцем машины некоторое время разъезжал на ней. Что касается убийства Д., то в этой части А.С. показывал, что действительно один раз ударил потерпевшего топором по голове, когда того били другие лица, в том числе и А.С. Труп Д. спрятали в кустах.

Однако суд обоснованно не согласился с показаниями А.М. о его непричастности к лишению жизни Д., а также объяснениями А.С. о нанесении им всего одного удара потерпевшему, от которого не могла наступить смерть последнего.

Так, из показаний свидетеля П. следует, что 2 сентября 2002 года вечером он, А.М. и В. после распития самогона остановили "иномарку" под управлением Д., чтобы доехать до пос. Силикатного. Во время поездки, сидевший сзади водителя А.М., набросил тому на шею какую-то веревку и потянул на себя, прижав его к сиденью. Д. остановил машину и просил не убивать его. А.М. затолкал Д. на заднее сиденье и они некоторое время ездили по городу. В ходе поездки А.М. заявил, что он уже "сидел" за угон машины, поскольку оставил в живых ее водителя, и больше "сидеть" не собирается. Затем по предложению А.М. они поехали к А.С. Приехав к нему, А.М. и А.С. о чем-то разговаривали. Затем еще некоторое время ездили. После этого, оказавшись в районе дач, А.С., А.М. и Д. вышли из машины. Через некоторое время услышал крики последнего, просившего не убивать его. Увидел, как А.М. и А.С. стали бить Д., а когда тот упал, продолжили его избиение, нанося удары ногами и невзирая на просьбы последнего не убивать его. Подбежав к машине, А.С. достал из багажника топор, и, вернувшись к Д., рядом с которым стоял А.М., стал наносить тому удары топором. Ему стало страшно, он отвернулся и дальнейших событий не видел. А.М. и А.С. сели в машину минут через 15. В пути следования А.М. выбросил топор в реку.

Свидетель В. на предварительном следствии, дал аналогичные П. показания, дополнив, что до встречи с А.С. А.М. высказывал намерение убить водителя, но ему удалось отговорить его. Когда остановились в районе дач, А.М., А.С. и водитель Д. отошли от машины, но что там было, ему неизвестно. Вернулись А.С. и А.М. уже без водителя. В пути следования А.М. что-то выбросил в реку.

Согласно показаниям свидетеля Т., племянника Д., последний в багажнике своей машины "Фольксваген-Джетта" всегда возил топорик, на лезвие которого был надет чехол из кожзаменителя. 3 сентября ему не удалось встретиться с дядей и тогда же ему стало известно, что он убит. В морге он опознавал его труп. Когда ему показали найденную автомашину Д., то в ней не оказалось топора и чехла.

Свидетель Катарюшкин подтвердил, что в ночь на 3 сентября 2002 года к нему в Б. Козлы приехали А.М. и А.С., которые предложили купить у них стоявшую неподалеку "иномарку". Он отказался и они уехали. Через пару дней стало известно, что недалеко от его деревни найден труп мужчины.

Согласно показаниям свидетеля А., в ночь на 3 сентября 2002 года, ночуя на даче, он и его жена проснулись от криков, но выходить не стали. Утром в десяти метрах от дачи он обнаружил сначала кровь, а затем в кустарниках нашел труп мужчины, лицо которого было изрублено топором. Об этом он сообщил в милицию.

Как видно из протокола осмотра места, указанного А., труп Д. с множеством телесных повреждений обнаружен в кустарнике в непосредственной близости от садоводческого товарищества рядом с дорогой, ведущей от шоссе Калуга - Тула в сторону дер. Еловка. Кроме того, в ходе осмотра места происшествия на обочине дороги обнаружен чехол от топора, опознанный в судебном заседании Е. и Т., как принадлежащий Д., который надевался на лезвие топора.

Согласно акту комплексной судебно-медицинской экспертизы, смерть Д. наступила от комбинированной травмы головы и шеи. На трупе обнаружены 2 рубленые раны головы, вдавленные переломы костей черепа, рубленые раны шеи с пересечением сосудисто-нервного пучка, ушибленная рана головы, перелом подъязычной кости и хрящей гортани, а также переломы 3 - 7 ребер слева, перелом ключицы, перелом костей носа, кровоподтеки в области орбит и скуловой области. Указанные телесные повреждения образовались от действия как рубящих предметов (орудий), так и от действия тупых твердых предметов.

При таких данных доводы осужденных об их непричастности к лишению жизни Д. являются неубедительными.

Как правильно установил суд, убийству Д. предшествовала предварительная договоренность между осужденными на причинение ему смерти. После нанесения Д. многочисленных ударов ногами А.М. и А.С., последний применил топор, которым также нанес потерпевшему несколько ударов, в том числе в место нахождения жизненно важных органов.

Таким образом, каждый из осужденных совершал действия, направленные на достижение намеченного результата, каковым являлось лишение жизни Д. Выполняя эти действия, А.М. и А.С. сознавали их общественную опасность, предвидели неизбежность наступления общественно опасных последствий и желали наступления смерти Д., то есть действовали с прямым умыслом как соисполнители убийства.

Утверждение адвоката о нанесении А.С. единственного удара и с небольшой силой, а также об отсутствии предварительного сговора на совершение преступлений, опровергается приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы в защиту А.С. о необоснованности его осуждения за разбой со ссылкой на то, что до него А.М. уже завладел машиной потерпевшего, являются несостоятельными, поскольку именно хищение, а не завладение, является целью разбойного нападения, которое в данном случае имело место уже с участием А.С., после того как осужденные, покатавшись на автомашине, в салоне которой находился ее владелец, приехали в район дач, где и совершили разбойное нападение, убив при этом Д., а затем беспрепятственно распорядились автомашиной по своему усмотрению, предложив ее для покупки другим лицам.

Что касается показаний А.М., П. и В., то они не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, добытыми по делу.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии в защиту осужденных и отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о виновности А.М. и А.С. в разбойном нападении и убийстве, дав содеянному ими правильную юридическую оценку.

То обстоятельство, что не найдена веревка, которую А.М. накинул на шею потерпевшему, а в суде не допрошен свидетель Г., то это нисколько не ставит под сомнение обоснованность осуждения А.М. и А.С. за содеянное.

При назначении виновным наказания суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности А.М. и А.С., и все обстоятельства дела.

Назначенное А.М. и А.С. наказание является справедливым и оснований для его смягчения судебная коллегия не находит.

Данных о том, что А.С. активно способствовал раскрытию преступлений, в материалах дела не имеется.

Утверждение А.М. об отсутствии в его действиях особо опасного рецидива, не соответствует материалам дела, поскольку имея непогашенную судимость за совершение тяжкого преступления (ст. 148-1 УК РСФСР), А.М. вновь совершил особо тяжкие преступления, в связи с чем суд в соответствии со ст. 18 ч. 3 п. "в" УК РФ обоснованно признал наличие в его действиях особо опасного рецидива, назначив для отбытия наказания исправительную колонию особого режима.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Калужского областного суда от 5 февраля 2003 года в отношении А.М. и А.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"