||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 апреля 2003 года

 

Дело N 5-о03-53

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Валюшкина В.А. и Ботина А.Г.

рассмотрела в судебном заседании 1 апреля 2003 года кассационную жалобу потерпевшей П. на определение Московского городского суда от 23 декабря 2002 года, по которому признано доказанным, что

Г., <...>, судимый,

совершил в состоянии невменяемости деяния, запрещенные уголовным законом, предусмотренные ст. ст. 30 ч. 3, 33 ч. 3, 105 ч. 1, 158 ч. 3 и 222 ч. 1 УК РФ, и освобожден от уголовной ответственности за эти деяния.

В соответствии со ст. ст. 21 ч. 2, 97 ч. 1 п. "а", 99 ч. 1 п. "в" и 101 ч. 3 УК РФ постановлено применить к Г. принудительную меру медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснение законного представителя Г.В. о необоснованности доводов потерпевшей, мнение прокурора Лушпа Н.В., полагавшей определение оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по определению суда признано доказанным, что Г. в состоянии невменяемости:

- организовал совершение и руководил исполнением покушения на умышленное причинение смерти П.;

- незаконно приобрел и хранил боеприпасы;

- совершил тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба гражданину, неоднократно.

Указанные запрещенные уголовным законом деяния были совершены весной 2002 года в гор. Москве при обстоятельствах, изложенных в определении.

В кассационной жалобе потерпевшая П. утверждает, что суд неправильно установил, что покушение на убийство совершено на почве личных неприязненных отношений. На самом деле она явилась свидетелем разговора осужденных об убийстве другого человека. Полагает, что суд необоснованно не усмотрел в действиях исполнителя убийства с особой жестокостью, поскольку ей было нанесено свыше 50 ударов отверткой. Считает, что Г. как организатор преступления должен понести уголовное наказание. По указанным основаниям просит определение отменить.

Проверив дело, обсудив доводы, содержащиеся в кассационной жалобе потерпевшей П., Судебная коллегия находит, что вывод суда о совершении Г. запрещенных уголовным законом деяний, соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, приведенных в определении.

Совершение указанных выше деяний подтверждается показаниями осужденных по этому же делу М. и К. о роли Г., показаниями потерпевшей П. об известных ей обстоятельствах участия Г. в покушении на ее убийство, протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта о тяжести телесных повреждений у П., протоколом обыска по месту жительства у Г. и заключением эксперта-баллиста по найденной у Г. гранате, показаниями свидетеля К., потерпевших Н. и Я. об известных им обстоятельствах совершения краж с участием Г., а также и другими приведенными в приговоре доказательствами.

По заключению экспертов-психиатров, Г., страдающий хроническим психическим заболеванием в период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, не мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию в настоящее время Г. также не может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, не может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и не может давать о них показания.

При наличии такого заключения суд обоснованно освободил Г. от уголовной ответственности, применив к нему предусмотренные законом принудительные меры медицинского характера.

Применение уголовного наказания при таких обстоятельствах законом не предусмотрено. В связи с чем жалоба потерпевшей удовлетворена быть не может.

Что касается мотива убийства, то он установлен судом на основании всех сведений, добытых по настоящему уголовному делу, и, как правильно установил суд, причиной, побудившей Г. организовать убийство потерпевшей, явились возникшие личные неприязненные отношения.

Органами предварительного следствия Г. и не инкриминировалось совершение преступления по квалифицирующему признаку "с особой жестокостью", в связи с чем суд, в соответствии с возложенной на него Конституцией РФ функцией отправления правосудия, был не вправе брать на себя несвойственные ему обвинительные функции.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии в защиту Г. и отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о совершении Г. запрещенных уголовным законом деяний, дав им правильную юридическую оценку.

Нарушений закона, являющихся основанием для отмены или изменения приговора не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

определение Московского городского суда от 23 декабря 2002 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"