||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 марта 2003 г. N 88-о03-6

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Эрдыниева Э.Б., Давыдова В.А.

рассмотрела в судебном заседании от 31 марта 2003 года дело по кассационной жалобе осужденного К. на приговор Томского областного суда от 29 ноября 2002 года, которым

К., <...>, не судимый,

осужден по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 223 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с К. в пользу С. компенсацию морального вреда в размере 60 тыс. рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., мнение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в незаконном приобретении, хранении боеприпасов, в незаконном изготовлении, хранении, ношении огнестрельного оружия и в покушении на умышленное причинение смерти С. из корыстных побуждений.

Преступления им совершены в период с осени 2000 года до 24 декабря 2001 года в Асиновском районе Томской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный К. указывает, что он не согласен с приговором, считая, что на предварительном следствии допускались нарушения закона, ссылаясь на то, что обыск у него в квартире был произведен не по решению суда а с санкции прокурора, от проведения следственного эксперимента он не отказывался, а только заявил отвод следователю, который отказал ему в принятии явки с повинной, не был ознакомлен с постановлениями о назначении экспертиз. Полагает, что судом было нарушено его право на защиту, т.к. при его ознакомлении в ходе судебного заседания с материалами дела, адвокат совместно с ним не ознакамливался с делом.

При проведении следственного эксперимента не была учтена динамика движения автомашины и его руки с обрезом, а также, эксперимент проводился в другой автомашине, а не потерпевшего, и поэтому, считает, что выстрелы он произвел случайно. Указывает, что он признает иск о компенсации морального вреда, но считает, что иск должен подтверждаться документами, а также указывает, что им заявлялся отвод адвокату Мячину.

Просит с учетом его явки с повинной, последствий травм головы, смягчить назначенное ему наказание.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Артамонова Н.М. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного обоснованными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела и подтверждающимися доказательствами, исследованными в судебном заседании, а доводы жалобы несостоятельными.

Так, К. на предварительном и судебном следствии утверждал, что выстрелы были им произведены случайно, т.е. находясь на заднем сиденье автомашины, он правой рукой полез в сумку за продуктами и достав из сумки мешавший ему обрез, поставил его вертикально на левое колено стволами несколько вправо, пальцы левой руки держал на спусковой крючке, при этом забыв, что обрез заряжен и не находится на предохранителе. После этого, когда машина еще не тронулась с места, он случайно нажал на курок, от выстрела рука самортизировала и произошел второй выстрел.

Данные доводы опровергаются совокупностью исследованных доказательств.

Осмотром автомобиля потерпевшего С. "Тойота-Цинос-Бетта" с правым рулевым управлением, имеющего две боковые двери установлено, что на правой дверце в месте крепления бокового зеркала отсутствует внутренняя пластмассовая панель и имеется вмятина, разбито и отсутствует стекло, обнаружен кусочек металла, на крыше повреждений не имеется.

По заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшему были причинены 2 огнестрельные раны, одна в затылочной области, а другая в околоушной области справа, с расстояния близкого к упору, направление раневых каналов - сзади наперед, чуть слева направо.

Следственным экспериментом, проводимом с целью проверки показаний К. и С. и где производилось моделирование обстановки в момент производства выстрелов в соответствии с показаниями обвиняемого и потерпевшего, было установлено, что при том положении обреза, на которое указывал обвиняемый в своих показаниях, заряд должен пройти к крыше автомашины у верхней части правого бокового стекла с учетом того, что он прошел по касательной к поверхности головы потерпевшего, а также, установлено, что исходя из места повреждения на правой дверце с учетом раны в области правого уха потерпевшего, то обрез в момент выстрела должен был находиться сзади сиденья водителя и над сиденьем водителя с направлением сверху вниз, чуть слева направо.

Данные обстоятельства подтверждаются и выводами баллистической и дополнительной баллистической экспертиз, согласно которых производство выстрела из обреза без нажатия на спусковой крючок невозможно, и при обстоятельствах, указанных К. при допросе его как в качестве подозреваемого, так и обвиняемого образование установленных повреждений на дверце автомобиля и телесных повреждений у потерпевшего также невозможно. Кусочек металла мог быть снарядом картечью для снаряжения патронов.

Выводы суда о достоверности результатов следственного эксперимента являются обоснованными, поскольку в качестве исходных данных при проведении следственного эксперимента использовались показания, неоднократно данные К. и потерпевшим С., в связи с чем, доводы К. о том, что не были исследованы динамика движения автомашины, его руки с обрезом являются несостоятельными.

Также, несмотря на то, что следственный эксперимент проводился не в машине потерпевшего, которую последний продал, а в другой, однако, использовался такой же автомобиль модели "Тойота-Цинос-Бета" и по показаниям потерпевшего в его владении находился абсолютно такой же автомобиль, т.е. обстановка в салоне автомашины при проведении следственного эксперимента была аналогична той, в которой производились выстрелы.

Кроме того, в соответствии с требованиями ст. 183 УПК РСФСР участие обвиняемого в следственном эксперименте не является обязательным, при этом как видно из протокола следственного эксперимента К. отказался в нем участвовать, мотивируя это тем, что следователь проводит одностороннее расследование, однако, заявленный обвиняемым отвод следователю не является основанием для приостановления производства следственных действий.

Таким образом, нарушений закона при производстве данного следственного действия допущено не было.

Из показаний потерпевшего С. следует, что в г. Асино они поехали по предложению К., пояснившего, что деньги на покупку автомашины у него находятся дома. Первый выстрел произошел в тот момент, когда автомашину на гололеде мотнуло, а второй выстрел произошел, когда он стал выравнивать машину и поворачивать голову, тут же рассыпалось и правое боковое стекло, между выстрелами прошло 1 - 2 секунды. Также, потерпевший пояснил, что его сразу удивило то обстоятельство, что К. сел на заднее сиденье, т.к. в машине всего две двери и посадка на заднее сиденье затруднена, и после остановки, К. вновь сел на то же место, хотя они уже должны были скоро приехать.

Таким образом, суд, оценив всю совокупность доказательств по делу, обоснованно пришел к выводу о несостоятельности доводов К. о неосторожном характере выстрелов и двукратном случайном нажатии на спусковой крючок обреза с интервалом во времени, которые опровергаются вышеприведенными доказательствами, при этом суд также правомерно пришел к выводу о надуманности доводов К. о том, что обрез он достал в связи с тем, что тот мешал ему достать продукты, поскольку, до конца поездки оставалось всего 7 км и необходимости принимать пищу за несколько минут до дома не было, при этом размер обреза позволял без его вынимания из сумки достать продукты, что и делал К. ранее во время этой поездки, о чем пояснил суду потерпевший.

О корыстном мотиве данного преступления свидетельствует и то обстоятельство, что после производства выстрелов К. не предпринимал каких-либо действий по расчету за автомашину, хотя генеральная доверенность на владение автомашиной на его имя находилась у него.

Таким образом, вывод суда о доказанности вины К. является обоснованным, юридическая оценка его действиям дана верно.

Доводы К. о незаконности обыска являются необоснованными, поскольку, обыск проводился с санкции прокурора, в период действия УПК РСФСР, когда судебного решения на это не требовалось.

Также, на предварительном следствии К. совместно с адвокатом был ознакомлен с заключениями всех экспертиз, проведенными по делу, однако, при этом он не изъявил желания воспользоваться предоставленными ему правами, предусмотренными ст. 185 УПК РСФСР, которые ему были при этом разъяснены.

Кроме того, в ходе судебного заседания по ходатайству К. суд предоставил ему материалы дела для ознакомления, хотя это и не предусмотрено уголовно-процессуальным законом РСФСР, при этом суд не вправе обязывать адвоката знакомиться совместно с подсудимым дела, тем более, что по окончании предварительного следствия К. ознакамливался с материалами дела совместно с адвокатом, т.е. доводы К. о нарушении судом его права на защиту являются несостоятельными.

Также, в судебном заседании К. не заявлял отвод адвокату Мячину В.В., а им из СИЗО в адрес Томского областного суда было направлено письменное ходатайство об отказе от адвоката Мячина, в связи с чем, в судебном заседании суд стал выяснять у К. его мнение по поводу данного ходатайства, на что К. заявил, что он отказывается от ходатайства и согласен на осуществление его защиты адвокатом Мячиным.

Гражданский иск потерпевшего о компенсации морального вреда судом разрешен в соответствии с требованиями закона, при этом не требуется предоставление потерпевшим каких-либо документов.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного К., обстоятельств, смягчающих его наказание и данных о его личности, при этом, суд обоснованно не принял во внимание его явку с повинной, т.к. она была им подана после предъявления ему обвинения.

Оснований для смягчения наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Томского областного суда от 29 ноября 2002 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного К. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

СВИРИДОВ Ю.А.

 

Судьи

ЭРДЫНИЕВ Э.Б.

ДАВЫДОВ В.А.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"