||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 марта 2003 года

 

Дело N 15-о03-6

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Свиридова Ю.А., судей Тонконоженко А.И. и Колышкина В.И.рассмотрела в судебном заседании 31 марта 2003 года

дело по кассационным жалобам осужденных В., Ц., Щ., кассационному представлению государственного обвинителя Кичаева Ю.В. на приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 4 ноября 2002 года, которым

Щ.С., <...>, дважды судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание назначенное по приговору от 12 марта 2002 года частично присоединено и окончательно назначено 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Щ., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 12 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года, по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", "д" УК РФ на 4 года, по ст. ст. 30 ч. 3, 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на 3 года, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 15 лет с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

О., <...>, судимый 26 декабря 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 2 года 2 месяца лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 7 лет 6 месяцев с конфискацией имущества, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 8 лет с конфискаций имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание, назначенное по приговору от 26 декабря 2000 года частично присоединено и окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Т., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 8 лет 6 месяцев с конфискацией имущества, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Б., <...>, житель г. Саранска, несудимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 3 года с конфискацией имущества.

На основании п. п. 1, 8 Постановления Государственной Думы РФ "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" Б. от наказания освобожден;

Ц., <...>,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 14 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", "д" УК РФ на 3 года 6 месяцев, по ст. ст. 30 ч. 3, 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на 3 года, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 19 лет с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

В., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 8 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 8 лет, по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на 2 года, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 10 лет с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Заслушав доклад судьи Тонконоженко А.И., объяснения осужденных В., Щ., Ц., поддержавших жалобы, мнение прокурора Лушпа Н.В., полагавшей кассационное представление государственного обвинителя отклонить, приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Щ., Щ.С., О., Б., Ц., В. признаны виновными в разбоях, Щ., О., Б. - и в пособничестве разбою, Щ.С. в незаконном приобретении, ношении, хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, Т. в ношении, а Щ. в ношении и передаче огнестрельного оружия и боеприпасов.

Кроме того, Ц. и В. признаны виновными в умышленном причинении смерти Н., сопряженном с разбоем, а Щ. в пособничестве совершению этих преступлений, Щ. в грабеже, В. в краже чужого имущества, Ц. и Щ. в покушении на неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, Щ. в хулиганстве.

Щ.С. оправдан в организации банды, а Щ., О., Т. в участии в банде.

Преступления совершены в 1999 - 2000 годах при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Кичаев Ю.В. просит об отмене приговора в отношении всех осужденных, направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что суд необоснованно оправдал Щ.С. по ст. 209 ч. 1 УК РФ, Щ., О., Т. по ст. 209 ч. 2 УК РФ, в связи с чем назначенное им наказание является чрезмерно мягким. По мнению государственного обвинителя, в составе вооруженной группы было совершено три разбойных нападения на граждан в марте и апреле 1999 года, что свидетельствует о ее устойчивости. Щ.С. предложил совершать нападения на граждан, планировал эти нападения, подыскивал адреса материально обеспеченных граждан, незаконно приобрел для этого оружие. Приговор в отношении Ц., В., Б. не обжалуется, однако с учетом того, что раздельное рассмотрение дела может повлиять на всесторонность и полноту судебного следствия, приговор подлежит отмене в отношении всех осужденных.

В кассационных жалобах:

- осужденный В. просит о снижении наказания с применением ст. 64 УК РФ до 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии, ссылаясь на то, что он раскаялся в содеянном, ранее преступления не совершал, характеризуется положительно;

- осужденный Ц. просит об отмене приговора по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", "д" УК РФ, направлении дела в этой части на дополнительное расследование, ссылаясь на то, что приговор постановлен необоснованно, суд не вызвал свидетелей, которые могли подтвердить его непричастность к совершению преступления, предусмотренного ст. 161 УК РФ;

- осужденный Щ. просит о смягчении наказания, ссылаясь на то, что судом не учтены смягчающие наказание обстоятельства. К убийству Н. он непричастен, как его убивали, не видел. Он оказывал посильную помощь в раскрытии преступления.

Адвокат Власова Е.В. в возражениях на кассационное представление просит оправдательный приговор в отношении Щ.С. по ст. 209 ч. 1 УК РФ оставить без изменения, ссылаясь на то, что доводы протеста о том, что Щ.С. предлагал совершать разбойные нападения, не основаны на материалах дела. В обвинительном заключении и в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого при описании конкретных разбойных нападений органы следствия указали, что осужденные совместно принимали решение о совершении преступлений. Кроме того, осужденными было совершено лишь одно преступление с применением оружия, при этом органами следствия не установлено, когда был приобретен обрез, преступления совершались каждый раз в разном составе исполнителей. Государственный обвинитель указывает о неверном оправдании Щ.С. по ст. 209 УК РФ, при этом он согласен с квалификацией его действий по ст. 162 ч. 2 УК РФ и не оспаривает исключение из обвинения квалифицирующего признака - совершение разбойных нападений организованной группой.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина Щ. и Щ.С., О., В., Т., Ц., Б. в содеянном кроме личного частичного признания подтверждена протоколами осмотра мест происшествия, опознания, изъятия части похищенного, показаниями потерпевших, свидетелей, заключениями экспертиз, другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал всестороннюю и правильную оценку.

Доводы осужденного Ц. о том, что он непричастен к ограблению водителя Л., судом тщательно проверены и обоснованно признаны несостоятельными. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд пришел к такому выводу.

У суда не было оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевшего Л. о том, что именно Ц. и Щ. избили его и похитили из салона его автомашины колонки, магнитолу "Сони", бар, зеркала и другое имущество.

Как видно из материалов дела, Л. уверенно опознал Ц. и Щ., как лиц, открыто похитивших его имущество.

Из показаний свидетелей Г., С. следует, что открытое похищение имущества Л. из его автомашины было совершено Ц. и Щ.

С достаточной полнотой судом исследованы и доводы осужденного Щ. о его непричастности к убийству Н.

Из материалов дела следует, что после предварительного сговора с В. и Ц. на разбойное нападение на водителя и его убийства с целью завладения его автомашиной, именно Щ. сел за руль автомашины после ее захвата и применения насилия к потерпевшему. После этого Щ. передал нож Ц. и поехал в безлюдное место, где и был потерпевший убит В. и Ц.

Сам Щ. также подтверждал, что убийство водителя они сговорились совершить с помощью веревки, которую сплели он и Ц. В. должен был угрожать потерпевшему ножом.

О том, что Щ. угрожал потерпевшему ножом в процессе нападения на него, подтверждали и Ц., и В.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу о том, что между осужденными был предварительный говор на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью при совершении разбоя, а при причинении смерти Н., сопряженном с разбоем Щ., выполнял пособнические функции.

При назначении наказания всем осужденным судом в полной мере учтены, как общественная опасность содеянного, так и данные о личности каждого из осужденных, их роль в совершении преступлений, все смягчающие их наказание обстоятельства. Назначенное наказание является справедливым и оснований для его смягчения не имеется, как и оснований считать его чрезмерно мягким, о чем указывает государственный обвинитель в своем представлении.

Противоречат материалам дела и доводы государственного обвинителя о том, что необоснованно постановлен оправдательный приговор по ст. 209 ч. 1 УК РФ в отношении Щ.С., по ст. 209 ч. 2 УК РФ в отношении О., Т., Щ.

Как видно из материалов дела, органами предварительного следствия по эпизодам разбойных нападений на К., С-вых, Ф., Н., Л., К-на всем участникам этих нападений наряду с другими квалифицирующими признаками было предъявлено обвинение и в разбоях, совершенных организованной группой. Такой же квалифицирующий признак был вменен и по эпизоду умышленного причинения смерти Н.

Между тем, государственный обвинитель отказался от обвинения по указанному квалифицирующему признаку по эпизодам разбойных нападений на Л., Н. Государственный обвинитель просил суд исключить такой квалифицирующий признак, вмененный осужденным и по эпизоду умышленного причинения смерти Н.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу о том, что по делу не установлена организаторская роль Щ.С. в создании банды. Не установлены и такие обязательные признаки организованной группы, как ее устойчивость, стабильность состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность действий.

В кассационном представлении не опровергнуты выводы суда конкретными доказательствами, исследованными в судебном заседании. Нет таких доказательств и в материалах дела.

Основаны на материалах дела и выводы суда об отсутствии обязательного признака банды - ее вооруженности.

Осужденным Щ.С., Щ., О., Т. органами предварительного следствия ст. 222 УК РФ была вменена и по такому квалифицирующему признаку, как незаконное приобретение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные организованной группой. Этот признак, как не нашедший своего подтверждения, также был исключен судом. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд пришел к такому выводу.

Между тем, государственным обвинителем не оспаривается такое решение суда, предлагается отменить оправдательный приговор по ст. 209 ч. 1 и ч. 2 УК РФ. Однако обвинение в создании банды, участие в ней, приобретение, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные организованной группой, взаимосвязаны.

Не оспаривается государственным обвинителем и переквалификация судом действий осужденных, связанных с их обвинением в совершении организованной группой разбоев на К., К-на, С-вых, Ф. с ч. 3 п. "а" ст. 162 УК РФ на ч. 2 той же статьи. При этом, по мнению государственного обвинителя, указанные эпизоды разбоев совершены в составе банды, а оспаривается оправдательный приговор только по ст. 209 ч. 1, ч. 2 УК РФ.

В соответствии со ст. 369 ч. 2 УПК РФ суд, рассматривающий уголовное дело в кассационном порядке, проверяет законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано, и в отношении тех осужденных, которых касается жалоба или представление.

Исходя из этого положения закона обоснованность исключения из обвинения Щ. и Щ.С., О., Т. квалифицирующего признака - совершение преступлений организованной группой, переквалификация их действий в этой части кассационной инстанцией не рассматривается.

Кроме того, оправдательный приговор в отношении Щ.С. по ст. 209 ч. 1 УК РФ, в отношении Щ., О., Т. по ст. 209 ч. 2 УК РФ основан на доказательствах, подтверждающих выводы суда. В приговоре приведены и мотивы, по которым суд отверг не подтвержденные доказательствами доводы предъявленного обвинения в создании банды, участия в ней.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 4 ноября 2002 года в отношении Щ.С., О., Т., Б., Щ., Ц., В. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя, кассационные жалобы осужденных В., Ц., Щ. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"