||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 марта 2003 года

 

Дело N 46-о03-4

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Коваля В.С. Яковлева В.К.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных К., Г., Н., В., Т., З., Н.Л., Т., адвокатов Киринского С.Ф., Шполянского В.А., Золова В.Ф., Максимова В.А., Дмитриева Т.Н., Лаврентьева Н.Н., Кузнецова В.П., Васильева А.В. на приговор Самарского областного суда от 15 ноября 2002 года, по которому

Г., <...>, судимая 25 декабря 1998 года по ст. 147 ч. 1, ст. 15, ст. 147 ч. 2 УК РСФСР (в редакции от 20.10.92), ст. 147 ч. 3 УК РСФСР (в редакции от 01.07.94) на пять лет лишения свободы условно с испытательным сроком четыре года,

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ на семь лет лишения свободы с конфискацией имущества; ст. 291 ч. 2 УК РФ на пять лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено восемь лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Условное осуждение по предыдущему приговору отменено.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

В., <...>, несудимый,

осужден по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ на пять лет лишения свободы с конфискацией имущества; ст. 291 ч. 2 УК РФ на четыре года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено шесть лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

З., <...>, несудимый,

осужден по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ на пять лет лишения свободы с конфискацией имущества; ст. 291 ч. 2 УК РФ на четыре года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено семь лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Т., <...>, несудимый,

осужден по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ на пять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Н., <...>, несудимый,

осужден по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ на пять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Т.О., <...>, не судимый,

осужден по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на четыре года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Н.Л., <...>, несудимая,

осуждена по ст. 290 ч. 4 п. п. "б", "г" УК РФ на восемь лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

К., <...>, несудимая,

осуждена по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на пять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать в доход государства в солидарном порядке с В., Г. 727400 рублей; с Т., З., Г., Н., Т.О. 1075716 рублей.

По делу осуждены Б. и Б-ва, приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., объяснения осужденных В., З., Н., Т., Т.О., адвокатов Золова В.Ф., Кузнецова В.П., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Мурдалова Т.А. о переквалификации действий Н.Л. и К. на ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ, исключении осуждения Г., В., З. по ст. 292 ч. 2 УК РФ, Судебная коллегия

 

установила:

 

Г., В., Т., З., Т.О., Н. осуждены за хищение чужого имущества путем обмана, совершенное группой лиц в крупном размере, а Г., В., Т.О. и Н., кроме того, с использованием своего служебного положения.

Г., В., З. осуждены за дачу взятки должностным лицам за совершение заведомо незаконных действий.

Н.Л. и К. осуждены за получение взятки в виде денег за незаконные действия в крупном размере, а Н.Л. также неоднократно.

Преступления совершены ими с октября 1999 года по апрель 2000 года в г. Самаре при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде Г., К., Т.О. вину признали полностью; Н., З. - частично; Н.Л., В., Т. - не признали.

В кассационных жалобах:

адвокат Киринский С.Ф. в защиту интересов К. просит переквалифицировать ее действия со ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ на ст. 292 УК РФ и смягчить наказание, указывая, что суд в нарушение требований ст. 252 УК РФ вышел за рамки предъявленного осужденной обвинения и незаконно осудил ее за получение взятки за действия, в совершении которых она не обвинялась;

осужденная К. просит приговор суда отменить, дело прекратить, ссылаясь на поддержку доводов жалобы адвоката.

осужденная Г. просит о смягчении наказания по правилам ст. 64 УК РФ, ссылаясь на свой возраст, а также на раскаяние в содеянном, способствование раскрытию преступлений, наличие ряда заболеваний. Просит также об отмене приговора в части конфискации имущества, считая, что арест наложен на имущество, находящееся в квартире, в которой она не проживала. Также считает, что суд необоснованно не зачел ей в срок наказания время содержания под стражей по предыдущему приговору с 23 марта 1997 года по 17 июня 1998 года;

адвокат Шполянский В.А. в защиту интересов Г. также просит о смягчении ее наказания по правилам ст. 64 УК РФ и отмене приговора в части назначения наказания в виде конфискации имущества, приводя те же доводы;

осужденный Н. просит о переквалификации своих действий со ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ на ст. 175 УК РФ и смягчении наказания до условного осуждения, указывая, что, действительно, сначала обсуждал вопрос с другими осужденными о возврате НДС для ТОО "Брис", но поскольку считал это незаконным и в связи с отказом налоговой инспекции совершить эти действия отказался от задуманного. В дальнейшем, когда деньги в виде возврата НДС уже поступили на счет фирмы, то он не смог отказаться и принял участие в их обналичивании, получил часть суммы в размере 70000 рублей. Считает, что ему назначено суровое наказание без учета имущественного положения его семьи, явки с повинной, по прошествии длительного времени с момента совершения преступления;

Аналогичная просьба и доводы содержатся в кассационной жалобе адвоката Золова В.Ф. в защиту интересов Н.;

осужденный В. просит приговор суда отменить, указывая, что никакого отношения к возврату НДС для АОЗТ "Ромга" он не имеет, какую-либо часть из возвращенных средств не присваивал, взяток никому не давал;

адвокат Максимов В.А. в защиту интересов В. просит приговор отменить, дело прекратить, приводя те же доводы;

осужденный Т.О. просит о смягчении наказания до пределов, не связанных с лишением свободы, ссылаясь на признание вины, изобличение других участников преступления, возврат доставшейся ему доли похищенных средств;

адвокат Дмитриев Т.Н. в защиту интересов Т.О. также просит о смягчении ему наказания по правилам ст. 64 УК РФ до трех лет лишения свободы и освобождении его от наказания по амнистии;

осужденный З. просит приговор в части его осуждения по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ отменить, дело прекратить за отсутствием состава преступления, указывая, что поскольку работники налоговой инспекции осознавали преступный характер своих действий и за вознаграждение осуществили незаконные действия, связанные с возвратом НДС, то нельзя говорить о том, что они были обмануты. Считает, что действия работников ТОО "Брис" должны регулироваться не Уголовным, а Налоговым кодексом. Кроме того, считает, что поскольку сумма незаконно возвращенного НДС взыскана с ТОО "Брис" по решению начальника областного управления МНС, то с осужденных, в том числе и с него эта сумма необоснованно взыскана в доход государства;

адвокат Лаврентьева Н.Н. в защиту интересов З. просит переквалифицировать его действия со ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ на ст. 33 ч. 2, ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ, смягчить наказание, указывая, что З. не знал о незаконности возврата НДС, сам каких-либо документов не подписывал и действий, сопряженных с обманом не совершил. Считает, что приговор в части осуждения З. по ст. 291 ч. 2 УК РФ основан лишь на показаниях осужденной Г., которые вызывают сомнения, поэтому приговор в этой части подлежит отмене, дело - прекращению;

осужденная Н.Л. в основной и дополнительной жалобах просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, изменив ей меру пресечения на подписку о невыезде, либо просит смягчить ей наказание, указывая, что она действовала в пределах своих полномочий и взяток не получала, а ее вина в этом не доказана, приговор основан на сомнительных показаниях осужденной Г. Отмечает, что она оговорила себя в ходе предварительного следствия, находясь в подавленном состоянии;

аналогичная просьба и доводы содержатся в кассационной жалобе адвоката Кузнецова В.П. в защиту интересов Н.Л.;

осужденный Т. просит приговор отменить, дело прекратить, указывая, что он не совершал каких-либо действий, направленных на хищение чужого имущества, его вина в этом не доказана, приговор основан на оговоре со стороны осужденной Г.;

адвокат Васильев А.В. в защиту интересов Т. также просит об отмене приговора и прекращении дела, приводя те же доводы.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных В., Н., З., Н.Л., Т., К. и их адвокатов государственный обвинитель Канаев А.М. просит приговор в отношении их оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Доводы жалоб о непричастности В. и Н.Л. к хищению денежных средств в пользу АОЗТ "Ромга" в размере 727400 рублей нельзя признать состоятельными.

Как следует из показаний осужденной Г., она, бухгалтер, и В., директор АОЗТ "Ромга", оформив документы в налоговую инспекцию, понимали незаконность своих требований о возврате налога за 4 квартал 1996 года, так как общество в этот период времени какой-либо деятельности не вело. Именно поэтому через работника налоговой инспекции Б. они пообещали передать начальнику отдела по приему отчетности и камеральных проверок налоговой инспекции Н.Л. вознаграждение в размере 50000 рублей. После того, как часть денег поступила на счет общества, они передали Б. для последующей передачи Н.Л. 50000 рублей, деньги передавал непосредственно В.

С доводами жалоб об оговоре со стороны Г. согласиться нельзя, поскольку ее показания подтверждаются другими доказательствами.

В частности, из налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за 4-й квартал 1996 года, подписанной Г. и В., поступившей в налоговую инспекцию ранее, следует, что АОЗТ "Ромга" за указанные период, действительно никакой деятельности не вело и НДС не перечисляло.

Осужденная Б. подтвердила, что организовала встречу Г. с Н.Л. через работника налоговой инспекции Б-ву. Г. обещала заплатить Н.Л. 50000 рублей в случае решения вопроса о возврате НДС. Она по просьбе Г. также просила Б-ву узнать у Н.Л. сумму вознаграждения за оказанные услуги. Со слов Б-вой ее известно, что Н. хотела получить 20000 рублей. После этого в присутствии Г. В. передал ее (Б.) 50000 рублей, из которых она взяла себе 27000 рублей, а 23000 рублей передала работнику инспекции Б-вой, из которых последняя в свою очередь отдала 20000 рублей Н.Л.

В ходе предварительного следствия Н.Л. также признала факт получения 20000 рублей за оказание помощи в возврате АОЗТ "Ромга" НДС более 700000 рублей.

Эти показания Н.Л. были обоснованно признаны судом допустимыми доказательствами, поскольку получены в соответствии с уголовно-процессуальным законом, с участием адвоката.

Доводы В. о том, что он в период времени, когда возвращался налог, не работал директором АОЗТ, опровергаются не только показаниями Г., но и свидетеля К.

Не соответствуют обстоятельствам дела и доводы Н.Л. о том, что после получения документов от работников АОЗТ "Ромга" она с целью проверки обоснованности возврата НДС сразу же написала служебную записку о необходимости проведения документальной проверки общества.

Так из показаний свидетелей К. и Н., работников налоговой инспекции, следует, что такой записки Н.Л. не существовало, а, наоборот, резолюция Н.Л. на дополнительном расчете по НДС "Включить в план проверок" появилась уже после возврата суммы налога обществу.

Показаниям свидетеля С. о существовании такой служебной записки судом дана соответствующая оценка в сочетании с другими доказательствами по делу.

Обстоятельства дела по эпизоду хищения путем незаконного возврата ТОО "Бирс" налога на добавленную стоимость также полно установлены судом.

Как следует из материалов дела и бесспорно установлено судом, Г. договорилась со своим знакомым Т. о хищении денежных средств путем незаконного получения из федерального бюджета РФ сумм по налогу на добавленную стоимость.

С этой целью Т. предложил начальнику отдела снабжения ТОО "Брис" З. использовать для этого указанное товарищество, пообещав за это руководителям ТОО 20% от похищенной суммы. З. сообщил об этом директору ТОО Т.О. и главному бухгалтеру Н., которые согласились с предложением Т. и предоставили Г. документы ТОО.

В декабре 1999 г. Г., Т.О., З., Н. обсудили план предстоящего хищения, а Г. в присутствии руководителей ТОО продиктовала З. текст заявления в налоговую инспекцию, указав в нем заведомо ложные сведения о якобы имевшей место в первом квартале 1997 переплате со стороны ТОО в бюджет в размере 1095716 рублей.

Г. и Т. с целью введения налоговых инспекторов в заблуждение заранее подготовили фиктивные документы финансово-хозяйственной деятельности товарищества (договор подряда, акт выполненных работ) о якобы приобретении и использовании ТОО для строительства жилого дома N 25 по проспекту Металлургов в г. Самаре с указанием НДС в размере 1095716 рублей.

Для проведения проверки Т. предоставил налоговым инспекторам К. и Ш. помещение в магазине "Кит", где он работал заместителем директора. По поручению Г. и Т. С. предложил вознаграждение в размере 20000 рублей К., которая ответила отказом.

По результатам проверки К. и Ш. составили акт от 14.02.00 об отсутствии у ТОО необходимых документов, которые подтверждали бы обоснованность возврата НДС.

После обсуждения дальнейших действий по незаконному возврату налога Г. настояла на продолжении преступной деятельности, а Н. предложил для обналичивания денег заключить с фирмой, через которую будут обналичиваться похищенные деньги фиктивный договор на аудиторские услуги.

Для решения вопроса о возврате налога Г. попросила за денежное вознаграждение другое лицо (уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском) предложить Н.Л., работавшей уже заместителем руководителя ИМНС РФ по Промышленному району г. Самары, денежное вознаграждение для возврата НДС.

Для этого Г. вновь попросила Б. через Б-ву организовать встречу другого лица с Н.Л., что Б. и выполнила.

На указанной встрече другое лицо предложило Н.Л. оказать содействие в возврате НДС, пообещав вознаграждение в размере Н.Л. - 200000 рублей, К. - 100000 рублей, Б-вой - 50000 рублей. Также Г. пообещала вознаграждение Б. и Б-вой по 50000 рублей.

Согласившись с предложенными условиями, Н.Л. предложила Г. через другое лицо для возврата НДС подать заявление в налоговую инспекцию о дополнительной проверке ТОО "Брис", якобы в связи с восстановлением недостававших ранее первичных документов.

Затем З. под диктовку Г. от имени директора ТОО Т.О. написал заявление о дополнительной проверке и заверил его печатью ТОО, поставив об этом в известность Т.О. и Н., а Г. передала это заявление в налоговую инспекцию.

После этого проведение дополнительной проверки в нарушение закона Н.Л. в устной форме поручила К.

З. привез К. в квартиру Г., где последняя сообщила ей, что каких-либо новых документов не появилось, а нужно за вознаграждение в размере 100000 рублей написать ложный акт проверки.

Злоупотребляя своим служебным положением, К. 21.03.00 без проведения проверки составила дополнение к акту от 14.02.00, указав в нем наличие первых экземпляров всех счет-фактур по приобретенным ТОО в первом квартале 1997 года ценностям.

После этого К. по указанию Н.Л. дополнила текст дополнения выводами о том, что условия для возмещения НДС ТОО якобы выполнены и ТОО имеет право предъявить расчет на возмещение налога из бюджета.

В этот же день З. написал в налоговую инспекцию заявление о возврате суммы налога, расписавшись за Т.О., а Г. - за Н.

Введенная в заблуждение дополнением к акту проверки работник налоговой инспекции Х. составила заключение о возврате ТОО НДС в размере 1095716 рублей, которое утвердил заместитель руководителя инспекции К.

В соответствии с этим решением ИМНС по Промышленному району г. Самары отделением федерального казначейства Министерства финансов по г. Самаре в этот же день НДС в размере 1095716 был перечислен на расчетный счет ТОО "Брис".

С целью обналичивания денег в соответствии с ранее достигнутой договоренностью Т.О. и Н. перечислили указанную сумму на расчетный счет ООО "Ресурс ЛТД", реквизиты которого предоставил З. Для создания видимости законности банковской операции Т.О. и Н. составили фиктивный договор на оказание ООО "Ресурс ЛТД" аудиторских услуг, а также фиктивное аудиторское заключение.

Всю перечисленную сумму получил З., который совместно с Г. оставили 350000 рублей для выплаты обещанных вознаграждений, остальные поделили между собой, Т.О., Н., другим лицом, и с целью отстранения Т. от раздела похищенной суммы сообщили ему, что хищение не состоялось.

В апреле 2000 года другое лицо предложило Г. рассчитаться с Н.Л., а Б. сообщила Г. о том, что Н.Л. возьмет деньги только от Б-вой.

На следующий день Г. и З. на автомашине под управлением последнего, взяв с собой пакет с 200000 рублей и предварительно заехав сначала за Б., а затем за Б-вой, подъехали к дому, где жила Н.Л.

Г. передала пакет с деньгами Б-вой, которая в свою очередь передала их в квартире Н.Л. Из переданной суммы Н.Л. 100000 рублей отдала Б-вой за посредничество в даче взятки.

Доводы Т., З., и Н.Л. о непричастности к этому преступлению проверялись в судебном заседании и обоснованно признаны несостоятельными.

Так осужденная Г. подтвердила обстоятельства хищения суммы НДС и участие других осужденных в содеянном как они установлены судом.

Ее показания подтверждаются и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании и подробно изложенными в приговоре.

Так фиктивность составленных документов финансово-хозяйственной деятельности ТОО "Брис", свидетельствующих якобы о строительстве жилого дома подтверждается сообщением комитета ЖКХ Кировского района г. Самары, согласно которому строений по указанному адресу на улице Металлургов нет, а жилой дом N 56 построен в 1993 году.

Осужденный Т.О. также пояснил, что жилой дом на ул. Металлургов ТОО не строило. Кроме того, он пояснил, что именно З. рассказал ему, что его знакомый Т. предложил воспользоваться услугами Г. по возврату НДС, при условии, что руководители ТОО получат лишь 20% от похищенной суммы. Когда он, Н. и З. встретились с Г., которая сообщила им, что ТОО якобы имеет право на возмещение НДС в размере более 1000000 рублей за первый квартал 1997 года, то они поняли, что им предлагается совершить хищение, так как весь годовой оборот ТОО не превышал 1500000 рублей. Однако Г. убедила их, заявив, что у нее в налоговой инспекции имеются связи. Поэтому они втроем согласились участвовать в хищении и получить свою долю. Он и Н. подписали заявление, которое под диктовку Г. написал З., и подписали бланк дополнительного расчета, который Г. заполнила позднее. После первого отказа со стороны налоговой инспекции вернуть НДС, он и Н. хотя и не подписывали очередного заявления на возврат НДС, но были согласны с последующими действиями З. Недели за две до поступления денежных сумм в виде возврата НДС на счет ТОО он, Н. и З. обсудили вопрос об обналичивании денег, а позднее он и Новокрещенов с этой целью написали фиктивный договор об оказании аудиторских услуг и фиктивное аудиторское соглашение. Эти документы на подпись в ООО "Ресурс ЛТД" возил З. В апреле 2000 года З. передал ему и Н. по 70000 рублей. Позднее З. потребовал от него деньги обратно, объяснив, что Т. требует с него 20%. Поэтому он вернул ему 50000 рублей, а себе оставил 20000 рублей, которые потратил.

Осужденный З. также подтвердил изложенные обстоятельства, пояснив, что когда деньги, поступившие на счет ТОО "Брис" согласно договоренности должны были обналичиваться через фирму, указанную Т., но Г. решила отказаться от услуг Т., поэтому он договорился об обналичивании с руководством ООО "Ресурс ЛТД". В два приема он получил сам деньги, которые отдал Г., при этом оставил себе 250000 рублей, из которых по 70000 рублей отдал Т.О. и Н. В середине апреля 2000 года Т. в присутствии В. и двух вооруженных людей, которые избили его, потребовал у него 500000 рублей из полученных в качестве возврата НДС. Поэтому он написал долговую расписку на 400000 рублей, а затем отдал Т. 3300 долларов США.

О том, что она получила вознаграждение от ТОО "Брис" в размере 200000 рублей, из которых 100000 рублей отдала Б-вой, Н.Л. пояснила при допросе в качестве подозреваемой.

Эти ее показания также обоснованно использованы в качестве доказательства, поскольку получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, с участием адвоката, кроме того, они подтверждаются как уже изложенными, так и другими доказательствами.

Так из показаний осужденной К., что когда Н.Л. поручила ей провести дополнительную проверку ТОО "Брис", то Г. увезла ее к себе в квартиру, где предложила 100000 рублей за написание фиктивного акта. Она согласилась и к ранее составленному ею акту проверки написала дополнение о том, что якобы у ТОО имеются все необходимые документы. С этим дополнением, напечатанным Г., она пришла к Н.Л., которая указала ей на необходимость дописать выводы о выполнении ТОО условий возмещения НДС и наличии у него права на предъявление расчета на возмещение налога из бюджета. Она выполнила это указание.

В конце марта - начале апреля 2000 года она приехала в квартиру Г., где З. приподнял на столе газету, под которой лежали деньги, а Г. предложила их пересчитать, сообщив, что таким образом они с ней рассчитываются. Деньги в сумме 100000 рублей она забрала. Кроме того, Г. сказала ее, что они рассчитаются с Н.Л., передав ей 200000 рублей.

З. в ходе следствия подтвердил показания К., пояснив, что после этого он и Г. поехали рассчитываться с Н.Л., взяв с собой 200000 рублей.

Осужденная Б. пояснила, что когда Г. спросила ее куда подвезти деньги в качестве вознаграждения, она передала этот разговор Б-вой, которая перезвонив Н.Л. ответила, что Н.Л. возьмет деньги только у нее.

После этого она вместе с Г. и З. заехали за Б-вой и все вместе поехали к Н.Л. Взяв два пакет с деньгами, Б-ва ушла к Н.Л., а вернулась с одним пакетом.

Дня через два к ней пришла Г. и передала для Б-вой 50000 рублей, из которых половину оставила себе, а вторую половину отдала Б-вой.

При таких обстоятельствах осужденные обоснованно признаны виновными в содеянном.

Доводы кассационных жалоб о том, что К. осуждена за действия, которые ей не вменялись, не соответствуют постановлению о привлечении ее в качестве обвиняемой и обвинительному заключению.

Сама К. признала, что за взятку по просьбе Г. составила фиктивное дополнение к предыдущему своему акту проверки ТОО "Брис" и по указанию Н.Л. написала выводы о праве ТОО на возмещение НДС.

В то же время суд необоснованно квалифицировал действия Н.Л. и К. как получение взятки, а действия Г., В., З. как дача взятки.

Все осужденные обвинялись в совершении хищения чужого имущества путем обмана, совершенном организованной группой, в крупном размере. Кроме того, действия Г., В., З., связанные с передачей части похищенных денежных сумм работникам налоговой инспекции, были квалифицированы по ст. 291 ч. 2 УК РФ как дача взятки за незаконные действия, а действия работников налоговой инспекции Н.Л. и К. - по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ, как получение взятки за незаконные действия, а Н.Л. и по признаку неоднократности.

В судебном заседании государственный обвинитель отказался от обвинения Н.Л. и К. по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, признав данную квалификацию излишней, поэтому суд прекратил в отношении их дело в этой части.

Вместе с тем, как следует из материалов дела и установлено судом, Н.Л. и К. понимали, что частные предприятия не имеют права на возмещение сумм налога на добавленную стоимость, однако после обещания выплатить им вознаграждение подписали документы, явившиеся основанием возврата НДС.

После совершения хищения они в качестве вознаграждения получили часть похищенных денежных средств.

Фактически Н.Л. и К. получили деньги за свои действия, совершенные с использованием своего служебного положения, и которые явились элементом объективной стороны хищений денежных сумм. Поэтому они как непосредственные участники хищения являются исполнителями хищения, а не получателями взяток.

В связи с этим действия Н.Л. и К. подлежат переквалификации на ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ, как хищение чужого имущества путем обмана с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

По этой же причине действия Г., В. и З., связанные с передачей им части похищенного, излишне квалифицированы по ст. 291 ч. 2 УК РФ.

В связи с указанными изменениями приговора в отношении осужденных подлежит смягчению назначенное им наказание.

Из протокола судебного заседания следует, что Н. дал показания о фактических обстоятельствах преступления, совершенного им и другими осужденными, как они установлены судом.

Поэтому вывод суда, о том, что Н. не признал свою вину, не соответствует протоколу судебного заседания, а основан лишь на его несогласии с квалификацией своих действий.

С учетом обстоятельств совершения преступления Н. и Т.О., данных их личности, Судебная коллегия считает возможным смягчить им наказание по правилам ст. 64 УК РФ.

Исковое заявление прокурора в интересах государства о взыскании с осужденных похищенных сумм рассмотрено судом в соответствии с требованиями закона.

Вместе с тем, назначив Г. наказание по совокупности приговоров, суд ошибочно не засчитал ей в соответствии со ст. 72 УК РФ в окончательный срок наказания время содержания под стражей по предыдущему приговору с 27 марта 1997 года по 17 июня 1998 года.

Доводы Г. о незаконности наложения ареста на имущество, которое ей якобы не принадлежит, подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства при оспаривании ареста имущества.

Каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо другие изменения приговора, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства не допущено.

Наказание осужденным Г., Т., В., З. по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, обстоятельств дела, данных о личности.

Оснований для его смягчения не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 15 ноября 2002 года в отношении Г., В., З., Т.О., Н., Н.Л., К. изменить.

Исключить как излишнюю квалификацию действий Г., В., З. по ст. 291 ч. 2 УК РФ.

Переквалифицировать действия:

Н.Л. со ст. 290 ч. 4 п. п. "б", "г" УК РФ на ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ, по которой назначить шесть лет лишения свободы с конфискацией имущества;

К. со ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ на ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ, по которой назначить с применением ст. 64 УК РФ три года лишения свободы с конфискацией имущества.

Смягчить наказание по ст. 159 ч. 3 п. "б" с применением ст. 64 УК РФ:

Т.О. до трех лет лишения свободы;

Н. до трех лет лишения свободы с конфискацией имущества;

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначить Г. одиннадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Зачесть в срок наказания Г. время содержания ее под стражей с 23 марта 1997 года по 17 июня 1998 года по приговору от 25.12.98.

На основании п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года Н., Т.О., К. от наказания освободить.

Меру пресечения в отношении их - содержание под стражей отменить, освободить из-под стражи немедленно.

В остальном приговор в отношении Т., а также этот же приговор в отношении В. в части осуждения по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ на пять лет лишения свободы с конфискацией имущества и З. в части осуждения по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ на пять лет лишения свободы с конфискацией имущества оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Г., В., З., Т., Н., Н.Л., К., адвокатов Киринского С.Ф., Шполянского В.А., Золова В.Ф., Максимова В.А., Лаврентьевой Н.Н., Кузнецова В.П., Васильева А.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"