||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2003 года

 

Дело N 41-Г03-19

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Еременко Т.И.,

                                                    Меркулова В.П.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании от 28 марта 2003 года дело по заявлению Х. об отмене постановления от 11 марта 2003 года окружной избирательной комиссии Первомайского одномандатного избирательного округа N 41 об отказе в регистрации в качестве кандидата в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области, признании достоверности сведений подписных листов и регистрации в качестве кандидата в депутаты по кассационной жалобе Х. на решение Ростовского областного суда от 19 марта 2003 года, которым постановлено: Х. в удовлетворении заявления об отмене постановления окружной избирательной комиссии Первомайского одномандатного избирательного округа N 41 об отказе в регистрации в качестве кандидата в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области, признании достоверности сведений подписных листов и регистрации в качестве кандидата в депутаты отказать.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т.И. Еременко, объяснения представителя, поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации, полагавшей, что Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

постановлением от 11 марта 2003 г. окружной избирательной комиссии по Первомайскому одномандатному избирательному округу N 41 (далее ОИК N 41) Х. отказано в регистрации в качестве кандидата в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области.

Х. обратился в Ростовский областной суд 14 марта 2003 г. с заявлением об отмене данного постановления, признании достоверными подписей избирателей и обязании его регистрации кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области, указав, что ОИК N 41 неправомерно признаны недействительными 35 подписей избирателей по тем основаниям, что сборщик подписей Т. якобы указал в подписных листах свой неправильный адрес: <...>, в то время как по данным паспортно-визовой службы ГУВД РО Т. значится проживающим по <...>.

Заявитель полагал, что ОИК N 41 формально и предвзято отнеслась к проверке подписных листов, представленных им, утверждал, что сборщик подписей Т. правильно указал место своего фактического проживания, поскольку определение жилого дома под лит. "А" позволяет отличить его дом от жилых домов, принадлежащих прочим собственникам, поэтому выбраковка подписей была произведена незаконно. По мнению заявителя, ОИК N 41 неправомерно расширила круг оснований для отказа в регистрации в качестве кандидата в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области.

Представители ОИК N 41 просили отказать в удовлетворении заявления, ссылаясь на то, что проверка подписных листов, представленных Х., проводилась в строгом соответствии с требованиями Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" и областного Закона "О выборах депутатов Законодательного Собрания Ростовской области"; из 275 проверенных подписей 98 признаны недействительными и недостоверными, что составило более 25% от числа проверенных подписей и явилось достаточным основанием для отказа Х. в регистрации в качестве кандидата в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области по основаниям, установленным п. 5 ст. 26 областного Закона. При этом пояснили, что 35 подписей, представленных сборщиком Т., правомерно признаны недействительными, так как согласно п. II ст. 23 областного Закона подписной лист подлежит заверению сборщиком подписей, который обязан указать адрес места жительства, а в соответствии с пп. "т" п. 10 ст. 25 областного Закона все подписи в подписном листе признаются недействительными в случае если лицо, собиравшее подписи, указало о себе какие-либо не соответствующие действительности сведения.

Сборщик Т. указал адрес места жительства, не соответствующий действительности, поэтому все подписи, им собранные и попавшие в число подлежавших проверке, были признаны недействительными.

По делу постановлено указанное выше решение.

Х. подал кассационную жалобу, в которой просит решение отменить и принять новое, которым удовлетворить заявление.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение подлежащим оставлению без изменения.

Согласно п. 14 ст. 25 областного Закона "О выборах депутатов Законодательного Собрания Ростовской области" от 23 декабря 2002 г. основанием отказа в регистрации кандидата в депутаты является недостаточное количество представленных достоверных подписей избирателей в поддержку кандидата или обнаружение более 25% недостоверных подписей избирателей среди подписей, подвергшихся проверке. Аналогичная норма содержится в Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

В пп. "т" п. 10 ст. 25 указанного областного Закона предусмотрено, что недействительными подписями считаются все подписи избирателей в подписном листе, в котором лицо, собиравшее подписи, указало о себе какие-либо не соответствующие действительности сведения из требуемых в соответствии с настоящим областным Законом, что устанавливается на основании справки органов внутренних дел.

В соответствии с п. 11 ст. 23 областного Закона подписной лист заверяется непосредственно лицом, проводившим сбор подписей, которое собственноручно указывает свои фамилию, имя, отчество полностью, адрес места жительства, серию, номер и дату выдачи паспорта или заменяющего его документа, ставит свою подпись и дату ее внесения в подписной лист. Заверение подписных листов лицом, не собиравшим подписи в указанных листах, не допускается.

Понятие "адрес места жительства" дано в п. 5 ст. 2 Закона - наименование субъекта Российской Федерации, район, город, иной населенный пункт, улица, номера дома и квартиры.

Дав анализ действующему законодательству и доказательствам, собранным по делу, суд правильно пришел к выводу о том, что из буквального содержания названных правовых норм следует обязательность указания в подписных листах адреса места жительства лица, проводившего сбор подписей; а неуказание каких-либо из требуемых данных является основанием для признания подписей избирателей недействительными. При этом законодателем не предусмотрено понятие существенности или несущественности данных, отсутствие которых может служить основанием для признания подписей избирателей недействительными. Само невыполнение прямого предписания закона признается существенным нарушением порядка сбора подписей и является достаточным для выбраковки подписей избирателей.

Судом установлено, что 12 февраля 2003 г. Х., выдвинутый кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области от Ростовского регионального отделения общественного политического объединения КПРФ, сдал в окружную избирательную комиссию N 41 1713 подписей избирателей на 350 листах, собранных в три папки, при необходимом количестве подписей 1373. Посредством случайной выборки 13 февраля 2003 г. было выбрано 275 подписей избирателей. 20 февраля 2003 г. по результатам проверки рабочей группой избирательной комиссии были признаны недействительными 105 подписей избирателей и 1 подпись признана недостоверной. В связи с чем постановлением окружной избирательной комиссии N 41 от 22 февраля 2003 г. Х. отказано в регистрации в качестве кандидата в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области.

Постановлением избирательной комиссии Ростовской области от 6 марта 2003 г. N 82-4 указанное постановление окружной избирательной комиссии N 41 отменено и было предложено повторно провести проверку подписей избирателей, поданных в поддержку выдвижения Х.

В результате повторной проверки были признаны недостоверной 1 подпись и недействительными 97 подписей (недействительными признаны 62 подписи по основаниям пп. "б" п. 10 ст. 25 областного Закона, 1 подпись по основаниям пп. "а" п. 10 ст. 25 этого закона и 35 подписей по основаниям пп. "т" п. 10 ст. 25 областного Закона (все подписи, оформленные сборщиком подписей Т.), после чего окружная избирательная комиссия отказала Х. в регистрации кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области на основании п. 14 ст. 25 областного Закона.

Разрешая спор, суд исходил из того, что основанием для признания недействительными подписных листов с подписями избирателей, собранных Т., послужило то обстоятельство, что во всех подписных листах, подвергнутых проверке, адрес места жительства сборщика подписей указан как <...>, в то время как согласно адресным данным паспортно-визовой службы ГУВД РО Т. зарегистрирован проживающим по адресу: <...>, что нашло свое отражение в собранных по делу доказательствах и не оспаривается лицами, участвующими в деле.

При этом было учтено, что согласно данным паспортно-визовой службы ГУВД РО сборщик подписей Т. зарегистрирован проживающим по <...>. В то же время при оформлении подписных листов, в том числе и 7 подписных листов с 35 подписями избирателей, подвергнутых проверке, Т. указал адрес места жительства: <...>, т.е. на подписных листах указан адрес места жительства сборщика подписей, не соответствующий действительности, в связи с чем такие подписи правомерно были признаны окружной избирательной комиссией N 41 недействительными.

Суд правильно указал в решении, что доводы заявителя и его представителя о том, что в соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. "По делу о проверке конституционности ч. 1 и ч. 2 ст. 54 ЖК РСФСР в связи с жалобой гражданки Ситаловой" место жительства гражданина не имеет правового значения для реализации каких-либо прав граждан, в том числе и избирательных прав граждан - несостоятельны, поскольку в этом постановлении Конституционного Суда разрешался вопрос о конституционности положений Жилищного кодекса, и выводы этого постановления не могут быть распространены на нормы избирательного законодательства. При том что адрес места жительства в избирательном праве является необходимым условием реализации как активного, так и пассивного избирательного права.

Кроме того, суд правильно указал, что подробное и четкое определение законодателем порядка сбора подписей избирателей в поддержку кандидата в депутаты, в том числе и порядка оформления подписных листов, прежде всего необходимо для обеспечения единства этого порядка для всех кандидатов в депутаты, и если закон, регулирующий назначение, подготовку и проведение выборов, прямо предусмотрел указания определенных данных об избирателях и лицах, собирающих подписи, то отсутствие каких-либо данных является основанием к признанию подписей избирателей недействительными.

Суд не нашел оснований считать, что между Федеральным законом и областным Законом существуют противоречия в определении понятия "место жительства", поскольку п. 5 ст. 2 Закона определено понятие "адрес места жительства", а п. "б" ст. 2 областного Закона - понятие "место жительства". Содержание указанных понятий непротиворечиво, и "адрес места жительства" является лишь более точным определением понятия "место жительства". Согласно же п. 11 ст. 23 областного Закона сборщик подписей избирателей обязан указать в подписных листах адрес места жительства.

Как установлено в судебном заседании, Т. зарегистрирован проживающим в <...>, данный адрес указан и в его паспорте.

Допрошенный в судебном заседании Т. пояснил, что все правовые документы на принадлежащий ему жилой дом оформлены по адресу: <...>, а указание номера дома <...> он использует для того, чтобы исключить конфликты с совладельцами по вопросу пользования помещением и для получения почтовой корреспонденции.

Однако определение свидетелем Т. собственного адреса, отличного от данных паспортно-визовой службы и указанного в его паспорте, свидетельствует о нарушении порядка сбора подписей, а следовательно, и является основанием для признания подписей избирателей недействительными.

Доводы в кассационной жалобе Х. о предвзятом отношении к нему окружной избирательной комиссии не нашли своего подтверждения.

Ссылка на то, что при проверке его подписных листов использовался иной порядок, чем при проверке подписных листов иных кандидатов в депутаты, также не нашла своего подтверждения, поскольку заявитель не представил доказательств, свидетельствующих об этом.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Ростовского областного суда от 19 марта 2003 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Х. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"