||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2003 г. N 11-о03-18

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.

судей Бурова А.А. и Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2003 года кассационные жалобы осужденных М., Л., К., К.Ю., М.В., адвокатов Яхиной З.Н., Еремеева А.Н., Фахретдиновой Д.Г., Валиева Р.Х., Степанова Ю.В., Галагановой О.Е., Сазонова К.Ф. и потерпевшего Д. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 2 декабря 2002 года, которым

М. <...>, с незаконченным высшим образованием, студент 5 курса Казанского государственного университета, несудимый,

- осужден по ст. ст. 33 ч. 3 и 115 УК РФ на 4 месяца исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 8 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества и по совокупности преступлений на основании ст. ст. 69 ч. 3 и 71 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 8 (восемь) лет 7 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества,

Л. <...>, студент 2 курса заочного отделения Татарского института содействия бизнесу (ТИСБИ), не имеющий судимости,

- осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 10 лет лишения свободы, по ст. 115 УК РФ на 4 месяца исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества и по совокупности преступлений на основании ст. ст. 69 ч. 3 и 71 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 11 (одиннадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества,

К. <...>, со средним образованием, несудимый,

- осужден по ст. 115 УК РФ на 4 месяца исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет 6 месяцев лишения свободы без конфискации имущества и по совокупности преступлений на основании ст. ст. 69 ч. 3 и 71 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 6 (шесть) лет 7 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима без конфискации имущества,

К.Ю. <...>, со средним образованием, не имеющий судимости,

- осужден по ст. 115 УК РФ на 4 месяца исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы без конфискации имущества и по совокупности преступлений на основании ст. ст. 69 ч. 3 и 71 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 5 (пять) лет 7 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима без конфискации имущества,

и

М.В. <...>, со средним образованием, судимый 19 марта 2001 года по ст. 264 ч. 2 УК РФ на 4 года лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

- осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 19 марта 2001 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний окончательно М.В. назначено 10 (десять) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Оправданы: М. по ст. ст. 222 ч. 3 и 325 ч. 2 УК РФ за непричастностью к совершению преступления и по ст. 209 ч. 1 УК РФ за отсутствием состава преступления; Л. по ст. 222 ч. 3 УК РФ за непричастностью к совершению преступления и по ст. 209 ч. 2 УК РФ за отсутствием состава преступления; К. и К.Ю. по ст. 209 ч. 2 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Постановлено взыскать М., Л., К., К.Ю. и М.В. указанные в приговоре суммы.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения адвокатов Валиева Р.Х., Фахретдиновой Д.Г., Яхиной З.Н. и потерпевшего Д., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, и мнение прокурора Гусева В.В., полагавшего приговор в части осуждения К.Ю. по ст. 115 УК РФ отменить и производство по делу прекратить за истечением сроков давности уголовного преследования, а в остальном приговор о нем и в отношении остальных осужденных оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Л. осужден за убийство М.Г., то умышленное причинение ей смерти.

М., Л., К. и М.В. признаны виновными в разбое, то есть нападении на Ш. и Т. в целях хищения чужого имущества, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни, с незаконным проникновением в жилище, совершенном организованной группой в целях завладения имуществом в крупном размере.

М., Л., К. и К.Ю. осуждены за разбой, то есть нападение на З. в целях хищения чужого имущества, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, совершенном организованной группой в целях завладения имуществом в крупном размере, а М., Л. и К., кроме того, неоднократно.

Л., К. и К.Ю. признаны виновными в умышленном причинении легкого вреда здоровью В., вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, а М. - за организацию этого преступления.

Преступления совершены 6 апреля, 18 июля, 13 и 14 ноября 2001 года в гор. Казани и Высокогорском районе Республики Татарстан при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании М. и М.В. виновными себя не признали, Л., К. и К.Ю., признав себя виновными относительно потерпевшего В., в остальном вину отрицали.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный М., анализируя материалы дела, утверждает, что вмененных ему действий он не совершал. Ссылается на нарушение по делу норм уголовно-процессуального закона, недозволенные методы ведения следствия, нарушение судом его права на защиту, алиби, необоснованность отклонения судом показаний ряда свидетелей. Ставит вопрос об отмене приговора и прекращении производства по делу за непричастностью его к совершению преступлений,

адвокат Яхина в защиту М. указывает на то, что приговор является незаконным и необоснованным. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. По делу допущены нарушения норм уголовно-процессуального закона. Помимо этого суд нарушил право М. на защиту. К. оговорил М. на предварительном следствии, о чем последний упрекал К. в своих записках. Вина М. не доказана, в связи с чем приговор просит отменить и дело производством прекратить за непричастностью его к совершению преступлений,

адвокат Еремеев в защиту М., приведя те же мотивы и анализируя материалы дела, ссылаясь на недозволенные методы ведения следствия, нарушение права осужденного на защиту, ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела производством за непричастностью М. к совершению преступлений,

осужденный Л. утверждает, что убийства М.Г. не совершал, чистосердечное признание написал под диктовку оперативных работников милиции и в результате избиения. У него не было оснований и мотива к убийству последней. Изъятая у А. одежда ему не принадлежит. Не совершал он и разбойных нападений. Показания К. и К.Ю. на предварительном следствии являются противоречивыми и не нашли подтверждения в судебном заседании. Ставит вопрос об отмене приговора в этой части и освобождении его из-под стражи,

адвокат Фахретдинова в защиту Л., анализируя материалы дела, утверждает, что вывод суда о виновности последнего в убийстве и разбойных нападениях не соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на предположениях. Чистосердечное признание Л. написал в результате избиения работниками милиции и является недопустимым доказательством. Таким же доказательством является и протокол его допроса прокурором. Неприязненные отношения Л. с М.Г. не установлены. Изъятая у А. одежда ему не принадлежит. Вина Л. в разбойных нападениях не нашла своего бесспорного подтверждения. Приговор в части осуждения его за убийство и разбой просит отменить и производство по делу прекратить,

осужденный К. указывает на то, что дело в отношении него сфабриковано, а судебное заседание сфальсифицировано. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Помимо этого было нарушено его право на защиту. Чистосердечное признание является недопустимым доказательством, поскольку оно написано без адвоката и под пытками. Протоколы его допроса на предварительном следствии также являются таковыми, так как на допросе присутствовал подполковник милиции С. и он боялся дальнейшего избиения. Допрос К.Ю. и Л. в суде проводился в его отсутствие, поскольку он был удален из зала суда. Помимо этого перед его, К., допроса ему не были сообщены показания М.В. Ссылается на неисследованность материалов дела, поскольку в судебное заседание не был вызван эксперт Г. и к материалам дела не были приобщены дополнительные материалы. Ставит вопрос об отмене приговора в части осуждения его за разбойные нападения и прекращении дела производством,

адвокат Валиев в защиту К. утверждает, что выводы суда о виновности последнего в разбойных нападениях не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Ссылается на нарушение по делу норм Уголовно-процессуального кодекса. Анализируя материалы дела по эпизодам обвинения, связанного с разбойными нападениями на Т. и З., ссылается на алиби его подзащитного, а также осужденных М. и К.Ю., нарушение права К. на защиту и недозволенные методы ведения следствия. Приговор в части осуждения его за разбой просит отменить и производство по делу за непричастностью к совершению преступления прекратить,

осужденный К.Ю., не высказывая никаких просьб, ссылается на несогласие с приговором и нарушение по делу норм уголовно-процессуального закона,

адвокат Степанов в защиту К.Ю. утверждает, что выводы суда относительно виновности последнего в разбойном нападении не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Анализируя материалы дела, ссылаясь на нарушение права К.Ю. на защиту и на алиби, указывает, что его и К. показания на предварительном следствии о признании ими вины в разбое являются противоречивыми и недостоверными, протокол опознания К.Ю. является недопустимым доказательством. Экспертизы исключили оставление К.Ю. и другими осужденными принадлежность обнаруженных на месте происшествия следов, похищенное и одежда нападавших, которую описывает потерпевший, не изъята. Сами же осужденные вину отрицают. Приговор в части осуждения К.Ю. за разбой просит отменить и производство по делу прекратить, назначив ему по ст. 115 УК РФ соответствующее наказание,

осужденный М.В., не приведя никаких мотивов и просьб, указывает на свое несогласие с приговором,

адвокат Галаганова в защиту М.В. указывает на то, что приговор является незаконным и необоснованным, выводы суда не основаны на материалах дела. Потерпевшие были введены в заблуждение работниками милиции, а К. оговорил М.В. в результате оказанного на него давления со стороны последних. Ссылается на алиби М.В. и К. и отсутствие следов пальцев рук и ладоней осужденных в квартирах потерпевших. Указывает на нарушение закона при оглашении показаний свидетелей в судебном заседании. Ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение,

адвокат Сазонов в защиту М.В. утверждает, что приговор является незаконным и необоснованным. Ссылаясь на алиби, указывает на нарушение уголовно-процессуального закона при проведении его опознания потерпевшими и оговор М.В. К. в результате оказанного на него давления со стороны сотрудников милиции. Приговор просит отменить и производство по делу прекратить.

Потерпевший Д. в кассационной жалобе (основной и дополнительной) ставит вопрос о пересмотре дела, поскольку убийство его дочери было совершено с особой жестокостью несколькими лицами. Оно было заказным. Заказчиком же был М. Указывает на мягкость назначенного Л. наказания. Просит назначить ему более строгое наказание.

Что же касается жалобы в отношении остальных осужденных, то Д. потерпевшим по этим эпизодам не признан, поэтому приговор в этой части обжаловать не вправе.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного М., адвокатов Яхиной и Еремеева потерпевший Д. указывает на их необоснованность.

Осужденный М., адвокаты Яхина и Валиев в возражениях на кассационную жалобу потерпевшего Д. просят оставить ее без удовлетворения.

Государственный обвинитель Гусев в возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвокатов указывает на несостоятельность приведенных ими доводов.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, судебная коллегия находит вывод суда о виновности М., Л., К., К.Ю. и М.В. обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалоб - неосновательными.

Так, вина М., Л., К. и М.В. в разбойном нападении на Ш. и Т. доказана показаниями последних об обстоятельствах, при которых было совершено это нападение, а также о том, что среди нападавших находился осужденный М.В., который применил к ним насилие и угрожал пистолетом, протоколами опознания ими М.В. как участника разбойного на них нападения, показаниями осужденного К. на предварительном следствии относительно своего, М., Л. и М.В. участия в разбойном нападении на вышеуказанных потерпевших.

Вина М., Л., К. и К.Ю. в разбойном нападении на З. подтверждена показаниями потерпевшего об обстоятельствах, при которых Л., К. и К.Ю. ворвались в квартиру и совершили это нападение, протоколами опознания им Л., К. и К.Ю. как участников совершенного на него разбойного нападения, заключением судебно-медицинского эксперта относительно причиненных потерпевшему при этом нападении телесных повреждений, показаниями осужденных К.Ю. и К. на предварительном следствии о своем и Л. участии в данном преступлении и роли М. в его совершении.

Кроме того, из показаний К. на предварительном следствии усматривается, что вышеуказанные разбойные нападения ими были совершены организованной группой, созданной М.

Вина Л. в убийстве М.Г. доказана показаниями осужденного К.Ю. на предварительном следствии, которому последний рассказал о совершенном им убийстве потерпевшей, протоколом изъятия одежды Л.: трико, толстовки и спортивной куртки, - в квартире А., заключением эксперта-криминалиста, пришедшего к выводу об общей групповой принадлежности инородных микроволокон наложения на свитере и брюках потерпевшей М.Г. с волокнистым составом вышеуказанных спортивной куртки и толстовки Л., заключением эксперта-биолога, не исключившего происхождение обнаруженной на спортивном трико и толстовке Л. крови от потерпевшей М.Г., заключением эксперта, проводившего судебно-генотипоскопическое исследование одежды Л., из которого видно, что при исследовании ДНК на его куртке были выявлены те же генетические признаки, что и в ДНК, выделенной из крови потерпевшей М.Г., и что вероятность генетической идентификации указанных объектов составляет не менее 99,9%, показаниями самого осужденного Л. на предварительном следствии, из которых усматривается, что убийство потерпевшей М.Г. он совершил на почве личных неприязненных отношений, заключением судебно-медицинского эксперта относительно причиненных ей телесных повреждений и причине ее смерти.

Вина М. в организации избиения потерпевшего В. подтверждена показаниями осужденных К.Ю. и К. на предварительном следствии, подробно рассказавших об обстоятельствах, при которых М. направил их избить В. с целью его запугивания, после чего подвергли последнего избиению, заключением судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести причиненных потерпевшему телесных повреждений.

Помимо этого вина каждого из осужденных подтверждена и другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Вина Л., К. и К.Ю. в избиении В., помимо показаний самих осужденных, материалами дела доказана и не оспаривается в кассационных жалобах.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, при проверке материалов дела не установлено.

Не установлено и нарушений гарантированного законом права осужденных на защиту.

Рассмотрение дела в отсутствие адвоката Еремеева не нарушило право М. на защиту, поскольку оно продолжалось с участием адвоката Яхиной, являющейся его вторым защитником. Помимо этого он не заявлял ходатайства об отложении рассмотрения дела в отсутствие адвоката Еремеева.

Нарушений требований ст. 376 ч. 4 УПК РФ, как видно из протокола судебного заседания, допущено не было, в связи с чем ссылка в жалобах на нарушение права осужденных М. и К. на защиту является неосновательной.

Помимо этого, как усматривается из протокола судебного заседания, адвокат Валиев после выздоровления имел возможность подготовиться к судебным прениям.

При оглашении показаний осужденных и свидетелей нарушения требований уголовно-процессуального закона допущено не было.

Не допущено судом и нарушения требований ст. 252 УПК РФ, поскольку суд не вышел за пределы предъявленного М. обвинения.

При проверке материалов дела не нашли подтверждения ссылки в жалобах на то, что осужденные на предварительном следствии показания дали в результате недозволенных методов ведения следствия.

Частичный отказ осужденных от показаний на предварительном следствии не исключает их из числа доказательств, поскольку они объективно подтверждены другими приведенными в приговоре доказательствами.

В деле нет данных, которые давали бы основание признать, что осужденный К. на предварительном следствии оговорил кого-либо из других осужденных.

Противоречий в показаниях К. и К.Ю. на предварительном следствии, ставящих их под сомнение, не имеется.

Заявления осужденных об алиби судом проверены и отвергнуты, поскольку они не нашли своего подтверждения и материалами дела опровергнуты.

У суда не было оснований сомневаться в заключении эксперта Г. относительно записи в табеле учета рабочего времени строительного цеха ПСХК "Идель", касающейся осужденного К.

Помимо этого, как видно из дела, заключение данного эксперта соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

Не было у суда и оснований сомневаться в показаниях потерпевших и свидетелей, на которые имеются ссылки в приговоре в подтверждение вины осужденных.

Как видно из материалов дела, доказательства, приведенные судом в приговоре в качестве доказательства вины осужденных, являются допустимыми.

Исходя из длительности хранения объектов исследования, суд пришел к правильному выводу относительно причины не полного совпадения между собой результатов экспертиз.

Что же касается показаний некоторых свидетелей, которые были отвергнуты судом, то суд в приговоре указал основания принятия такого решения.

Суд рассмотрел дело в отношении Л. по эпизоду, связанному с убийством потерпевшей М.Г., в соответствии с предъявленным обвинением и не мог ухудшить его положения.

Данных о причастности к ее убийству других лиц в деле не имеется. Не указаны они и в жалобе потерпевшего Д.

Таким образом, вывод суда о виновности М., Л., К., К.Ю. и М.В. основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

При таких данных ссылка в жалобах на неисследованность материалов дела, поскольку в судебное заседание не были вызваны следователи, эксперт Г., дополнительные свидетели и не приобщены к делу некоторые документы, является несостоятельной.

Этот вывод суда, само по себе, не опровергает то обстоятельство, что в квартирах Т. и З. были обнаружены улики, не принадлежащие осужденным, поскольку их вина доказана всеми другими приведенными в приговоре доказательствами.

Юридическая квалификация содеянного ими является правильной.

Наказание М., Л., К., М.В. и К.Ю. (последнему по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ) назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований для смягчения им наказания и отмены приговора в отношении Л. за его мягкостью.

Поэтому кассационные жалобы удовлетворению не подлежат.

Что же касается осуждения К.Ю. по ст. 115 УК РФ, то приговор в этой части подлежит отмене с прекращением дела производством на основании ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ, поскольку со времени совершения вмененных ему действий и ко времени рассмотрения дела судом истекли сроки давности уголовного преследования.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 2 декабря 2002 года в части осуждения К.Ю. по ст. 115 УК РФ отменить и производство по делу прекратить за истечением сроков давности уголовного преследования.

Этот же приговор в части осуждения К.Ю. по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 5 (пять) лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима без конфискации имущества, а также в отношении М., Л., К. и М.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"