||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2003 г. N 19/1-кпо03-16

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Верховного Суда Зырянова А.И., Каменева Н.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2003 года кассационные жалобы осужденных А. и Г. на приговор Ставропольского краевого суда от 27 декабря 2002 года, которым

А., <...>, ранее не судимый;

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 33 ч. 5, 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "з" на 10 лет; 226 ч. 1 на 4 года; 316 УК РФ на 2 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 12 лет в исправительной колонии общего режима.

Г., <...>, ранее судимый,

1) 18 апреля 1994 г. по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "е" УК РСФСР к 7 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з" на 15 лет; 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "з" на 12 лет; 162 ч. 3 п. п. "а", "б" на 12 лет с конфискацией имущества; 209 ч. 2 на 12 лет с конфискацией имущества; 222 ч. 3 на 6 лет; 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 20 лет в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И. и выступления потерпевшей Н. с возражениями на кассационные жалобы, а также прокурора Лущиковой В.С., полагавшей приговор суда в отношении Г., изменить, исключить его осуждение по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а в остальном приговор в отношении Г. и А. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Г., при обстоятельствах изложенных в приговоре признан виновным в том, что на территории Чеченской Республики с осени 2001 года участвовал в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях, в частности, совершил умышленное убийство военнослужащего М. и похищение военнослужащего А.Ш., а также совершил разбойные нападения: 25 ноября 2001 года на Х. и завладел трактором МТЗ-82, принадлежащим госхозу "Молочный" Грозненского района Чеченской Республики с остаточной стоимостью 175225 рублей, а 11 января 2002 года на семью А-вых и завладел имуществом на общую сумму 189500 рублей. Кроме того, совершил хищение огнестрельного оружия и боеприпасов, а также незаконное приобретение, хранение перевозку, ношение и передачу огнестрельного оружия и боеприпасов.

При этом А. признан виновным в пособничестве похищения А.Ш., в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов, а также в заранее не обещанном укрывательство особо тяжкого преступления.

В судебном заседании Г. и А. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Г. ссылается на неправильное применение уголовного закона к его действиям и утверждает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в частности он указывает о своей непричастности к убийству военнослужащего М. и похищению военнослужащего А.Ш. и, что он был лишь невольным свидетелем этих преступлений, поэтому в его действиях наличествует лишь укрывательство преступлений.

Далее Г. приводит доводы о том, что его вина в инкриминируемых ему деяниях, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з"; 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "з"; 162 ч. 3 п. п. "а", "б"; 209 ч. 2; 222 ч. 3 и 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ не доказана и не нашла своего подтверждения, как в ходе предварительного, так и судебного следствия и, что суд необоснованно положил в основу приговора его первоначальные признательные показания, поскольку к нему применялись недозволенные методы ведения следствия. Кроме того, Г. утверждает, что ему не была предоставлена возможность, участвовать в прениях сторон.

Исходя из этого, Г., просит приговор суда отменить и направить дело на дополнительное расследование.

Осужденный А. считает приговор неправильным, жестоким. При этом А. утверждает, что не состоял в преступной группировке, не причастен к хищению оружия и к похищению военнослужащего А.Ш., поэтому просит справедливо разобраться в его деле.

Государственный обвинитель Соболь Т.А. и потерпевшая Н. в возражениях на кассационные жалобы, указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах и, в частности подтверждаются:

данными протоколов осмотра мест происшествия о следах преступлений; протоколами обнаружения и изъятия части похищенного имущества;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе потерпевшего - военнослужащего М. и причине наступления его смерти в результате огнестрельного пулевого повреждения черепа с локализацией входного пулевого отверстия в лобной области, а выходного - в правой теменной области;

заключением баллистической экспертизы, что пуля, изъятая с места происшествия, является частью (пулей) штатного пистолетного патрона центрального воспламенения калибра 7,62 мм к пистолету конструкции Токарева "ТТ" калибра 7,62 образца 1930/33 гг., пистолету-пулемету Шпагина "ГШШ" калибра 7,62 мм, и вероятно, выстреляна из пистолета конструкции Токарева "ТТ" калибра 7,62 мм;

показаниями свидетелей Н.Д., С.А., Н.Е., И.М., А.М.М., Х.Б., А.Б., Л.М., Д.Р., С.К. и потерпевших А.Ш., Х., А.У., А.М., А.М.Я., А.С., М.М., применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре, а также показаниями самих осужденных А. и Г., данными в ходе предварительного следствия, в той части, в которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где А. и Г., каждый из них в отдельности полностью изобличают друг друга в инкриминируемых деяниях.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд правильно квалифицировал действия Г. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "з"; 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "з"; 162 ч. 3 п. п. "а", "б"; 209 ч. 2; 222 ч. 3 и 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ и А. по ст. ст. 33 ч. 5, 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "з"; 226 ч. 1 и 316 УК РФ.

Вместе с тем Судебная коллегия находит, что суд необоснованно квалифицировал действия Г. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство сопряженное с похищением человека, поскольку таких данных суд в приговоре не приводит.

Из приговора суда следует, что 3 ноября 2001 года Г. с пятью другими лицами, дела, в отношении которых выделены в отдельное производство, по предварительному сговору группой лиц, из корыстных побуждений, с целью умышленного причинения смерти военнослужащему М. и завладения автоматом АКС-74, в квартире <...>, напал на последнего, в частности, удерживал М. за руки, а другое лицо произвел выстрел в голову М. из пистолета марки "ТТ", причинив сквозное огнестрельное ранение головы, явившееся причиной смерти потерпевшего, а затем Г. и другие лица вступили между собой в преступный сговор о похищении находившегося там же военнослужащего А.Ш., с целью получения за него выкупа. При таких обстоятельствах осуждение Г. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению из приговора суда.

С учетом изложенного, с доводами кассационных жалоб осужденных А. и Г. о необоснованности приговора и неправильности квалификации их действий согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными судом доказательствами.

Каких-либо данных о незаконных методах ведения предварительного следствия и оговоре, судом не установлено, поэтому доводы жалоб осужденных Г. и А. в этой части, являются также не состоятельными. Данная версия тщательно проверялась судом, обоснованно опровергнута, выводы об этом мотивированы в приговоре.

Надуманными являются и доводы жалобы Г., относительно нарушения его права на защиту в ходе предварительного следствия и предвзятости при рассмотрении его дела в суде, поскольку из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке.

Все участники процесса, в том числе Г. и его адвокат были согласны закончить судебное следствие и не заявляли ходатайств о необходимости исследования каких-либо новых доказательств, а также не делали каких-либо заявлений по поводу нарушения права на защиту, как в ходе предварительного, так и судебного следствия, а также при выслушивании прений сторон и последнего слова подсудимых. Кроме того, Г. и его адвокат правом выступления с репликой не воспользовались (т. 3 л.д. 133 - 135; т. 4 л.д. 209 - 214).

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденного Г. об использовании в суде недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, протоколы допросов осужденного Г. на предварительном следствии, не признавались судом недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было, в том числе не установлено данных о применении незаконных методов ведения следствия.

Психическое состояние осужденных судом проверено. По заключениям судебно-психиатрических экспертиз, Г. и А. психическим заболеванием не страдали и не страдают, в полной мере осознавали фактический характер и общественную опасность своих действий и руководили ими. Не доверять данным заключениям у суда не было оснований. При таких обстоятельствах суд правильно, признал осужденных вменяемыми.

Наказание осужденным Г. и А. назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, всех смягчающих обстоятельств, а также данных о личности, в том числе Судебная коллегия не находит оснований для смягчения наказания Г. в связи с внесенными в приговор изменениями.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 27 декабря 2002 года в отношении и Г. изменить, исключить его осуждение по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В остальном приговор в отношении Г., а также в отношении А. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"