||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2003 г. N 67-о02-91

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,

судей Глазуновой Л.И., Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2003 года кассационную жалобу осужденного Ш. на приговор Новосибирского областного суда от 31 мая 2002 года, которым

Ш., <...>, русский, с неполным средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 1 п. "а" УК РФ ему назначены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного амбулаторного лечения и наблюдения от алкоголизма у психиатра.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. осужден за убийство М. 1996 года рождения, заведомо находившегося для него в беспомощном состоянии, совершенное на почве возникшей неприязни.

Преступление совершено 15 сентября 2001 года в р.п. Колывань Новосибирской области при установленных судом и указанных в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании Ш. свою вину не признал.

В кассационной жалобе он просит отменить приговор и дело направить на новое расследование. Основанием к этому он указывает, что не причастен к лишению жизни потерпевшего. На предварительном следствии давал неправдивые показания, поскольку находился в состоянии шока. Кроме того, он подписал протокол допроса, не читая. Неправильно, по его мнению, установлен и мотив совершения преступления, у него не было неприязни к мальчику, не испытывал он и чувства ревности к своей жене, так как семья у них практически распалась давно. Считает, что приговор постановлен лишь на предположениях и домыслах, доказательства его вины в убийстве потерпевшего отсутствуют.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что на ноже не найдены отпечатки пальцев его рук, на его одежде не обнаружена кровь, показания соседки не могут служить доказательством его вины, так как она не могла постоянно следить за входящими и выходящими из его дома лицами. Не мог он совершить столь тяжкое преступление и с учетом данных о личности. Просит об отмене приговора.

Кроме того, он указывает, что на предварительном следствии было нарушено его право на защиту, ему несвоевременно был предоставлен адвокат, в связи с чем он не смог самостоятельно защититься. Нож он действительно наточил в этот день, однако, использовать его намеревался для приготовления пищи. Убийство было совершено в тот момент, когда он спал. Не исключает, что все это могла подстроить его жена, чтобы завладеть домом. Просит разобраться в деле и "доказать его невиновность, ведь он не убивал внука".

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Признавая вину Ш. в убийстве потерпевшего доказанной, суд обоснованно положил в основу приговора показания осужденного, данные в период расследования дела, поскольку они подтверждаются другими доказательствами по делу.

Допрошенный на предварительном следствии, Ш. пояснил, что он с внуком М. зашел в магазин, где встретил ранее незнакомого Г., с которым М. поздоровался. Он не знал Г. и спросил у мальчика, что это за дядя. М. сказал, что этот мужчина приходит к бабушке, т.е. его жене. Он сильно расстроился, пришел домой, наточил нож, употребил спиртного, и когда вновь спросил у мальчика о Г., тот отозвался о нем хорошо. Это его обидело и возмутило, он ударил мальчика по лицу, и дальнейших своих действий не помнит. Очень сожалел, что убил внука.

Свидетель Ш.Л. пояснила, что муж злоупотреблял спиртными напитками, устраивал ссоры и скандалы. По этим причинам они периодически прекращали семейные отношения, и она познакомилась с Г., с которым стала встречаться. 15 сентября 2001 года от Г. узнала, что тот встретился на крыльце магазина с ее мужем и внуком. На второй день ей стало известно об убийстве внука.

Ш. в судебном заседании не отрицал, что действительно в тот день, возвращаясь из больницы, на крыльце магазина встретился с Г.

Свидетель Н. пояснила, что она является соседкой осужденного. В этот день видела, как Ш. с внуком возвратился от матери из больницы, затем приходил к ней и наточил нож, после чего его не было видно. В 18 часу он пришел к ней вновь и сказал, что в доме труп.

Кроме того, свидетель пояснила, что двор соседей просматривается хорошо, никого из посторонних в этот день в их доме она не видела.

Осужденный пояснял, что, употребив спиртного, он уснул.

Его показания не противоречат показаниям Н. пояснившей, что некоторое время Ш. во дворе не появлялся.

При осмотре места происшествия труп М. с признаками насильственной смерти был обнаружен в сенях дома. С места происшествия изъяты два кухонных ножа.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила от острого кровотечения, развившегося вследствие колото-резаного ранения живота с повреждением печени. Кроме того, на трупе обнаружено еще несколько непроникающих колото-резаных ранений в области грудной клетки и кисти, а также - кровоподтеки и ссадины на лице и шее. Последние образовались незадолго до наступления смерти.

Выводы данного заключения подтверждают показания Ш. в той части, что он ударил мальчика кулаком по лицу.

Из заключения эксперта экспертизы вещественных доказательств видно, что колото-резаные повреждения на трупе потерпевшего могли образоваться от действия ножа, изъятого с места преступления.

Именно этот нож Ш. наточил в этот день.

На данном ноже, смывах со стены, с пола сеней, с ладоней рук осужденного, обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего не исключается.

С учетом добытых доказательств, суд обоснованно пришел к выводу, что Ш. совершил инкриминируемые ему деяния, и его действиям дал правильную юридическую оценку.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, в том числе и тех, на которые осужденный ссылается в кассационной жалобе, по материалам дела не установлено.

Его доводы в той части, что преступление совершено другими лицами, судом проверено, с приведением мотивов принятого решения признано несостоятельным.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного и данных о личности осужденного, оснований к его смягчению Судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 31 мая 2002 года в отношении Ш. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"