||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2003 г. N 67-о02-80

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,

судей Коннова В.С., Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2003 года кассационные жалобы потерпевшей Т., ее представителей Д.Н. и Ф.П., осужденного П. и адвокатов Елясовой А.Г., Лукьянова Д.В. и Ленкина А.А. на приговор Новосибирского областного суда от 4 июля 2002 года, которым

П., <...>, со средним образованием, неработавший, ранее не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ - к тринадцати годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 318 УК РФ - к трем годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к четырнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 3 ст. 126 УК РФ П. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Постановлено взыскать с П. в пользу Т. 80000 рублей в возмещение морального вреда.

Б., <...>, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 316 УК РФ к одному году лишения свободы в колонии-поселении.

П. признан виновным и осужден за убийство Т.М., 1962 года рождения, совершенное 13 сентября 2001 года на почве личных неприязненных отношений; и за применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, к представителям власти - сотрудникам милиции К. и К.В. в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей, совершенное 30 ноября 2001 года.

Б. признан виновным и осужден за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления - совершения П. убийства Т.М., совершенное 13 сентября 2001 года.

Преступления совершены ими при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., мнение прокурора Костюченко В.В. об отмене обвинительного приговора в отношении П. в связи с его смертью и об оставлении без изменения приговора в отношении Б. и оправдательного приговора в отношении П., Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- потерпевшая Т., ее представители - адвокаты Ф.П. и Д.Н. просят отменить приговор в отношении П. и Б. и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на неправильность выводов суда о неучастии Б. в убийстве, о несовершении Б. и П. похищения человека, о переквалификации действий П. на ч. 1 ст. 105 УК РФ, а также - на чрезмерную мягкость назначенного П. и Б. наказания. Считают, что убийство совершалось с особой жестокостью, а Б. - и из корыстных побуждений;

- осужденный П. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу, либо направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на расследование и рассмотрение дела с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, на неправильную оценку доказательств, на несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам. Считает, что судебное разбирательство проведено неполно и необъективно. Утверждает, что он преступлений не совершал;

- адвокат Елясова А.Г. в защиту интересов осужденного П. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу за отсутствием составов преступлений, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный П. в своей жалобе и, кроме того, полагает соединение уголовных дел неверным;

- адвокат Лукьянов Д.Ф. также в защиту интересов осужденного П. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу, ссылаясь на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора, на получение доказательств с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства; на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам; на одностороннее и неполное проведение предварительного следствия, что не было восполнено в судебном заседании;

- адвокат Ленкин А.А. в защиту интересов осужденного Б. просит отменить приговор и "оправдать" его, ссылаясь на те же доводы, что и адвокат Лукьянов и, кроме того, полагает нарушенным право Б. на защиту.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор в отношении Б. - законным и обоснованным, а в отношении П. - подлежащим отмене по следующим основаниям.

Приведенные судом первой инстанции доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в подтверждение виновности П. в совершении преступлений, за которые он осужден, правильно оцененные судом, не дают оснований для реабилитации П.

Учитывая, что П. после подачи своей кассационной жалобы и подачи кассационных жалоб в защиту его интересов адвокатами Елясовой и Лукьяновым - умер, что подтверждается справкой начальника следственного изолятора, Судебная коллегия в соответствии с требованиями п. 4 ч. 1 ст. 24, ст. 384 УПК РФ приходит к выводу о необходимости отмены приговора в отношении него и прекращения уголовного дела в связи с его смертью.

Доводы кассационных жалоб потерпевшей Т. и ее представителей Д.Н. и Ф.П. о необходимости отмены приговора в отношении П. в связи с необходимостью увеличения объема его виновности и ужесточения его наказания не подлежат удовлетворению, поскольку производство по делу в отношении П. может быть продолжено лишь в том случае, если в результате проверки дела будет установлено наличие оснований для реабилитации умершего, чего Судебной коллегией не установлено.

В связи с отменой обвинительного приговора в отношении П. подлежит отмене и приговор в части взыскания с П. 80000 рублей в возмещение морального вреда, причиненного Т. убийством Т.М. Вопрос о возмещении Т. морального вреда в денежном выражении от действий П. может быть разрешен судом в порядке гражданского судопроизводства по ее иску к наследникам умершего П. или лицам, принявшим на себя управление его имуществом.

Виновность Б. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Так, из заявления Б., именуемого "явкой с повинной", следует, что 13 сентября 2001 года по просьбе П. и вместе с ним на улице Выборная, приехав туда на его машине ВАЗ-2108, они ожидали мужчину, которого следовало по предложению П. посадить в машину и разобраться с ним. Они затащили мужчину в машину, отвезли за дачи. Когда П. и мужчина вышли из машины, П. наставил на мужчину пистолет и сказал ему (Б.), чтобы он передал ему находившийся в машине нож, что он и сделал. Этим ножом П. нанес мужчине несколько ударов ножом, тот упал и не подавал признаки жизни. Под угрозой П. он тем же ножом нанес один удар мужчине. Затем он и П. утащили мужчину в овраг, сбросили вниз, а П. забросал труп ветками.

Ссылка на то, что заявление Б. не являлось явкой с повинной, поскольку он уже находился под стражей, не влияет на оценку содержащихся в ней данных, поскольку согласно ст. 69 УПК РСФСР (ст. 74 УПК РФ) заявление как иной документ является источником доказательств по делу, а как обвиняемому назвать свое заявление (в том числе - явкой с повинной), он решает самостоятельно и суд не вправе при ссылке на это заявление изменять его название.

Аналогичные данные Б. сообщал и при осмотре места происшествия с его участием и в указанном им месте был обнаружен труп.

Доводы жалоб о том, что перед проведением осмотра места происшествия с участием Б. ему не разъяснялись право на защиту и требования ст. 51 Конституции РФ, а понятым и специалистам не разъяснялись их права, являются надуманными, противоречащими содержанию протокола, подписанного всеми участками следственного действия (т. 1 л.д. 164 - 169). Реального обеспечения обвиняемого Б. услугами адвоката при его отказе от услуг адвоката закон не требует.

Ссылка в жалобе на то, что после расчистки снега в указанном Б. месте и обнаружения трупа в темной одежде синего цвета понятые в связи с холодной погодой (более 20 градусов мороза) вернулись в машину, не влияет на оценку протокола осмотра, поскольку судом использовались в качестве доказательств лишь данные, полученные в присутствии понятых и подтвержденные ими, в том числе - своими подписями в протоколе.

В ходе предварительного следствия Б. также пояснял, что его автомашина ВАЗ-2108 серого цвета, с тонированными задними и боковыми стеклами, а на правой двери имелся дефект в покраске - отвалился кусок шпаклевки (т. 1 л.д. 114, 213, 369), что он удар ножом нанес Т.М. в область лопатки (т. 1 л.д. 214 - 215).

Довод о том, что протокол допроса обвиняемого Б. 11 декабря 2001 г. не подписан обвиняемым и специалистом, не влияет на выводы суда, поскольку суд в приговоре данные указанного протокола допроса (т. 1 л.д. 160 - 163) не использовал.

Ссылка на применение к Б. в ходе предварительного следствия незаконных методов расследования проверялась в судебном заседании, она не подтвердилась и обоснованно отвергнута судом как недостоверная. Сам Б. утверждал, что при допросах незаконных методов давления, физического воздействия со стороны работников милиции и прокуратуры не применялось, показания он давал добровольно (т. 1 л.д. 109, 164, 212). Отказ его от дачи показаний (т. 1 л.д. 123), изменение им показаний также не соответствуют ссылке о применении к нему незаконных методов расследования. По указанным доводам проводилась служебная проверка, по результатам которой постановлением прокурора от 21 марта 2002 г. в отношении сотрудников милиции и прокуратуры отказано в возбуждении уголовного дела по ст. 286 УК РФ за отсутствием состава преступления (т. 1 л.д. 376 - 377). Данное постановление не отменено и в установленном законом порядке не признано незаконным.

Нарушения права Б. на защиту в ходе предварительного следствия допущено не было.

Ссылка в жалобе на "отстранение" в ходе предварительного следствия адвоката Сторожевых несостоятельна. Как следует из справки заведующей юридической консультацией и копии соглашения между Б. и Сторожевых, соглашение заключалось и работа адвоката Сторожевых оплачивалась лишь за участие в предъявлении обвинения (т. 2 л.д. 31 - 32). При таких данных при отсутствии соглашения на дальнейшее участие в деле в качестве защитника Б. у адвоката Сторожевых либо соглашения на защиту его интересов другим адвокатом Б. обоснованно был обеспечен защитником по назначению. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает права обвиняемого на выбор конкретного адвоката при осуществлении его защиты не по соглашению сторон, а по назначению. Кроме того, как следует из материалов дела, впоследствии назначенному для его защиты адвокату Портянову обвиняемый Б. отводов не заявлял.

Потерпевшая Т. поясняла, что в декабре 2001 г. Т.О. опознала в морге труп Т.М., который был с признаками насильственной смерти. Одежду трупа, исследованную в судебном заседании, она опознала как принадлежавшую Т.М.

Свидетель Т.О. поясняла в судебном заседании, что в морге 13 декабря 2001 г. она опознала труп Т.М. Ссылка на недопустимость показаний свидетеля Т.О., поскольку она до ее допроса находилась в зале судебного заседания, несостоятельна, поскольку уголовно-процессуальное законодательство предусматривает удаление из зала суда лишь лиц, вызванных в качестве свидетелей. Т.О. в качестве свидетеля судом не вызывалась, она допрашивалась в судебном заседании в качестве нового свидетеля по ходатайству государственного обвинителя (т. 1 л.д. 439, 442; т. 2 л.д. 143 - 144), в связи с чем не могла заранее (до заявленного ходатайства и вынесения судом определения о ее допросе) удаляться из зала суда.

Как поясняла потерпевшая Т., хоронила она труп своего мужа Т.М.

С учетом приведенных показаний потерпевшей Т. и свидетеля Т.О., а также - показаний Б. в ходе предварительного следствия о том, с какого места он и П. забирали мужчину и где спрятали его труп, данных протокола выемки у К.И. видеокассет и их исследования в судебном заседании, показаний потерпевшей Т., что с этими видеокассетами Т.М. уходил из дома, после чего пропал, - суд пришел к обоснованному выводу об обнаружении трупа Т.М.

Виновность Б. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Ссылка в жалобе адвоката Ленкина в защиту интересов осужденного Б. на неверное разрешение судом самоотвода адвоката Лукьянова, защищавшего интересы другого подсудимого П. - не влияет на законность и обоснованность приговора в отношении Б. Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, подсудимый П. заявлял ходатайство о допуске для его защиты наряду с адвокатом Лукьяновым другого адвоката - Елясовой и при этом пояснял, что до судебного заседания он с адвокатом Лукьяновым беседовал и доверяет ему защищать его интересы. Суд удовлетворил данное ходатайство подсудимого П. (т. 1 л.д. 452). 21 мая 2002 г. П. подал в суд заявление с просьбой освободить адвоката Лукьянова от услуг по его защите в связи с наличием у него защитника Елясовой (т. 2 л.д. 8). В судебном заседании 6 июня 2002 г. подсудимый П. вновь заявил ходатайство о допуске в качестве его второго (кроме Елясовой) защитника адвоката Лукьянова и пояснил, что ранее он отказался от услуг адвоката Лукьянова в связи с материальными затруднениями, но этот вопрос урегулирован. Суд удовлетворил его ходатайство (т. 2 л.д. 81). Адвокату Лукьянову был выдан ордер на защиту интересов подсудимого П. и представлен им суду (т. 2 л.д. 14). В судебном заседании 11 июня 2002 г. подсудимый П. заявил, что он согласен, чтобы адвокат Лукьянов осуществлял его защиту, а адвокат Лукьянов заявил себе самоотвод и просил освободить его от дальнейшего участия в судебном заседании. Между тем, согласно ст. ст. 50 и 51 УПК РСФСР адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подсудимого, а отказаться от защитника, заявить ему отвод может лишь подсудимый. Поскольку адвокат Лукьянов принял на себя защиту подсудимого П. (что подтверждается представлением им в суд ордера и допуском его к участию в деле), а подсудимый ему отвода не заявлял, то адвокат Лукьянов не имел законного права заявлять самоотвод. Мнение участников процесса по заявленному адвокатом Лукьяновым самоотводу судом было выяснено и суд вынес мотивированное протокольное определение об отклонении заявленного самоотвода адвокатом Лукьяновым (т. 2 л.д. 84 - 85).

С учетом отсутствия у адвоката Лукьянова права заявления самоотвода, разрешения его судом, ссылка на то, что суд определение по этому вопросу выносил не в совещательной комнате, а протокольно, не влияет на законность и обоснованность приговора и не может являться основанием к его отмене, поскольку не влияло и не могло повлиять на приговор, не нарушило прав участников процесса, в первую очередь - прав подсудимого П.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Б. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по ст. 316 УК РФ.

При переквалификации действий Б. с п. п. "в", "д", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 316 УК РФ указание в приговоре направленности его умысла и цели сокрытия трупа убитого Т.М. не является нарушением закона, ухудшающим положение подсудимого или нарушающим его право на защиту.

С учетом конституционного требования об истолковании всех неустранимых сомнений исключительно в пользу подсудимого и в связи с отсутствием достоверных и достаточных доказательств виновности Б. в убийстве Т.М. суд обоснованно переквалифицировал его действия с п. п. "в", "д", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 316 УК РФ. При этом суд правильно, в соответствии с указанными требованиями оценки доказательств, пришел к выводу об отсутствии у Б. умысла на убийство Т.М. и нанесении им одного удара ножом в область левой лопатки, который, как следует из акта судебно-медицинской экспертизы, повлек причинение легкого вреда здоровью.

Суд обоснованно не усмотрел в действиях Б. и П. похищения Т.М., поскольку, по смыслу закона, необходимым элементом похищения является последующее удержание человека в неволе, а по данному делу установлено отсутствие такой цели у подсудимых: когда Т.М. был вывезен в безлюдное место, он был убит.

Наказание Б. назначено судом в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 - 62 УК РФ, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора в отношении Б., из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

обвинительный приговор Новосибирского областного суда от 4 июля 2002 г. в отношении П. и тот же приговор в части взыскания с него в пользу Т. 80000 рублей отменить и уголовное дело в отношении него в этой части в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекратить в связи с его смертью.

Тот же приговор в отношении Б., а также - оправдательный приговор в отношении П. по ч. 3 ст. 126 УК РФ - оставить без изменения, а кассационные жалобы потерпевшей Т., ее представителей Д.Н. и Ф.П., осужденного П. и адвокатов Елясовой А.Г., Лукьянова Д.В. и Ленкина А.А. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.П.КУДРЯВЦЕВА

 

Судьи

В.С.КОННОВ

И.П.ШАДРИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"