||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2003 г. N 78-О02-149

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Сергеева А.А., Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2003 года кассационные жалобы осужденных К.А., Г., адвоката Павлова В.И. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 20 мая 2002 года, которым

К.А., <...>, несудимая,

осуждена по ст. ст. 33 ч. ч. 3 и 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Г.,<...>, несудимый,

осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ на 11 лет лишения свободы;

по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Г. назначено принудительное лечение от наркомании в соответствии со ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ.

Постановлено взыскать с Г. и М. в пользу И. 10730 рублей в солидарном порядке.

По делу осужден также М., приговор в отношении которого не обжалован.

К.А. признана виновной в организации убийства К.Э. из корыстных побуждений, по найму, в пособничестве в ее убийстве, которое, согласно приговору, было совершено М.;

Г. осужден за убийство И., заведомо находящейся в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем, группой лиц по предварительному сговору с М.; за разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору с М., с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Заслушав доклад судьи Куменкова А.В., объяснения осужденной К.А., поддержавшей доводы жалобы, мнение прокурора Хомицкой Т.П., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

осужденная К.А. в кассационной жалобе указывает, что необоснованно признана виновной в совершении преступлений, ее вина не доказана; осужденный по делу М. оговорил ее; его показания о том, что она заказала убийство матери, не соответствуют действительности; показания М. об обстоятельствах происшедшего содержат противоречия, не согласуются с другими доказательствами; она же давала последовательные показания, которые судом необоснованно отвергнуты; ее версия о том, что к убийству могла быть причастна Р., надлежащим образом не исследована; Р. является лицом заинтересованным, ее показания не могут быть признаны достоверными; данных о том, что после убийства она передавала деньги М., не имеется; каких-либо причин для убийства матери у нее не было; вывод суда о том, что причиной убийства явилось ее намерение завладеть комнатой, несостоятелен, комнату, где они проживали, она продавать не намеревалась.

Осужденный Г. в кассационной жалобе указывает, что вывод суда о его виновности основан лишь на показаниях осужденного по делу М., лица, заинтересованного в исходе дела; показания М. должным образом не проверены, другими доказательствами не подтверждены, просит приговор суда изменить или отменить.

Адвокат Павлов в кассационной жалобе в защиту Г. указывает, что приговор суда является незаконным и необоснованным, подлежащим отмене.

В возражениях на жалобы потерпевший И. и адвокат Маркова ащитник осужденного М., считают доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, несостоятельными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности осужденных К.А. и Г. в совершении преступлений основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, подробно изложенных в приговоре.

По эпизоду убийства К.Э. вина К.А. подтверждается следующими доказательствами.

Осужденный М. пояснил, что К.А. предложила ему совершить убийство матери за денежное вознаграждение, т.к. у нее дома неблагоприятная ситуация, она сказала, что после убийства продаст комнату и деньги ему отдаст, он согласился; после этого они встретились с Анной, при этом он взял с собой капроновую веревку; Анна сказала, что он должен будет ожидать мать под лестничным маршем и, когда та выйдет за спиртным, задушить ее; затем Анна с матерью вышли из квартиры и потерпевшая подошла к выключателю, он набросил на ее шею веревку и стал затягивать, Анна в это время убежала, а потерпевшая издавала хрипы; когда в подъезд вошел мужчина с собакой, он убежал; через некоторое время после этого Анна передала ему часть денег, сказав, что остальные отдаст после продажи комнаты.

Показания осужденного М. об обстоятельствах совершения преступления, о роли в нем К.А., судом обоснованно признаны достоверными.

М. и на предварительном следствии и в судебном заседании давал последовательные показания.

Показания М. согласуются с другими доказательствами.

Так, из показаний свидетеля Ж. на предварительном следствии, оглашенных в судебном заседании, следует, что она в ночь с 14 на 15 августа 2000 года находилась на чердаке дома 147 по Лиговскому проспекту (дома, где проживали К.), она слышала, как по лестнице спускались две женщины с третьего этажа, одна из них сказала, что не будет спускаться из-за темноты; через некоторое время она услышала женские хрипы, как будто кого-то душили, затем она услышала, как закрылась дверь квартиры на третьем этаже; примерно через час мужчина стал искать женщину по имени Эмма, поднимался на чердак.

Из показаний свидетеля Е. на предварительном следствии, оглашенных в судебном заседании, следует, что он проживал совместно с К.Э.; 14 августа 2000 года вечером они распивали спиртные напитки, затем легли спать; он, проснувшись ночью, обнаружил, что Эммы нет дома, он спросил К.А., не знает ли она, где мать, та ответила, что по-видимому ушла за пивом; он стал разыскивать Эмму, поднимался на чердак, видел там женщину-бродягу.

Свидетель Р. пояснила, что вечером 14 августа 2000 года они распивали спиртное с К.Э., Е., затем разошлись; на следующий день в подъезде был обнаружен труп К.Э.; после этого она разговаривала с женщиной, ночевавшей на чердаке; та рассказала, что ночью слышала, как из квартиры выходили две женщины, затем услышала, как одна из женщин захрипела; через некоторое время после этого Е. разыскивал Эмму;

Р. пояснила также, что на следующий день после убийства К.А. занимала у нее 1500 рублей, а из комнаты пропало 100 долларов США, которые, по ее мнению, забрала К.А.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что труп К.Э. обнаружен на нижней площадке парадной дома 147 по Лиговскому проспекту г. Санкт-Петербурга.

В соответствии с заключением судебно-медицинского эксперта смерть К.Э. наступила от асфиксии, развившейся вследствие сдавления шеи петлей.

Приведенные выше и другие изложенные в приговоре доказательства оценены судом надлежащим образом.

Обстоятельства совершения преступления установлены правильно.

Доводы жалобы К.А. о необоснованности ее осуждения, о недоказанности ее вины судебная коллегия считает несостоятельными.

Оснований подвергать сомнению достоверность показаний осужденного М. судебная коллегия не усматривает.

М. в явке с повинной, в показаниях на предварительном следствии и в судебном заседании подробно указывал о роли К.А., о ее действиях при совершении преступления.

Каких-либо причин для оговора К.А. у М. не имелось.

Противоречий в показаниях осужденного М., которые бы могли поставить под сомнение доказанность обвинения К.А., не содержится.

Обоснованно признаны достоверными и показания свидетеля Р., они согласуются с показаниями свидетелей Ж., Ж., Е., осужденного М.

Из показаний свидетелей Р. и Ж. следует, что в ночь с 14 на 15 августа 2000 года Р. находилась у Ж.

Надлежащая оценка дана и заключению судебно-медицинского эксперта в отношении трупа К.Э., оно показаниям осужденного М. не противоречит.

Должным образом исследованы судом и мотивы действия осужденной К.А.; выводы суда в этой части являются правильными, основаны на имеющихся в материалах дела доказательствах.

Вина Г. в убийстве И. и в совершении разбойного нападения подтверждается следующими доказательствами.

Осужденный М. пояснил в суде, что они с Г. договорились совершить нападение на престарелую женщину, знакомую Г.; после этого он, войдя в квартиру, нанес потерпевшей несколько ударов бутылкой по голове, затем Г. телефонным проводом стал ее душить, обмотав вокруг шеи; он стал искать деньги, ценности, а Г. нанес несколько ударов по голове потерпевшей сковородкой, затем он принес из кухни камень, которым Г. ударил по голове потерпевшей; из квартиры они забрали телевизор, золотые изделия, деньги.

Осужденный Г. пояснил в судебном заседании, что они действительно приходили с М. к И.; М. наносил потерпевшей удары бутылкой по голове, после чего он накинул на шею И. шнур и стал стягивать, затем М. наносил удары потерпевшей сковородой, бросил в нее камень.

Из показаний осужденного Г. на предварительном следствии, оглашенных в судебном заседании, следует, что они с М. пришли в квартиру И. с целью завладения деньгами; М. наносил потерпевшей удары бутылкой по голове, он душил ее шнуром от телефона, М. после этого бил ее сковородкой.

Потерпевший И. пояснил, что он обнаружил мать убитой в квартире, она была в крови, из квартиры были похищены телевизор, золотые изделия.

Протоколом осмотра места происшествия установлено, что труп И. находился в прихожей квартиры, там же были обнаружены отбитое горлышко от бутылки, алюминиевая сковорода, булыжник, на шее трупа имелся телефонный провод.

В соответствии с заключением судебно-медицинского эксперта, смерть И. наступила от открытой тупой черепно-мозговой травмы в виде множественных ушибленно-рваных ран волосистой части головы и лобной области, вдавленных переломов костей свода черепа, ушиба головного мозга с повреждением мягкой мозговой оболочки.

Согласно заключению медико-криминалистической экспертизы повреждения на голове трупа И. могли быть причинены сковородой, камнем, бутылкой.

Приведенные выше и другие изложенные в приговоре доказательства по данному эпизоду оценены судом надлежащим образом.

Показания осужденного М. о предварительном сговоре на преступление, о совершении Г. насильственных действий в отношении И. в процессе лишения ее жизни судом обоснованно признаны достоверными, поскольку они были последовательны и на предварительном следствии и в судебном заседании, согласуются с другими доказательствами.

Сам Г. не отрицал, что применял к потерпевшей насилие.

Вывод суда о том, что Г. совместно с М. совершил убийство И. и разбойное нападение на нее, является правильным, его действия обоснованно квалифицированы по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Правильной является и квалификация действий К.А. по ст. ст. 33 ч. ч. 3 и 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных об их личности.

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 20 мая 2002 года в отношении К.А., Г. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

СЕРГЕЕВ А.А.

КУМЕНКОВ А.В.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"