||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2003 года

 

Дело N 66-о02-153

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.

судей - Глазуновой Л.И. и Русакова В.В.

Рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2003 года кассационные жалобы осужденных Щ. и Д., адвоката Назаровой Л.Г. на приговор Иркутского областного суда от 22 апреля 2002 года, которым

Д., <...>, русский, с образованием 9 классов, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 166 ч. 4 УК РФ к 9 годам лишения свободы,

по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Щ., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ к 16 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 166 ч. 4 УК РФ к 9 годам лишения свободы,

по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., мнение прокурора Кокориной Т.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Д. и Щ. осуждены за убийство Г. 1963 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, за разбойное нападение с целью завладения чужим имуществом, совершенное по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением потерпевшему тяжкого вреда здоровью, за угон автомашины с применением насилия, опасного для жизни, совершенный по предварительному сговору группой лиц, за умышленное уничтожение чужого имущества, совершенное путем поджога.

Преступление совершено в ночь на 29 декабря 1999 года в г. Братске Иркутской области при установленных судом и указанных в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании Д. свою вину признал полностью, отрицая лишь причастность к преступлению Щ., Щ. свою вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Щ., не приводя каких-либо доводов, указывает, что с приговором не согласен.

В дополнениях к кассационной жалобе он, ссылаясь на недозволенные методы следствия, просит не принимать его показания и показания Д. на предварительном следствии, как доказательство его вины. Считает, что суд должен принимать решение на основе доказательств, полученных в судебном заседании. Судебное следствие, по его мнению, проведено с нарушением закона, не все лица, показания которых имеют существенное значение для дела, допрошены.

Кроме того, он указывает, что на следствии ему несвоевременно был предоставлен адвокат, чем было нарушено его право на защиту. Утверждая, что не причастен к совершению преступления и, приводя доводы в обоснование своих утверждений, он просит отменить приговор и "принять меры к устранению допущенных нарушений норм УПК РФ". Как на нарушение его права на защиту он ссылается, что в период расследования дела истек срок для переосвидетельствования, находясь под стражей, он не прошел комиссию, в связи с чем его "осудили, не как инвалида". Просит разобраться в деле и не оставить его жалобу без внимания.

Адвокат Назарова Л.Г., не соглашаясь с приговором, указывает, что вывод суда о виновности Щ. не соответствует фактическим обстоятельствам дела, что является основанием к отмене приговора.

В дополнениях к кассационной жалобе она просит отменить приговор и дело производством прекратить.

Основанием к этому она указывает, что утверждение ее подзащитного в той части, что он, получив от потерпевшего ранение в щеку, убежал с места происшествия и никаких противоправных действий в отношении него не совершал, не опровергнуты. Показания на предварительном следствии были получены под физическим воздействием со стороны оперативных работников, в связи с чем не могут служить доказательством по делу.

Кроме того, она считает, что в период следствия было нарушено право Щ. на защиту, ему несвоевременно был предоставлен адвокат, некоторые следственные действия с участием Щ. проводились в отсутствие адвоката.

Приговор, по ее мнению, постановлен на неполно исследованных материалах дела. Доказательства, свидетельствующие о непричастности осужденного к преступлению, либо не исследованы, либо не получили надлежащей оценки.

Считает, что допущенные ошибки повлекли вынесение приговора с выводами, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, и с нарушением уголовно-процессуального закона. Просит об его отмене.

Осужденный Д., не оспаривая своих действий в отношении потерпевшего, считает, что наказание ему назначено без учета требований ст. 62 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит вину осужденных в совершении преступления при указанных в приговоре обстоятельствах доказанной.

Допрошенные неоднократно на предварительном следствии, они оба признавали свою вину в совершении преступления и рассказывали о своих действиях и действиях каждого при его совершении.

При этом они поясняли, что денег на проезд в частном такси у них практически не было.

Свои показания они подтвердили при проверке их на месте совершения преступления.

Эти показания судом признаны достоверными, поскольку нашли подтверждение при проверке других доказательств по делу.

Машина потерпевшего была обнаружена вблизи очистных сооружений.

Машина практически полностью была уничтожена огнем.

Рассказывая об обстоятельствах совершения преступления, Д. и Щ. указали место, где они встретили потерпевшего, где наносили удары ножом и гирей, куда перегнали машину, и где ее сожгли, предварительно положив потерпевшего в багажник и закрыв его.

Их показания соответствуют данным обнаружения и осмотра машины.

Труп Г. с признаками насильственной смерти был обнаружен в багажнике автомашины.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила от механической асфиксии, развившейся вследствие воздействия угарных газов. Кроме того, на трупе обнаружены множественные колото-резаные ранения в области лица, шеи, грудной клетки, часть из них являются проникающими в шею и грудную клетку с повреждением их внутренних органов. Также в области лица обнаружены кровоподтеки на лице, которые могли быть причинены кулаком или гирей.

Выводы данного заключения подтверждают показания осужденных как в части локализации телесных повреждений на трупе потерпевшего, так и механизме их образования.

Рассказывая об обстоятельствах убийства, они поясняли, что удары ножом наносил Щ., а удары гирей - сидевший на заднем сиденье Д.

Их показания соответствуют выводам судебно-медицинского эксперта о месте нахождения нападавших и потерпевшего в момент причинения последнему телесных повреждений.

В канализационной системе был обнаружен технический паспорт потерпевшего.

Д., давая показания об обстоятельствах совершения преступления, пояснял, что, проверив карманы Г., они обнаружили деньги, а между сиденьями - техпаспорт. Деньги забрали, а техпаспорт выбросили в колодец.

Кроме того, они поясняли, что потерпевший в момент совершения в отношении него противоправных деяний находился в состоянии алкогольного опьянения, их пояснения в этой части подтверждаются выводами судебно-медицинской экспертизы.

В судебном заседании оба они изменили свои показания и стали утверждать, что Д. совершил преступление один, Щ. к преступлению не причастен.

Оценив добытые доказательства в совокупности, суд обоснованно пришел к выводу, что они совершили инкриминируемые им деяния, и их действиям дал правильную юридическую оценку.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденных на защиту, в том числе и тех, на которые осужденные ссылаются в кассационных жалобах, по материалам дела не установлено.

Как видно из материалов дела, обоим им было разъяснено право пользоваться услугами защитников с момента задержания, и право не свидетельствовать против самого себя и близких родственников.

Оба заявили, что права, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, им ясны, ходатайств о приглашении защитников не заявляли.

При таких обстоятельствах полагать, что следствием было нарушено право Щ. на защиту, оснований у Судебной коллегии не имеется.

Наказание Щ. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности, в том числе судом учтено и состояние его здоровья, оснований к его смягчению Судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, приговор в отношении Д. подлежит изменению по следующим основаниям.

Как видно из приговора, суд принял решение о назначении ему наказания с применением правил ст. 62 УК РФ, в соответствии с которой срок и размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

Однако, приняв такое решение, суд требования закона не выполнил и назначил по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ наказание, превышающее три четверти максимального срока лишения свободы, предусмотренного санкцией данной статьи.

По этим основаниям приговор подлежит изменению.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 22 апреля 2000 года в отношении Д. изменить:

- смягчить ему наказание по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ до 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в", 166 ч. 4, 167 ч. 2 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначить 14 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Д., а также приговор в отношении Щ. оставить без изменения, а кассационные жалобы Назаровой Л.Г., Д. и Щ. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"