||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2003 года

 

Дело N 59-о02-30

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.

судей - Дубровина Е.В. и Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2003 г. кассационные жалобы осужденных Г. и М. на приговор Амурского областного суда от 28 июня 2002 г., которым

Г., <...>, русский, со средним образованием, не работавший, ранее не судимый,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к шестнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к семнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

М., <...>, русский, со средним образованием, не работавший, ранее не судимый,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к восьми годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать солидарно с Г. и М. в пользу:

- Р.Е. - в возмещение морального вреда - 250000 руб. и в возмещение материального ущерба - 2580 руб.;

- Р.В. - в возмещение морального вреда - 250000 руб.

Г. и М. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на Р., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда его здоровью; и за убийство Р., 1971 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору и сопряженное с разбоем.

Преступления совершены ими 24 ноября 2001 г. в Амурской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., мнение прокурора Кокориной Т.Ю., полагавшей судебное решение в отношении Г. и М. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

- осужденный Г. просит изменить приговор, ссылаясь на проведение предварительного следствия с нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства, а проведение судебного следствия - предвзято, на неправильную оценку доказательств, на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам, на строгость назначенного наказания. Утверждает, что М. участия в преступлениях не принимал, сговора с ним у него не было, цели убийства Р. он не имел;

- осужденный М. просит переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ и смягчить ему наказание, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный Г. в своей жалобе.

В возражениях потерпевшие Р.В. и Р.Е. считают доводы жалоб несостоятельными; а Р.В., кроме того, считает чрезмерно мягким назначенное Г. и М. наказание.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор в отношении Г. и М. в части взыскания морального вреда подлежащим отмене, а в остальной части - законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям:

Виновность Г. и М. в содеянном ими установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Как следует из материалов дела, судом проверялись доводы о применении к Г. и М. незаконных методов расследования, однако эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты судом.

Как видно из материалов дела, при допросах 28 и 30 ноября 2001 года Г. заявлял, что показания давал добровольно, без какого-либо насилия со стороны работников милиции и следователей (т. 1 л.д. 17, 18, 30). Допросы Г. 30 ноября 2001 г., 10 января, 18 марта, 17 апреля 2002 г. и М. - 30 ноября, 5 и 18 декабря 2001 г., 30 января, 22 марта и 17 апреля 2001 г. проводились с участием адвокатов, следственные действия с Г. 28 ноября 2001 г. и с М. 5 декабря 2001 г. проводились с участием понятых и других лиц и никто из них не заявлял о применении незаконных методов расследования (т. 1 л.д. 26 - 30, 32 - 33, 35 - 43, 19 - 20, 128 - 132, 138 - 140, 143, 144 - 145, 147 - 148, 149, 150 - 158, 171 - 172; т. 2 л.д. 161 - 162, 169 - 170). При допросах Г. (т. 1 л.д. 32 - 34) и М. (т. 1 л.д. 143, 147 - 148, 171 - 172; т. 2 л.д. 169 - 170) отказывались давать показания, что также не подтверждает доводов о применении к ним незаконных методов расследования. М. при допросе 5 декабря 2001 г. утверждал, что показания давал добровольно, без какого-либо насилия со стороны работников милиции и допрашивающих лиц (т. 1 л.д. 139, 140, 171). Из сообщений из ИВС и СИЗО следует, что при приеме в ИВС М. и Г. были досмотрены и видимых телесных повреждений не имели, за время нахождения в ИВС и СИЗО они за медицинской помощью в связи с какими-либо телесными повреждениями не обращались (т. 1 л.д. 176; т. 3 л.д. 36 - 39). Постановлением прокурора от 25 июня 2002 г. признано установленным, что в ходе проверки не нашли подтверждения заявления М. и Г. о применении к ним недозволенных методов ведения следствия и постоянных их избиениях сокамерниками и сотрудниками милиции и в возбуждении уголовного дела отказано за отсутствием события преступления (т. 3 л.д. 23 - 25). Данное постановление не отменено и в установленном законом порядке не признано незаконным. Видеозапись следственного эксперимента с участием М., на что он ссылается в жалобе, не свидетельствует, что к нему применялись незаконные методы расследования.

М., как видно из протокола задержания по подозрению в совершении преступления, собственноручно указывал в нем, что он совершил убийство водителя машины (т. 1 л.д. 124).

При допросе в качестве подозреваемого М. пояснял, что ему Г. сообщил, что хочет удушить водителя и забрать машину, показал ему веревку, которой собирался душить. Ему Г. предложил в машине сесть рядом с водителем и, когда машина остановится, подержать руки водителю, пока он будет душить его. Машину он намерен был продать. Поскольку нужны были деньги на лечение матери, он согласился с предложением Г. С собой у него была бита, которую ему дал Г. Когда машина остановилась, Г. стал душить водителя веревкой, но тот успел открыть дверь. Тогда он (М.) упал на колени водителя и стал держать ему руки, а водитель хотел освободить руки. Все это происходило минут 5. Затем Г. бессознательного водителя перетащил на заднее сиденье, сказал, чтобы он дал ему биту, что он и сделал, и он услышал два глухих удара битой. После этого они выехали на машине за пределы города, остановились у леса, машиной управлял он (М.). Труп водителя они отнесли в лес. До этого Г. снял с трупа куртку, туфли. Он (М.) стал обыскивать машину, нашел борсетку с документами, деньгами (2000 руб.). Все это, а также - чехлы с сидений машины забрал Г., а машину впоследствии - продал (т. 1 л.д. 128 - 132).

Аналогичные показания М. давал при допросе в качестве обвиняемого, при проведении следственного эксперимента и аналогичные данные указывал в своем заявлении, именуемом "чистосердечным признанием" (т. 1 л.д. 125, 144 - 146, 138 - 140).

Ссылка М. на то, что адвокат Комогорцев ненадлежаще защищал его и говорил ему, что защищать его не собирается, является несостоятельной. Право М. на защиту в ходе предварительного следствия нарушено не было. Как видно из материалов дела, М. адвокат Комогорцев был выделен по запросу следователя о выделении адвоката 2-ой Амурской областной коллегией адвокатов и М. отводов Комогорцева не заявлял, заменить ему адвоката не просил.

Доводы о том, что М. свое заявление, именуемое "чистосердечным признанием", писал без адвоката, не имеют юридического значения, поскольку при написании подозреваемым (обвиняемым) своих заявлений (независимо от того, как он их именует) закон (УПК РСФСР) не предусматривал присутствие и участие его защитника. Предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством оснований, препятствовавших П. и К. быть понятыми при проведении следственного эксперимента с участием М., из материалов дела не усматривается. Обязанности защитника следовать в машине вместе с задержанным подозреваемым при указании им определенного места при проведении следственного эксперимента - законом не предусмотрено.

В ходе предварительного следствия Г. пояснял, что придя к М., он попросил его поехать с ним, чтобы завладеть машиной. Он сообщил М., что сядет в машине позади водителя, а М. должен сесть рядом с водителем, чтобы помочь ему, когда он будет душить веревкой водителя, М. должен в это время удерживать руки водителя. Он показал М. приготовленную веревку. Он сообщил М., что собирается машину продать. Он убедил М. поехать с ним. Перед совершением преступления он попросил М. взять с собой на всякий случай биту: у него была удавка, а у М. - бита. Когда он стал душить водителя, тот открыл дверь машины и М. стал держать его руки, чтобы водитель не сопротивлялся. Когда у водителя исчезло сознание, он перетащил его на заднее сиденье, сел на него и попросил у М. биту. Тот дал ему биту и он битой 2 раза ударил водителя в область темени. После этого М. повел машину за город. Он (Г.) снял с водителя куртку, туфли. На месте он нанес еще 2 удара битой водителю, у того что-то щелкнуло. Они оттащили тело водителя. М. в машине нашел борсетку, документы (т. 1 л.д. 35 - 43).

Ссылка Г. на то, что указанные показания он давал в отсутствие адвоката, противоречит содержанию протокола, в котором указано, что допрос проводится с участием адвоката Ефремова, и данный протокол подписан не только следователем, обвиняемым, но и адвокатом Ефремовым.

Ознакомившись по окончании предварительного следствия со всеми материалами дела "путем прочтения каждого листа дела", ни обвиняемый Г., ни адвокат Ефремов не делали никаких заявлений в части допроса Г. 18 марта 2002 г. в отсутствие адвоката (т. 2 л.д. 175). При таких данных указанная ссылка Г. несостоятельна. (Допрос адвоката - защитника по делу законом не предусмотрен, а показания защитника не являются источниками доказательств по делу.)

Изменению показаний подсудимыми Г. и М. суд дал надлежащую оценку.

С учетом приведенных показаний Г. и М., совместных и согласованных их действий при совершении преступлений суд пришел к обоснованному выводу о наличии между осужденными предварительного сговора на разбой и убийство.

Как следует из показаний свидетеля Б., у нее и ее сожителя Г. сложилось тяжелое материальное положение. Им пришлось выселиться из гостиницы, поскольку не было денег для ее оплаты. Г. договорился с Н. об их временном проживании. Так как состояние ее здоровья ухудшилось, то ей нужны были деньги на лечение. Она попросила Г. привезти к ней сыновей и днем к ней приходили Г. и М. Она сказала им, что ей нужны средства на лечение и ей необходима операция. Около 15 часов они ушли, а вернулись около 21 часа с пакетом с вещами.

Из показаний свидетеля Н. также следует, что денег у Г. не было.

Свидетель Г. поясняла, что перед уходом из дома 24 ноября 2001 года Г. и М. о чем-то разговаривали в течение около часа. Колос сказал ей, что, уходя, М. взял с собой биту.

Указанные денные свидетельствуют, что наем машины для поездки М. и Г. производили, не имея средств. Довод М., что идя к матери, он взял с собой биту "для самообороны", с учетом приведенных показаний М. и Г. и применения биты для убийства и при разбое, - является явно надуманным, противоречащим материалам дела.

Ссылка М. на то, что Г. ему говорил угрожающим тоном, чтобы он сел в машину и управлял ею, не влияет на оценку его действий, поскольку угроз ему (М.) Г. при этом не высказывал и М. имел возможность, не садясь в машину, скрыться. Кроме того, указанная ссылка противоречит приведенным доказательствам, из которых следует, что М. действовал в соответствии с предварительным сговором с Г.

Как следует из акта судебно-медицинской экспертизы, смерть Р. наступила от механической асфиксии в результате удавления петлей, а на его руках имелись прижизненно образованные ссадины: три - на тыльной поверхности правой кисти и четыре - на тыльной поверхности левой кисти, что соответствует приведенным показаниям Г. и М. о подавлении сопротивления Р. при его удушении, удержании его рук М.

С учетом приведенных показаний Г. и М., а также - с учетом расположения между сиденьями водителя и пассажира в похищенной машине "бардачка" и подставки для локтя, ссылка М., что при удушении его дернул Р., поэтому он со своего сиденья, не вставая, повалился на колени водителя, - является несостоятельной.

Виновность М. и Г. в содеянном подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и дав правильную оценку всем доказательствам в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о виновности М. и Г. в содеянном и верно квалифицировал действия каждого из них по п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Ссылка Г. на отсутствие у него цели убийства Р. несостоятельна. Как пояснял в ходе предварительного следствия М., ему Г. сообщал, что хочет удушить водителя. Характер действий Г.: удушение Р. веревкой, а затем неоднократное нанесение ударов битой в область жизненно важных органов - в голову - подтверждает правильность выводов суда о наличии у Г. цели убийства Р. Об этом же свидетельствуют и фактические обстоятельства дела, когда Г. и М. до нападения мер к своей маскировке не принимали, Р. их видел, вследствие чего при оставлении его в живых мог указать обстоятельства происшедшего и описать преступников, что не обеспечивало избежания ими ответственности (сами они с повинной в правоохранительные органы не являлись).

Наказание Г. и М. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

С учетом изменения показаний Г., введения в заблуждение органов следствия об участниках преступлений и обстоятельствах их совершения, суд правильно не усмотрел в его действиях активного способствования раскрытию преступлений и изобличению соучастника.

М. наказание назначено минимально возможное, установленное законом - санкциями ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 162 УК РФ. Каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основание для применения ст. 64 УК РФ, не имеется. Г. и М. назначено справедливое наказание, соразмерное содеянному самими ими, и оснований к его смягчению не имеется.

Доводы возражений потерпевшего Р.В. о необходимости отмены приговора в целях назначения осужденным более строгого наказания не могут учитываться, поскольку им кассационной жалобы на приговор не подавалось.

Гражданский иск о возмещении материального ущерба разрешен судом в соответствии с действующим законодательством.

Вместе с тем, приговор в части взыскания с Г. и М. полумиллиона (500000) рублей в возмещение морального вреда подлежит отмене. Как видно из материалов дела, осужденные не работали, материальных средств не имели. Совершение преступления вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств судом признано смягчающим обстоятельством. Из материалов дела следует, что кроме телефона, другого имущества, на которое может быть наложен арест, у Г. и М. не имеется. Указывая в приговоре о разумности и справедливости взысканной суммы, суд в приговоре не указал, реальна ли эта сумма к взысканию с осужденных, и не обосновал своего решения в этой части. Кроме того, из приговора неясно, учитывалось ли судом, что изобличение виновных, привлечение их к ответственности и их наказание, также является формой возмещения морального вреда. При таких данных приговор в части взыскания с осужденных 500000 руб. в возмещение морального вреда не может быть признан законным, обоснованным и справедливым.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора в полном объеме, из материалов дела не усматривается.

Доводы о фальсификации доказательств и дела не соответствуют материалам дела.

Проведение (либо непроведение) очной ставки между обвиняемыми является компетенцией следователя и самостоятельно решается им в зависимости от имеющихся материалов, проведение такой очной ставки не имеет цели преждевременное (до окончания предварительного следствия) ознакомление обвиняемых с показаниями друг друга и согласование своих позиций.

За исключением вносимого изменения данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом - рассмотрено всесторонне, полно и объективно, выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом.

С протоколом судебного заседания Г. и М. были ознакомлены (т. 3 л.д. 137, 138), вручение им копии протокола судом УПК РСФСР не предусматривалось. УПК РФ, введенный в действие после их осуждения, предусматривает возможность изготовления копии протокола судом по письменному ходатайству осужденных, но только за их счет (ч. 8 ст. 259 УПК РФ), а как следует из материалов дела предварительной оплаты изготовления копии протокола судебного заседания Г. и М. не произведено, копий (подлинников) квитанций о производстве такой оплаты ими в суд не представлено. При таких данных судом в части неизготовления и невручения им копий протокола судебного заседания - нарушения требований закона не допущено.

Ссылка Г. на неправильность вступившего в законную силу приговора Раменского районного суда не влияет на законность, обоснованность и справедливость данного приговора. При кассационном рассмотрении дела суд не вправе проверять законность, обоснованность и справедливость приговора, вступившего в силу и по другому делу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Амурского областного суда от 28 июня 2002 г. в отношении Г. и М. в части взыскания с каждого из них в возмещение морального вреда в солидарном порядке в пользу Р.Е. и Р.В. по 250000 рублей отменить и дело в этой части направить в тот же суд на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части тот же приговор в отношении Г. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Г. и М. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.П.КУДРЯВЦЕВА

 

Судьи

Е.В.ДУБРОВИН

В.С.КОННОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"