||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2003 года

 

Дело N 59-о02-28

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Русакова В.В. и Глазуновой Л.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 марта 2003 года кассационные жалобы осужденного В., его законного представителя В.С. и адвоката Комлевой К.М. на приговор Амурского областного суда от 27 мая 2002 года, по которому

В., <...>, ранее не судим

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к девяти годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено девять лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с В. в счет возмещения материального ущерба 43632 рубля 10 копеек и в счет возмещения морального вреда 100000 рублей в пользу Ш.Л.

В. признан виновным и осужден за разбойное нападение на Ш., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему; за убийство Ш. 1945 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору и сопряженное с разбоем.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Ерохина И.И., полагавшего судебное решение в отношении В. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах и в дополнениях к ним:

- осужденный В. просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что судом не были выполнены указания вышестоящего суда после отмены первоначального приговора; допрос свидетеля Б. был произведен поверхностно, а ходатайство о дополнительном допросе указанного свидетеля было отклонено необоснованно; судом не была истребована характеристика из СИЗО, где он находится более года и зарекомендовал себя с положительной стороны;

- законный представитель В.С. просит объективно разобраться в материалах дела, изменить приговор, ссылаясь на то, что обстоятельства дела исследованы судом поверхностно и не полно; указывает на недозволенные методы ведения следствия; полагает, что на начальной стадии предварительного следствия было нарушено право В. на защиту, так как не был приглашен на следственные действия избранный защитник; считает назначенное наказание суровым без учета личности и обстоятельств содеянного;

- адвокат Комлева Н.М. в защиту интересов осужденного В. просит изменить приговор, оправдать В., ссылаясь на недоказанность вины последнего во вмененных преступлениях; по мнению адвоката, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; по делу не устранены противоречия в показаниях Б. и В. об обстоятельствах случившегося.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения законного представителя В.С. и адвоката Комлевой Н.М., поддержавших доводы кассационных жалоб, по основаниям в них изложенным, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осужденного В. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования В. не отрицал того обстоятельства, что между ним и Б. была договоренность о разбойном нападении на любого водителя автомашины с последующим завладением автотранспортом, при этом планировали оглушить водителя камнем.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания В. относительно обстоятельств договоренности о совершении разбойного нападения на водителя автомашины с последующим убийством в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Из показаний свидетеля Б. в судебном заседании явствует, что за два месяца до совершения преступления В. предложил ему убить водителя автомашины, после чего забрать машину и продать. Он согласился с предложением В. и тот через некоторое время привез и отдал ему нож, сказав, что именно этим ножом будут убивать водителя. Нож он прятал в училище. За несколько дней до совершения преступления В. сообщил ему о конкретном дне - 3 июня 2000 года, так как в тот день отец В. уедет на рыбалку. В назначенный день В. пришел к нему в училище в 18 часов, они нашли камень, который он положил в пакет, взял с собой также и нож, который ему ранее принес В. Через некоторое время В. приехал на автомобиле марки "Ниссан-Глория", водителем которого был мужчина 45 - 50 лет. В. попросил водителя отвезти их в с. Верх. Благовещенск, где якобы назначена встреча. Приехав на место, В. сказал ему, что надо убить водителя и встал возле двери водителя, а он нанес водителю удар камнем по голове в область затылка. После этого он - Б. нанес водителю около трех ударов ножом в область ключицы, а затем, когда вытаскивали потерпевшего из машины - в живот. Когда водителя вытащили на дорогу, то В. взял у него нож и, подойдя к водителю, нанес несколько ударов в область шеи. Приехав в город, они сняли с машины номера, В. взял в машине сумочку, в которой находились деньги в сумме 500 рублей, из которых 400 рублей В. взял себе, а 100 рублей отдал ему. Через несколько дней он приезжал на место происшествия и забрал часы потерпевшего.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что у дороги, ведущей к золотоотвалу с. Верх. Благовещенск был обнаружен труп мужчины (Ш.) с признаками насильственной смерти.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Ш. наступила в результате острой потери крови, вследствие девяти колото-резаных ран грудной клетки, живота, шеи.

Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная на вырезке из декоративной обшивки двери автомобиля марки "Ниссан-Глория" гос. номер <...> кровь, по своей групповой принадлежности от Ш. не исключается.

По протоколу обыска от 10 июня 2000 года в квартире <...>, в которой проживал В., был обнаружен и изъят паспорт на имя Ш.

Виновность В. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины В. в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью и в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, верно квалифицировав его действия по п. "в" ч. 3 ст. 162; п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно.

Выводы суда о наличии у В. предварительного сговора с Б. на совершение разбоя и убийства надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями Б. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, правильно признанными соответствующими действительности, поскольку соответствуют согласованным и совместным действиям при совершении разбоя и убийства.

Доводы В. в жалобах на то, что до совершения нападения на потерпевшего он не знал о наличии у Б. оружия (ножа) и о намерении применить его при нападении не имеют юридического значения для квалификации его действий, поскольку по делу установлено (и не оспаривается в жалобах), что применение ножа в отношении Ш. имело место в присутствии В., он знал о применении холодного оружия при нападении на потерпевшего, но несмотря на это не прекратил своих преступных действий, а, напротив, использовал, воспользовался примененным насилием с использованием оружия для последующего завладения чужим имуществом, а затем и сам ножом нанес несколько ударов в места расположения жизненно важных органов потерпевшего.

Доводы жалоб о том, что В. в силу своего несовершеннолетнего возраста на момент совершения преступлений участвовал в разбое и в убийстве под влиянием страха и психического принуждения со стороны Б. являются несостоятельными и противоречат материалам дела. В судебном заседании В. пояснял, что Б. ему никак не угрожал. О наличии каких-либо угроз В., принуждении его к совершению преступлений Б. не давал показаний. Как следует из материалов дела, у В. имелся предварительный сговор с Б. на совершение разбоя и убийства, при его совершении он совершал активные действия, после совершения преступления участвовал в сбыте похищенного, завладел частью похищенного, о происшедшем в органы милиции не сообщил. Указанные обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют, как об отсутствии угроз в отношении В., так и об отсутствии психического принуждения к совершению преступлений.

Суд правильно оценил последующее изменение показаний В. Его ссылки на незаконность методов расследования проверялись и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. В. показания в ходе предварительного следствия давал в присутствии понятых, при допросе с участием адвоката отказывался от дачи показаний, что также не свидетельствует о применении незаконных методов расследования. Сам В. как следует из протоколов допроса, неоднократно утверждал, что показания давал добровольно, без какого-либо психического или физического воздействия.

Судебная коллегия не может принять во внимание доводы адвоката и законного представителя В.С., о нарушении права на защиту, поскольку как следует из материалов дела после задержания В. последний был обеспечен согласно его заявлению адвокатом, при этом каких-либо ходатайств о предоставлении ему конкретного адвоката В. на первоначальном этапе предварительного следствия не заявлял.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного об оговоре его со стороны Б., однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденного, в том числе о неправильной оценке доказательств, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, поэтому у Судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденного В. в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Наказание назначено В. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

Данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом первой инстанции - рассмотрено полно, всесторонне и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, Судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Амурского областного суда от 27 мая 2002 года в отношении В. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного В., законного представителя В.С. и адвоката Комлевой Н.М. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"