||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2003 года

 

Дело N 53-о02-90

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Разумова С.А.,

    судей                                         Хлебникова Н.Л.,

                                                        Чакар Р.С.

 

рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2003 г. кассационные жалобы осужденного П. и в его защиту адвоката Спирягина А.Н. на приговор Красноярского краевого суда от 4 июня 2002 г. которым

П., <...>, грузин, со средним образованием, не женат, работал преподавателем физической подготовки в лицее N 1, проживал в <...>, судим:

1) 04.08.98 по ст. ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "б", 158 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ к 3-м годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

2) 10.01.2000 по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 4 августа 1998 года и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытого наказания по указанному приговору окончательно назначено 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

Он же по ст. 209 ч. 2 УК РФ оправдан "за отсутствием доказательств его участия в совершении преступления".

По делу разрешен гражданский иск потерпевшей З. о возмещении материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., объяснение осужденного П., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей оставить приговор суда без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

П. осужден за разбойное нападение на З. в целях хищения чужого имущества, в составе организованной группы, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия.

Преступление совершено 21 мая 1999 г. в г. Красноярске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании П. не признал себя виновным.

В кассационных жалобах:

осужденный утверждает о непричастности к преступлению и потому выражает несогласие с обвинительной частью приговора, который просит отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. При этом указывает, что суд необоснованно сослался, как на доказательства его вины, на заведомо ложные показания осужденных ранее А., К. и П.А., данные ими в ходе предварительного следствия. В то же время не принял во внимание показание этих лиц и З.Э. в судебном заседании, когда они отвергли его причастность к нападению на З.

Сама потерпевшая, как он полагает, тоже свидетельствовала об этом.

Кроме того, П. оспаривает решение суда о назначении ему наказания по совокупности приговоров, полагая, что его судимость от 4 августа 1998 г. погашена.

Адвокат Спирягин А.Н. в защиту осужденного просит об отмене приговора с прекращением дела производством. Он тоже ссылается на недопустимость использования при доказывании вины показаний К., А., П.А. и З.Э., указывая, что первые трое допрашивались в ходе следствия после употребления наркотиков, предоставленных им оперативными работниками милиции, а кроме того, - А. испытывал к П. неприязнь, в связи с которой он сам и по его просьбе К. оговорили последнего.

З.Э. же, как указано в жалобе, не участвовал в этом нападении и потому не был осведомлен о составе его участников.

Не смогла подтвердить это, по мнению адвоката, и потерпевшая З.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы и возражения на них со стороны прокурора, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы в обоснование непричастности П. к преступлению, за которое он осужден несостоятельны, поскольку опровергаются всесторонне и полно рассмотренными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Как следует из показаний осужденных по делу П.А., К. и А., которые суд признал допустимыми в качестве доказательств виновности и достоверными, П. был одним из участников заранее спланированного вооруженного нападения на З. и действовал при этом, как и другие нападавшие, в соответствии с отведенной ему ролью.

Когда З. в кухне уложили на пол, связали скотчем и, угрожая револьвером, требовали указать место хранения денег и ценностей, он помогал обыскивать квартиру потерпевшей (л.д. 106 - 111, 129, 130 - 135, 136 - 140, 141 - 143, 343 - 346).

Эти показания К. и П.А. подтвердили на очной ставке между ними (л.д. 119 - 120).

При производстве опознания П.А. и А. указали на П. как на соучастника разбойного нападения на З. (л.д. 127, 149).

Обоснованно суд в приговоре сослался как на одно из доказательств виновности осужденного и на показания свидетеля З.Э. на предварительном следствии, согласно которым сам он действительно не участвовал в нападении на З., однако со слов других хорошо осведомлен о том, что в этом нападении принимал участие и П. (л.д. 339 - 342).

При оценке приведенных показаний суд тщательно проверил доводы об оговоре П. со стороны П.А., К., А. и З.Э., которые обоснованно отверг, приведя в приговоре соответствующие мотивы.

Данных, которые давали бы основания не соглашаться с оценкой в приговоре упомянутых показаний по делу не имеется.

Ссылки же в жалобах на то, что причинами для оговора П. могли быть неприязнь к нему со стороны А. и употребление последним, а также П.А., К. наркотических средств, предоставленных им работниками уголовного розыска, явно надуманы с целью опорочить доказательственное значение показаний этих лиц.

Что же касается показаний А., П.А., К. и З.Э. в судебном заседании, когда они, свидетельствуя в пользу подсудимого, сообщили сведения, противоречащие собранным доказательствам и фактическим данным по делу, то им в приговоре тоже дана надлежащая оценка.

Содержание показаний потерпевшей З., на которые суд сослался в приговоре в обоснование вины свидетельствуют, что нападавшие действовали в группе лиц, согласованно и целенаправленно, были в масках, однако в голосах двоих она различила "кавказский акцент".

По утверждению потерпевшей, за три дня до нападения П. посещал ее квартиру, при этом интересовался денежной выручкой от предпринимательской деятельности и тем как она хранит ее.

Сразу после нападения ей предъявляли фотографию П., по которой она опознала его (л.д. 403 - 406).

При таких данных, оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины П. в его участии в составе организованной группы в разбойном нападении на З.

Его действия суд в приговоре квалифицировал правильно и свой вывод по этому поводу надлежаще мотивировал.

Наказание суд назначил П. справедливое, с учетом тяжести содеянного, его роли в преступлении и личности, а также иных обстоятельств по делу, признанных доказанными.

Довод осужденного, в котором оспаривается назначение ему наказания по совокупности приговоров неоснователен, т.к. преступление, за которое он осужден по настоящему делу совершено им в период условного осуждения по приговору от 4 августа 1998 г., а поэтому при назначении окончательного наказания суд обоснованно руководствовался правилами ст. 70 УК РФ.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 4 июня 2002 года в отношении П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

С.А.РАЗУМОВ

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

Р.С.ЧАКАР

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"