||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2003 года

 

Дело N 16-о02-99

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Колышницына А.С. и Родионовой М.А.

рассмотрела в судебном заседании от 26 марта 2003 г. кассационные жалобы осужденного Г., адвоката Егорова К.А., кассационное представление государственного обвинителя на приговор Волгоградского областного суда от 8 октября 2002 года, которым

Г., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 22 годам лишения свободы, по ст. 213 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 23 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Г. в пользу П.Т. в возмещение материального ущерба 14600 руб., а в счет компенсации морального вреда пользу П.Т. - 100000 руб., в пользу З.И. - 70000 руб.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения осужденного Г., адвоката Егорова К.А. по доводам жалоб и просивших приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, а также мнение прокурора Сафонова Г.П., поддержавшего кассационное представление и полагавшего в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Г. признан виновным и осужден за умышленное убийство З. и П., хулиганство с применением оружия, а также за незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в мае и декабре 2001 года в г. Волгограде при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Г. вину не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель Мелихов А.В. просит переквалифицировать действия осужденного Г. со ст. 213 ч. 3 УК РФ на ст. ст. 115 и 119 УК РФ, так как осужденный нанес побои С. и угрожал убийством из-за ревности, а не из хулиганских побуждений. По ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ просит смягчить наказание до 20 лет лишения свободы, поскольку это максимальная санкция за это преступление. По совокупности преступлений просит назначить Г. наказание в виде 22 лет лишения свободы.

В кассационных жалобах осужденный Г. указывает, что он никаких преступлений не совершал и вина его не доказана. Вывод суда о его виновности основан лишь на противоречивых показаниях заинтересованных в исходе дела потерпевшего С. и свидетелей И., Е. и С. Другие доказательства, оправдывающие его, судом необоснованно отвергнуты. Судебное следствие проведено односторонне, с нарушением норм УПК и с обвинительным уклоном. Ему назначено суровое наказание. Просит разобраться и приговор суда отменить и дело прекратить или направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Егоров в дополнительной кассационной жалобе, поддержанной осужденным Г., просит приговор суда отменить и дело прекратить за непричастностью осужденного к совершенным преступлениям, приводя аналогичные доводы, что и в жалобах самого осужденного.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель просит оставить их без удовлетворения, изменив приговор в соответствии с кассационным представлением.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, Судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В силу ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора в соответствии со ст. 307 УПК РФ должна содержать мотивы преступления, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Однако судом эти требования закона выполнены не полностью.

Как на предварительном следствии, так и в суде осужденный Г. вину в убийстве З. и П. не признал. В подтверждение его виновности суд сослался на показания свидетелей И., Е., С., а также протоколы осмотра места происшествия и заключения экспертов о причинах смерти потерпевших.

Однако свидетели И., Е., С. на первых допросах не показывали, что убийство потерпевших совершил Г., и что именно его и И. видели Е. и С., выходящими из подъезда, где было совершено убийство (л.д. 113 - 116, 136 - 141, 157 - 159 т. 1).

Суд в приговоре указал, что свидетели боялись за свою жизнь, поэтому на первых допросах не показали о причастности Г. к совершенным убийствам.

Между тем такое объяснение этих свидетелей надлежало тщательно проверить, почему они боялись за свою жизнь и кого именно. Если они боялись Г., то они дали уличающие Г. показания еще тогда, когда Г. находился на свободе и еще не был задержан.

Более того, в показаниях этих лиц имеются и другие противоречия, которые следовало выяснить и только после этого дать им надлежащую оценку.

Так, на первых допросах свидетели Е. и С., давая показания о лицах, выходящих из подвала, где было совершено убийство, описали двух разных лиц, как по внешности, росту, так и одежде (л.д. 138 - 141, 113 - 116 т. 1).

Однако ходатайство подсудимого Г. об оглашении этих показаний свидетеля Е. судом оставлено без удовлетворения, со ссылкой на возражения государственного обвинителя и потерпевших, хотя аналогичное ходатайство государственного обвинителя об оглашении показаний свидетеля Б., данные им на предварительном следствии, несмотря на возражения подсудимого, судом удовлетворено.

Тем самым судом нарушены основные требования ст. 15 УПК РФ остязательность сторон.

Как на первом допросе, когда свидетель И. не уличал Г. в причастности к совершенному убийству, так и на последующем допросе, в котором он рассказал о причастности осужденного к преступлению, И. утверждал, что в вечер совершенного преступления он распивал пиво в подъезде своего дома совместно с Г., и их видела соседка "тетя Тамара", его вместе с Г. видели и другие лица, данные которых он назвал.

Поскольку осужденный Г. как на следствии, так и в суде последовательно утверждал, что в этот день и вечер он с И. не встречался и находился дома, а его показания в суде подтвердили другие свидетели, то для подтверждения или опровержения показаний свидетеля И. необходимо было установить и допросить указанных им свидетелей и дать им соответствующую оценку, что не было сделано судом.

В силу ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы.

Органы следствия предъявили Г. обвинение в убийстве З. из-за личных неприязненных отношений, а П. - с целью сокрытия убийства З. Суд в приговоре указал, что Г. совершил убийство З. из-за личных неприязненных взаимоотношений, а П. - по неустановленному мотиву. Такое решение суда противоречит как требованиям ст. 73 УПК РФ, так и разъяснению, содержащемуся в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве".

В подтверждение своей невиновности в убийстве потерпевших Г. и его защитник сослались на показания свидетелей, а также заключения различных экспертов об отсутствии на одежде и теле осужденного каких-либо следов вещественных доказательств.

Однако суд без допроса экспертов сделал преждевременный вывод о том, что такие следы могли быть уничтожены или оставление таких следов маловероятно.

Поскольку предъявленное Г. обвинение в совершении хулиганства с применением огнестрельного оружия, а также в убийстве потерпевших из этого огнестрельного оружия, тесно взаимосвязаны, то приговор подлежит отмене полностью с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить отмеченные недостатки, обсудить и решить поставленные в кассационном представлении вопросы о неправильной квалификации действий осужденного Г. по ст. 213 ч. 3 УК РФ, а также назначении ему наказания в соответствии с санкцией ст. 105 ч. 2 УК РФ и требованиями ст. 60 УК РФ, так как эти вопросы, в смысле окончательного решения дела, не могут быть разрешены в настоящем судебном заседании.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Волгоградского областного суда от 8 октября 2002 года в отношении Г. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе судей.

Меру пресечения Г. оставить без изменения - заключение под стражу.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"