||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 марта 2003 г. N 63п03прс

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.

и членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 ноября 2002 года в отношении И.

По приговору Краснодарского краевого суда от 31 мая 2002 года

И., <...>, ранее не судимый,

осужден:

- по ст. 208 ч. 1 УК РФ на 4 года лишения свободы;

- по ст. 206 ч. 3 УК РФ на 8 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Действия И. со ст. 148 ч. 3 УК РСФСР переквалифицированы на ст. 148 ч. 2 УК РСФСР и на основании ст. 78 ч. 1 п. "б" УК РФ дело прекращено в связи с истечением сроков давности.

По ст. 218 ч. 1 УК РСФСР и ст. ст. 117 ч. 2 п. п. "б", "г", "е", 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 222 ч. 3, 222 ч. 4, 226 ч. 4 п. п. "а", "б", 318 ч. 2 УК РФ И. оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

Постановлено взыскать с И. в пользу Северокавказского РУБОП при ГУБОП МВД России 44933 рубля 21 коп.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 ноября 2002 года приговор в части осуждения И. по ст. ст. 206 ч. 3, 208 ч. 1 УК РФ отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. поставлен вопрос об отмене кассационного определения и направлении дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Звягинцева А.Г., поддержавшего надзорное представление, и адвоката Хасанова Р.В., просившего оставить надзорное представление без удовлетворения,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

И. по приговору суда осужден за создание и руководство незаконным вооруженным формированием, не предусмотренным федеральным законом; удержании двух заложников, совершенном в целях понуждения государства, организации и гражданина совершить действия как условия освобождения заложников, из корыстных побуждений, организованной группой, с применением оружия; в вымогательстве личного имущества граждан, под угрозой убийства и нанесении тяжких телесных повреждений, по предварительному сговору группой лиц, повторно.

Так, в сентябре 1991 года И. совместно с другими участниками группы, угрожая убийством и нанесением тяжких телесных повреждений, потребовал у граждан Республики Афганистан Ф. и М.А. 20000 долларов США, а через несколько дней получил от названных лиц 10000 долларов США.

29 - 31 января 1992 года И. вместе с другими участниками группы, угрожая Ф. убийством и нанесением тяжких телесных повреждений, вновь потребовал передачи ему 10000 долларов США. Опасаясь угроз, Ф. передал И. 8000 долларов США.

В 1996 году И. вступил в возглавляемое Г. незаконное вооруженное формирование под названием "Юго-Западное направление вооруженных сил ЧРИ" и принимал активное участие в его деятельности. В августе 1998 года он создал вооруженный отряд боевиков в составе не менее 40 человек, значившийся как отдельный батальон либо полк специального назначения имени Шейха Мансура. Тогда же Г. назначил И. командиром указанного отряда, представил его к званию "полковника", а затем "бригадного генерала".

Таким образом, осуществляя руководство созданным им незаконным вооруженным формированием, И. с августа 1998 года по август 2000 года входил в состав действовавших на территории Чеченской Республики не предусмотренных федеральным законом вооруженных формирований и руководил одним из них.

8 августа 1997 года неустановленная вооруженная группа, входящая в состав незаконных вооруженных формирований, недалеко от станицы Слепцовская Сунженского района Республики Ингушетия совершила нападение на сотрудников милиции Ш.А.А. и Ш.А.П. и из корыстных побуждений захватила их в качестве заложников.

Возглавляя группу боевиков, И. с 8 августа 1997 года до 21 марта 1998 года под угрозой расстрела насильно удерживал Ш.А.А. и Ш.А.П. в различных населенных пунктах Чеченской Республики. Совместно с другими руководителями незаконных вооруженных формирований он вел переговоры об условиях освобождения Ш.А.А. и Ш.А.П. и выплаты ему 5 миллионов долларов за это.

Отменяя приговор и направляя дело на новое судебное рассмотрение, кассационная инстанция указала, что при рассмотрении настоящего уголовного дела председательствующий судья 23 мая 2002 года вынес постановление о приводе на 28 мая 2002 года в 10 часов 30 минут в краевой суд в целях установления правильных обстоятельств уголовного дела, устранения имеющихся противоречий свидетелей: А.Ж., Б.А., Б.Б., Б.Х., Е., М.У., М.Н., П., Х., всего 9 человек (л.д. 57 т. 10).

Однако, в этот же день 23 мая 2002 года председательствующий судья поставил на обсуждение участников процесса вопрос о возможности оглашения показаний свидетелей, не явившихся в судебное заседание и указанных в постановлении о приводе, и несмотря на возражения со стороны подсудимого, его адвокатов и то, что не исполнено его же постановление, суд принял решение огласить показания свидетелей, данные ими на предварительном следствии со ссылкой на ранее полученные данные о причинах неявки в суд (л.д. 138 т. 10) до 23 мая 2002 года.

Не выполнив постановление о приводе свидетелей, суд нарушил принцип непосредственности, а в приговоре привел их показания не в полном объеме, не устранил в них противоречия.

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР в приговоре должны содержаться доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

В нарушение указанного закона суд не дал оценку показаниям свидетеля Измайлова, и как указано в приговоре, в связи с крайней противоречивостью показаний свидетеля исключил их из числа доказательств, тем самым нарушил ст. 314 УПК РСФСР.

Суд не дал оценки и не проверил доводы осужденного о том, что он не создавал незаконное вооруженное формирование, он руководил официально организованной группой по борьбе с преступностью по инициативе руководителя Республики, а затем якобы из-за разногласий с руководителем Республики, отказался от руководства группой.

В соответствии со ст. 208 УК РФ незаконное вооруженное формирование - это устойчивое объединение лиц, обладающих оружием.

По настоящему делу судом не установлено и в приговоре не указано, кто, кроме И., входил в состав незаконного вооруженного формирования, каким оружием были вооружены члены формирования.

Кроме того, в связи с отказом гособвинителя от обвинения по ст. 218 ч. 1 УК РСФСР, ст. ст. 222 ч. 3, 222 ч. 4, 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ И. оправдан.

Также суд, признав И. виновным в совершении преступления организованной группой, данный вывод не мотивировал, доказательства в приговоре не привел.

Также суд, установив, что И. участия в захвате не принимал, имущество у них не похищал, а в то же время взыскал с осужденного ущерб в пользу Северо-Кавказского РУБОПа.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. поставлен вопрос об отмене кассационного определения и направлении дела на новое кассационное рассмотрение, поскольку обстоятельства организации И. незаконного вооруженного формирования установлены и его вина в содеянном подтверждена показаниями свидетелей, приобщенными к материалам дела документами и другими доказательствами.

Из показаний И. в суде усматривается, что президентом Чеченской Республики М. он был назначен командиром спецподразделения имени Шейха Мансура для поддержания правопорядка в городе Урус-Мартане, руководил этим подразделением сначала в звании полковника, затем бригадного генерала. В спецподразделении, которым он руководил, через Министерство шариатской безопасности ему как руководителю были выданы форма и оружие: пистолет, автомат, боекомплект. Он лично взаимодействовал с Г., встречался с М., А., руководством МВД Республики Ингушетия (т. 10 л.д. 96 - 112).

Из показаний потерпевших Ш.А.П. и Ш.А.А. следует, что в августе 1997 года они, работая в РУБОПе, выезжали в командировку в Республику Ингушетия и там были захвачены вооруженными лицами. Допрашивал их один из командиров - И., который был в форме и вооружен, имел охрану с автоматами и пулеметами (т. 10 л.д. 127 - 135).

Свидетель У. в ходе предварительного следствия показала, что И. был командиром подразделения имени Шейха Мансура и генералом чеченской армии, поддерживал тесные отношения с командующим Юго-Западным направлением Г., командирами других подразделений, в том числе с Б. и Б., носил военную форму, имел пистолет. Во время боевых действий в Чечне он был контужен (т. 6 л.д. 61 - 72).

Свидетель Р., показания которого суд огласил в порядке ст. 286 УПК РСФСР, пояснил, что от одного из командиров вооруженного формирования - Джафарова ему известно, что И. являлся авторитетом в чеченской диаспоре, родственником командующего Юго-Западным направлением Г., с 1998 года имел звание бригадного генерала (т. 5 л.д. 247 - 255, т. 6 л.д. 12 - 18).

Из показаний свидетеля М.У., оглашенных судом в порядке ст. 286 УПК РСФСР, следует, что он, работая главным инженером АО "Грозэнерго", встречался с И. по кличке "Борода", который был в военной форме, с оружием, имел охрану и являлся представителем командующего Юго-Западным направлением Чеченской Республики, в доме у И. была спутниковая связь иностранного производства и разное оружие (т. 6 л.д. 1 - 7).

Суд исследовал документы (т. 7 л.д. 86 - 93); список сотрудников полка специального назначения ВС ЧРИ на 8 листах с рукописной надписью "И., N 1, 1-ый заместитель командующего ЮЗН, бригадный генерал. Полковник - Приказ Главнокомандующего ВС ЧРИ N 49 от 11.02.97, бригадный генерал, удостоверение N 001" (т. 3 л.д. 246 - 247); материалы из ГУБОП МВД РФ, подтверждающие, что И. являлся полевым командиром незаконного формирования в звании бригадного генерала и лидером чеченской организованной группы (т. 1 л.д. 108 - 109); сообщения Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных Сил РФ о том, что И. (кличка "Лечи-Борода") являлся активным участником боевых действий против федеральных сил в 1994 - 1996 годах, имел звание "бригадного генерала вооруженных сил Чеченской Республики", являлся заместителем руководителя незаконного вооруженного формирования под командованием Г., возглавлял бандгруппу до 40 человек, действовавшую на территории Наурского, Надтеречного, Грозненского районов Чеченской Республики. В радиосети боевиков он имел позывной "Ангел-1" (т. 1 л.д. 182).

Показания потерпевших, свидетелей, документы, материалы, другие исследованные судом доказательства признаны допустимыми, достаточными для вывода о виновности подсудимого и обоснованно положены в основу обвинения И. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 208 УК РФ.

В достоверности доказательств не усомнилась и Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Доводы Судебной коллегии по необходимости проверки заявлений осужденного о том, что он не создавал незаконное вооруженное формирование, а руководил группой по борьбе с преступностью, лишено оснований. Материалы дела со всей очевидностью свидетельствуют о надуманности этих заявлений с целью уйти от ответственности за совершение тяжкого преступления.

Выполнение требований Судебной коллегии о необходимости установления судом 1 инстанции конкретных участников незаконного вооруженного формирования, руководимого И., и оружия, которым они были вооружены, является в условиях судебного разбирательства невозможным. Кроме того, это и не является необходимым, поскольку материалы дела бесспорно свидетельствуют о существовании незаконного вооруженного формирования под руководством И.

Президиум находит, что надзорное представление удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Как видно из кассационного определения, основанием к отмене приговора и направлению дела на новое судебное рассмотрение явились такие существенные недостатки в исследовании и оценке доказательств по делу, которые возможно устранить лишь при новом судебном разбирательстве.

Что касается доводов надзорного представления о наличии доказательств вины И. в совершении преступлений, то они не могут служить основанием к отмене кассационного определения, так как эти доказательства подлежат дополнительной проверке.

При этом доводы осужденного о невиновности в совершении преступлений не проверялись с достаточной полнотой и им в приговоре не дано какой-либо оценки.

Суд также, как обосновано указано в кассационном определении, выводы о виновности И. не мотивировал.

При таких обстоятельствах оснований к отмене кассационного определения по делу не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407 и 408 УПК РФ,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. оставить без удовлетворения.

2. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 ноября 2002 года в отношении И. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"