||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 марта 2003 года

 

Дело N 5-о03-34

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Валюшкина В.А. и Ботина А.Г.

рассмотрела в судебном заседании 25 марта 2003 года кассационные жалобы осужденного Д. и адвоката Гуреева В.М. на приговор Московского городского суда от 28 ноября 2002 года, по которому

Д., <...>, русский, несудимый,

осужден: по ст. 325 ч. 2 УК РФ на 1 год исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработка и к лишению свободы: по ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества, по ст. 126 ч. 3 п. "а" УК РФ на 9 лет, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, а по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснения осужденного Д. и адвоката Гуреева В.М., поддержавших доводы, изложенные в кассационных жалобах, мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Д. признан виновным:

- в похищении З. и его жены Р., совершенном организованной группой, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, из корыстных побуждений;

- в требовании передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенном организованной группой, с применением насилия, в целях получения имущества в крупном размере;

- в нападении в целях хищения чужого имущества в крупном размере, совершенном организованной группой, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, с незаконным проникновением в жилище;

- в похищении у гражданина паспорта и других важных документов.

Эти преступления совершены в мае - июне 2001 года в гор. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Д. вину не признал.

В кассационных жалобах:

- основной и дополнительной осужденный Д. считает приговор незаконным, необоснованным, основанном на предположениях, а выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Доказательств, что он входил в состав организованной группы, в деле нет, о намерениях Л. он не знал, выполняя функции водителя, о наличии плана совершения преступлений он ничего не знает. Участия в связывании З. и в завладении имуществом потерпевших не принимал, о чем показал сам З. Противоречиям Р. об участниках нападения не дано должной оценки. Перевозка Р. к ее мужу в Новопеределкино была осуществлена по ее просьбе. Данных о том, что он удерживал потерпевших, в деле нет. Что касается автомобиля потерпевших, то он был передан ими К. в знак благодарности за освобождение. Более того, последние подтвердили, что ни он, ни К. никаких требований к ним не предъявляли. Указывает на то, что приговор основан на его первых показаниях, полученных в результате физического воздействия на него, в отсутствие адвоката, с нарушением закона. Однако суд необоснованно не исключил их из числа доказательств. Судом незаконно отказано в допуске в качестве защитника Юрченко, чем нарушено его право на защиту. Приговор не соответствует требованиям закона, так как в нем отсутствует указание на мотивы и цели его действий, не проанализированы оправдывающие его доказательства, не конкретизированы его действия, не мотивированы выводы относительно квалификации. Вывод о размере похищенного не подтвержден соответствующими данными, в связи с чем приговор в части гражданского иска также является необоснованным. Кроме того, суд назначил несправедливое наказание, не применил положения ст. 96 УК РФ, не учел, что он предотвратил более тяжкие последствия. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

- основной и дополнительной адвокат Гуреев, приводя в защиту Д. аналогичные доводы, дополняет, что назначенное его подзащитному наказание является несправедливым, назначенным без учета обстоятельств дела, данных о личности, а также совершение им преступлений в результате угроз со стороны Л., введение его в заблуждение. Приводя соответствующие доводы, высказывает сомнение в правильности осуждения Д. за похищение потерпевших и за разбойное нападение на Р. Указывает на то, что без внимания остался тот факт, что потерпевшие были освобождены его подзащитным. Полагает, что в отношении Д. следовало применить примечание к статье 126 УК РФ. Просит изменить приговор и снизить наказание его подзащитному.

Прокурором принесено возражение на кассационные жалобы, в котором он считает доводы осужденного и его адвоката необоснованными.

Проверив дело, обсудив доводы, содержащиеся в жалобах, Судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности Д. в разбойном нападении, вымогательстве и похищении у гражданина паспорта и других важных личных документов, соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных судом доказательств, приведенных в приговоре.

При судебном разбирательстве тщательно проверялись доводы, выдвигаемые самим Д. и в его защиту адвокатом, аналогичные изложенным в жалобах, в частности, о том, что ни в какую группу он не входил, о планах Л. ничего не знал, выполняя только функции водителя, никакого насилия к потерпевшему З. и его жене Р., не применял, на последнюю не нападал и к хищению имущества потерпевших отношения не имеет.

Однако суд обоснованно признал указанные доводы несостоятельными.

Как следует из показаний самого Д., данных им и на следствии и в судебных заседаниях, получивших соответствующую оценку в приговоре, в апреле 2001 года он через К. познакомился с Л., у которого видел удостоверение сотрудника правительства Москвы, управления департамента юстиции на имя Х. Он недолго был у него водителем, за что получал по 300 долларов в месяц, при этом Л. говорил, что является криминальным авторитетом. По его указанию он сфотографировался в форме сотрудника милиции, поскольку Л. хотел сделать ему удостоверение, передав тому несколько фотографий. Возил он его на разные встречи, в том числе, с З. Вечером 30 мая он с К. и Л. приехали к З. Потом все на двух машинах приехали в Новопеределкино. Там в квартире, слышал, как Л. говорил З. о необходимости сфотографироваться в связанном виде с кетчупом на лице для имитации крови. По просьбе Л. он принес в комнату кетчуп. Там увидел на диване потерпевшего, связанного по рукам и ногам. Кроме того, у потерпевшего были завязаны глаза и рот. Потом ему позвонил Л. и, угрожая, потребовал напасть на жену З., что он и сделал, приехав к ней на квартиру вместе с Л. Выйдя на кухню, а затем, вернувшись в комнату, увидел Р. уже связанной скотчем, а на руках у нее были наручники. Переночевав в Новопеределкино, где также находились З. и К., на следующий день по требованию последнего поехал в квартиру З., где находившийся там Л. передал ему компьютер, который он отвез Ф. По указанию Л. он вернулся к З., забрал Р., жену З., и Л. и отвез их в Новопеределкино на съемную квартиру. После этого они с Л. ездили по городу, тот с кем-то встречался, беседовал, заезжали на квартиру потерпевших, откуда Л. вынес сумку, и они отвезли ее жене последнего. Вернулся в Новопеределкино, переночевал. З., при этом, был пристегнут наручниками к батарее по приказу Л. На следующий день по указанию Л. ездил с ним по разным адресам, в тот же день Л. передал ему документы на машину З., мобильный телефон З., а доверенность на машину выполнил Ф. Из разговоров Л. догадался, что тот при встречах с разными людьми обсуждает план убийства похищенных З. и Р. С разрешения Л. уехал на дачу к матери и брату. Л. на следующий день не объявился, находясь дома в состоянии сильного опьянения. Встретившись с К. в Новопеределкино, решили освободить потерпевших и заявить на Л. о совершенном преступлении. Это сделал З. по их указанию, а они, собрав свои вещи, уехали с К. на двух машинах, причем одна, машина потерпевших. На следующий день его задержали.

Из показаний потерпевшего З. следует, что в мае 2001 года ему позвонил мужчина, представившийся полковником милиции Х., который поинтересовался его машиной, сказал, что на ней совершено преступление и необходимо что-то выяснить. При первой встрече Л., показал ему удостоверение на имя Х. и сообщил, что у него есть информация о том, что его (З.) "заказали" и если он не будет сотрудничать, то он ничем не сможет ему помочь. Он поверил, встречался с ним несколько раз, при этом Л. однажды представил ему К. как сотрудника милиции, заявил, что теперь его будут охранять их люди. Потом Л. предложил сфотографироваться, чтобы передать фото "заказчику". Для этого они приехали в Новопеределкино, где Л. и К. его связали, завязали глаза и рот, а Д. был на кухне и все слышал. Л. неожиданно заявил, что "исполнителя" упустили и его (З.) семье угрожает опасность. Для чего он предложил позвонить жене и сообщить, что подъедет Д., которого ей необходимо пустить в квартиру для ее же безопасности, что он собственно и сделал. Л. с Д. уехали. Через некоторое время оставшегося с ним К. сменил Д., который, несмотря на просьбы, отказался его развязывать, заявив, что приказы "старших" не обсуждает. Утром следующего дня Л. и Д., привезли его жену. К. застегнул ему наручники на руках за спиной. После этого Л. заявил, что они бандиты, потребовали выкуп в размере 50000 долларов США, угрожали сделать жене укол. К. их охранял, а Д. и Л. куда-то постоянно ездили. Реально воспринимая угрозы убийством, он пытался по телефону, который ему дал К., собрать у своих знакомых требуемую сумму. 2 июня К. и Д. освободили их.

Согласно показаниям потерпевшей Р., жены З., давшей аналогичные мужу показания об известных ей обстоятельствах, дополнившей, что Л. несколько раз бывал у них, встречался с мужем. Видела, как супруг передавал тому деньги. 30 мая после телефонного звонка муж уехал, а вечером позвонил, попросил не волноваться и сообщил, что должен приехать Д. Тот приехал через несколько часов, она впустила его, закрыла дверь, а когда повернулась к нему спиной, он, схватив ее за шею, стал душить, угрожая убийством. Она упала, потеряла сознание, а очнувшись, поняла, что связана. Увидела Л., который требовал деньги, просил назвать код сейфа, а в случае обмана пригрозил убить. Она указала код и тот, открыв сейф и, достав 5400 долларов США и 12000 рублей, сказал, что этих денег мало, возмущался, говорил, что им нужно 50000 долларов, имея в виду четверых человек. Позванный им Д., привалил ее к кровати. Найдя газовый пистолет, Л. отдал его Д. Они ходили по квартире, собирали вещи, которые уносились Д. Л. звонил жене, говорил, что есть чем "поживиться". Приехал К., который по указанию Л. снял с нее наручники и, получив от Л. деньги, уехал. Утром на следующий день из квартиры увезли компьютер. Поскольку ей становилось хуже, она попросила отвезти ее к мужу, являвшемуся хирургом, который мог ей помочь. По указанию Л. Д. подъехал, и они отвезли ее к супругу в Новопеределкино. Там находился связанный муж и К. У них опять стали требовать 50000 долларов, говорили, что продадут их квартиру. Л. с Д. уехали, а вернувшись вечером, первый спросил, сколько ими собрано денег, угрожая при этом убийством. По указанию Л. Д. привез сим-карту для мобильного телефона. Муж стал звонить знакомым, пытаясь собрать указанную сумму, но смог договориться только о 7000 долларов. Позже Л. исчез, а К. и Д. освободили их.

По заключениям экспертов у З. и Р. на лучезапястных суставах, а у последней еще и в области шеи справа, в области правого плеча, имелись ссадины, не причинившие вреда их здоровью.

Как пояснила свидетель А., в конце мая 2001 года она сдала свою квартиру в Новопеределкино в наем Л., который показывал ей какое-то удостоверение, говорил, что работает в ФСБ.

Из явки с повинной Ф. и его показаний на предварительном следствии видно, что Л. он знает. Примерно 30 мая к нему приехал Д., и попросил забрать из машины компьютер, что он и сделал. Л. по телефону интересовался, понравился ли ему подарок. Через день приехали Л. и Д. Последний, передав ему свой паспорт, попросил написать на его имя доверенность на ВАЗ-21093 от имени ее хозяина З. Он выполнил его просьбу, расписался от имени З. Позднее переданный ему компьютер был изъят работниками милиции.

При обыске у Ф. из квартиры были изъяты сканер, принтер, системный блок, клавиатура, монитор, две колонки, манипулятор-мышь, источник питания, модем с электрошнурами, удлинитель, коврик для мыши, которые были возвращены по принадлежности З.

Свидетель Н. пояснил, что 2 июня 2001 года в их управление с заявлением о незаконном лишении свободы, вымогательстве денег и хищении имущества обратился З. с супругой. При проведении мероприятий было установлено, что один из нападавших скрылся на их "девятке". Эта машина под управлением Д. была задержана. Последний по своей инициативе рассказал о своем участии в преступлениях против потерпевших, обращая внимание на свою второстепенную роль, заявляя, что организатором преступлений был Л., который к тому времени уже был задержан. Д. пояснял, что в группе был знакомый его матери, К., что они вывезли из квартиры потерпевших имущество, удерживая их самих в целях получения денег.

Согласно показаниям свидетелей С. и П., сотрудников ДПС, днем 4 июня им поступил сигнал о необходимости задержания автомашины ВАЗ-21093. Примерно через час указанная машина была задержана на Волоколамском шоссе. За рулем находился Д., у которого была рукописная доверенность на эту автомашину и документы.

При личном обыске Д. в момент его задержания, как это явствует из протокола, у него были изъяты: доверенность на машину от имени З., выданная Д., свидетельство о регистрации транспортного средства, телефон "Сименс С-25", фотография Д. в форме сотрудника милиции.

Указанный телефон был опознан З., как принадлежащий ему.

Как следует из показаний свидетеля Д.Н., матери осужденного, через своего знакомого К. познакомилась с Л., просившим К. восстановить его прошлые преступные связи. К. и Л. весной 2001 года некоторое время жили у них на даче, по требованию последнего. После трагической гибели ее еще одного сына Л. организовал его похороны. В конце мая на дачу на "Альфа-Ромео" и "девятке" приехали сын Константин и К., которые сообщили об аресте Л., об освобождении ими трех душ, заявили, что "девятку" им подарили. К. пояснил, что Л. взял в заложники мужа и жену, которых они охраняли.

Согласно показаниям потерпевшего Д. у К. также имелось удостоверение сотрудника милиции.

При таких данных доводы в защиту Д. о недоказанности его вины в вымогательстве, разбойном нападении и похищении у З. паспорта и других важных документов, являются несостоятельными.

Суд правильно указал на совершение Д. названных преступлений в составе организованной группы, о чем свидетельствует тесная связь ее членов, четкое распределение ролей между ними, планирование действий, предварительная и хорошая подготовленность к совершению преступлений, наличие транспортного средства, специальных средств (наручников).

Тому обстоятельству, что Р. в первых показаниях не упоминала Д. в числе лиц, причастных к совершению преступлений, судом в приговоре дана соответствующая оценка.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о том, что приговор постановлен на порочных доказательствах, что судом необоснованно не исключены недопустимые доказательства, являются неубедительными, поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.

Утверждение осужденного и его адвоката о том, что приговор не отвечает требованиям уголовно-процессуального закона, не соответствует содержанию приговора.

Как видно из материалов дела, и на предварительном следствии, и при судебном разбирательстве Д. был обеспечен высококвалифицированной юридической помощью в лице избранного им самим защитником Гуреевым, являющимся членом коллегии адвокатов. Поэтому, имея в виду право, а не обязанность суда при наличии профессионального адвоката допустить еще одно лицо в качестве защитника, Судебная коллегия считает несостоятельными доводы в защиту Д. о нарушении его права на защиту.

Доводы Д. о применении к нему на стадии предварительного следствия психического и физического насилия, в связи с чем он был вынужден оговорить себя в причастности к преступлениям, проверялись при судебном разбирательстве и отвергнуты как несостоятельные по основаниям, приведенным в приговоре.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии в защиту и Д. и отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Д. в вымогательстве, разбойном нападении и хищении паспорта и других документов, дав содеянному им правильную юридическую оценку.

Гражданский иск разрешен в соответствии с требованиями закона с учетом содержащихся в материалах дела данных, подтверждающих размер иска.

Нарушений закона, являющихся основанием для отмены приговора, не установлено.

Вместе с тем, приговор в части осуждения Д. по ст. 126 ч. 3 п. "а" УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению производством по следующим основаниям.

Как установил сам суд в период времени с 31 мая по 1 июня 2001 года в процессе совершения противоправных действий, Д. совместно с соучастниками незаконно завладел автомашиной ВАЗ-21093, принадлежащей З., которую Д. присвоил себе.

Далее, как значится в приговоре, 2 июня 2001 года Д. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, опасаясь ответственности за совершенные ими действия, завладев автомашиной З., скрылись на ней и на автомашине "Альфа-Ромео", с места преступления, где ими удерживались З. и Р., которых они предварительно освободили "при условии передачи им указанной выше автомашины потерпевших".

Отвергая доводы осужденного и его адвоката о необходимости освобождения Д. от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к ст. 126 УК РФ, суд сослался на то, что "потерпевшие были освобождены после выполнения ими, поставленного перед ними условия, выразившегося в безвозмездной передаче похитителям движимого имущества, автомашины...".

Между тем, такой вывод суда, противоречит им же самим установленным обстоятельствам, свидетельствующим о том, что машина потерпевшего уже до его с женой освобождения находилась в незаконном владении Д., на право управления ею на Д. уже была оформлена доверенность, на протяжении нескольких дней Д. совершал на ней многочисленные поездки, то есть у него еще до освобождения потерпевших имелась реальная возможность использования машины З. по своему собственному усмотрению, что он и делал.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание добровольность освобождения потерпевших Д., приговор в отношении него в части осуждения по ст. 126 ч. 3 п. "а" УК РФ в соответствии с примечанием к названной статье уголовного закона подлежит отмене с прекращением производства по делу.

Принимая во внимание уменьшение объема обвинения, учитывая характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности Д., который к уголовной ответственности привлекается впервые, положительно характеризуется, оказал содействие органам следствия в изобличении соучастников преступления, а также все обстоятельства дела, Судебная коллегия считает возможным смягчить ему наказание, назначенное по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, а по совокупности преступлений назначить ему более мягкое наказание, чем определено судом первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 28 ноября 2002 года в части осуждения Д. по ст. 126 ч. 3 п. "а" УК РФ отменить и дело прекратить.

Тот же приговор в отношении него изменить: смягчить наказание, назначенное Д. по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ до 8 (восьми) лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 325 ч. 2, 163 ч. 3 п. п. "а", "б" и 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, окончательно назначить Д. 8 (восемь) лет и 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"