||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 марта 2003 г. N 4кп003-32

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.,

судей - Каменева Н.Д. и Климова А.П.,

рассмотрела в судебном заседании от 25 марта 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных Ш. и П. на приговор Московского областного суда от 12 ноября 2002 года, которым

Ш., <...>, несудимая,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж" УК РФ на 15 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

П., <...>, несудимая,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж" УК РФ на 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Каменева Н.Д., выступление осужденной П. по доводам жалобы, прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, Ш. и П. признаны виновными в совершении 16 мая 2001 года в городе Москве по предварительному сговору между собой умышленного убийства лица, заведомо находившегося в беспомощном состоянии. Ш. на почве неприязни к своей шестилетней внучке, предложила дочери П. убить ее. 16 мая 2001 года П., растворив в стакане воды большую дозу снотворного, дала выпить дочери, но к смерти это не привело, и они на электричке увезли ослабевшую потерпевшую до станции "Битца" Московской области. Там, в кустах Ш., не давая дышать, закрыла руками рот внучке, а П., предотвращая сопротивление, удерживала ее ноги. Убедившись, что девочка мертва, с места преступления скрылись.

В судебном заседании Ш. и П. вину не признали.

В кассационной жалобе осужденная Ш. утверждает, что выводы суда о ее виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Показания на следствии она давала с применением недозволенных методов следствия под психическим воздействием со стороны работников милиции, без адвоката и разъяснений ст. 51 Конституции Российской Федерации. Считает, что показания свидетелей не могут быть использованы в качестве доказательств, поскольку являются производными от показаний дочери П.

Осужденная П. в кассационной жалобе, не оспаривая вину, просит учесть ее состояние здоровья, менее активную роль в совершении преступления и смягчить наказание, одновременно просит изменить режим содержания с общего на строгий.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Судом обоснованно были признаны доказательствами показания осужденных на предварительном следствии о совершении вмененного преступления при обстоятельствах, изложенных в приговоре. В частности о том, что на почве неприязни к своей шестилетней внучке, Ш. предложила дочери П. убить ее. 16 мая 2001 года П., растворив в стакане воды большую дозу снотворного, дала выпить дочери, но к смерти это не привело, и они на электричке увезли потерпевшую до станции "Битца" Московской области. Там, в кустах Ш., не давая дышать, закрыла руками рот потерпевшей, а П. удерживала ноги. Убедившись, что потерпевшая мертва, с места преступления скрылись.

Приведенные показания осужденных согласуются с другими исследованными судом доказательствами: показаниями свидетелей Б.О., Б.А., М., Г., А., подтвердивших, что осужденная П. рассказывала им об убийстве дочери совместно с Ш., при обстоятельствах изложенных в приговоре; данными протокола осмотра места происшествия о месте совершения преступления, согласующихся с показаниями осужденных; заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которой установить причину смерти не представилось возможным, так как труп ребенка длиной тела около 110 см полностью скелетирован; заключением генетической экспертизы, согласно которой скелетированный труп принадлежит дочери осужденной П. с вероятностью 98,81%.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Ш. и П. в совершении преступления и правильно квалифицировал их действия по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж" УК РФ.

Доводы в жалобе осужденной Ш. о применении на предварительном следствии недозволенных методов следствия и недопустимости ее протоколов допросов тщательно проверены судом, обоснованно опровергнуты, признано, что они получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, выводы об этом подробно мотивированы в приговоре.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного, роли каждого в содеянном и данных о их личности. Оснований для смягчения назначенного судом наказания, Судебная коллегия не находит.

Доводы в жалобе осужденной П. об усилении режима содержания с общего на строгий не основаны на законе.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 338, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 12 ноября 2002 года в отношении Ш. и П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"