||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 марта 2003 года

 

Дело N 47-о03-11

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Талдыкиной Т.Т. и Семенова Н.В.

рассмотрела в судебном заседании 24 марта 2003 года

кассационное представление государственного обвинителя Комина В.В., кассационные жалобы осужденных К., А., законного представителя осужденного А.Н., адвокатов Максимовой Т.М., Сайфулиной Р.Я., потерпевшего Х.В. на приговор Оренбургского областного суда от 15 декабря 2002 года, по которому

А., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 2 п. "г" УК РФ - на 7 лет, по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ - на 9 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

К., <...>, несудимый,

осужден по ст. 161 ч. 2 п. "д" УК РФ на 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима без штрафа.

Г., <...>, несудимый,

осужден по ст. 161 ч. 2 п. "д" УК РФ на 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима без штрафа.

По ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", "к" УК РФ Г. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Постановлено взыскать с А. в пользу Х.В. в счет компенсации морального вреда 188819 руб. в соответствии со ст. ст. 151, 1099 - 1101 ГК РФ. В соответствии со ст. 1074 ГК РФ в случае, если у него не будет достаточного для возмещения вреда имущества и доходов, постановлено взыскать указанную сумму (полностью или в недостающей ее части) с его матери, А.Н., если она не докажет, что причиненный вред возник не по ее вине.

Заслушав доклад судьи Талдыкиной Т.Т., мнение прокурора Лушпы Н.В., поддержавшей доводы кассационного представления частично, Судебная коллегия

 

установила:

 

А. осужден за разбойное нападение на потерпевшего Х. и его убийство с целью сокрытия разбоя, а Г. и К. - за открытое похищение имущества Х.

Преступления совершены 16 июля 2002 года в г. Оренбурге при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит отменить приговор в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона и мягкостью назначенного наказания, указывает, что суд необоснованно исключил из обвинения А. квалифицирующие признаки совершения разбоя группой лиц по предварительному сговору и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а действия К. и Г. необоснованно переквалифицировал соответственно со ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ и ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. "д" УК РФ, также необоснованно исключил из обвинения А. п. п. "в", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, необоснованно оправдал Г. по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", "к" УК РФ, указывает, что А. в присутствии К. и Г. угрожал потерпевшему ножом, они понимали характер его действий и использовали указанные обстоятельства, присоединились к действиям А., совершавшего разбойное нападение, а затем А. и Г. нанесли удары ножом Х. и убили его, поэтому действия А. и Г. должны быть квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ и ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, а действия К. - по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный А. просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, утверждает, что разбойного нападения и убийства не совершал, насилием не угрожал, Г. и К. оговорили его, их показания противоречивы, он пришел в квартиру по предложению Г. и К., чтобы попить пива, с потерпевшим не был знаком и мотива для его убийства не имел, суд не дал оценки тому, что повреждения потерпевшему были причинены двумя ножами, а он, А., нанес потерпевшему один удар ножом по приказанию Г.;

адвокат Максимова в защиту осужденного А. просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение, указывает, что показания Г. и К. о том, что А. с ножом напал на Х. и убил его противоречивы, они оговорили А., суд вышел за пределы предъявленного А. обвинения, указав, что он, угрожая, потребовал передачи имущества, само предъявленное обвинение неконкретно, поскольку не указано, какие требования выдвигал А. при нападении, А. предъявлено обвинение в убийстве при разбое, а суд пришел к выводу, что убийство им совершено с целью сокрытия разбоя, однако такое обвинение ему не предъявлялось;

законный представитель осужденного А. просит разобраться в деле, считает, что вина сына не доказана, а противоречия в показаниях Г. и К. свидетельствуют об оговоре с их стороны, суд не учел смягчающих наказание обстоятельств и назначил суровое наказание, выражает несогласие с решением суда о взыскании с нее в счет возмещения материального ущерба и в счет компенсации морального вреда, на первоначальном этапе следствия сын допрашивался без нее и адвоката;

осужденный К. просит учесть его положительные характеристики, первую судимость, что он активно способствовал раскрытию преступления, смягчить назначенное ему наказание с применением ст. ст. 64, 73 УК РФ, утверждает, что преступление совершил в результате угроз со стороны А.;

адвокат Сайфулина в защиту осужденного К. просит смягчить назначенное ему наказание с применением ст. 64 УК РФ, считает, что суд в полной мере не учел менее активную роль К., его активное способствование раскрытию преступления, возмещение его родителями материального ущерба и морального вреда, что давало основания для применения ст. 64 УК РФ;

потерпевший Х.В. считает, что суд необоснованно квалифицировал действия Г. и К. по ст. 161 УК РФ, т.к. в их присутствии А. приставил нож к горлу потерпевшего, считает также, что А. и Г. виновны оба в умышленном убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору с целью скрыть другое преступление, всех троих виновными в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, считает также, что все трое должны нести ответственность по компенсации морального вреда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что вина осужденных в содеянном материалами дела доказана.

Так, как видно из показаний осужденных Г. и К., они вместе с А. пришли домой к Х., чтобы поиграть на компьютере и попить пива. Они вышли на балкон, чтобы покурить, а когда вернулись в комнату, то увидели, что Х. лежит на диване, его удерживает А., приставив нож к горлу Х. А. предложил им собирать вещи, они сложили в пакеты видео- и радиоаппаратуру, А. спрашивал у Х., где находятся деньги и золото, тот отвечал, Г. нашел золотые изделия и деньги. Когда вещи были собраны, А. завел Х. в ванную комнату, связал ему руки за спиной, положил в ванну и нанес удары ножом, затем сказал, что нож тупой, принес из кухни другой нож, которым также нанес потерпевшему удары. С похищенным они ушли из квартиры, по дороге А. выбросил ножи.

Такие показания осужденные Г. и А. давали на всем протяжении предварительного следствия и в суде.

В процессе осмотра места происшествия с участием Г., последний указал место, куда А. выбросил ножи, в указанном им месте ножи были обнаружены и изъяты.

По заключению дактилоскопической экспертизы на одном из изъятых ножей обнаружен след пальца, оставленный безымянным пальцем правой руки А.

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы на изъятых ножах обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего Х. не исключается.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть потерпевшего Х. наступила от множественных колото-резаных ранений грудной клетки и брюшной полости с повреждением внутренних органов, а согласно заключению медико-криминалистической экспертизы колото-резаные повреждения могли образоваться от действия клинков изъятых ножей, которые имеют общие сходные признаки.

Осужденный А., признавая себя виновным частично, показал, что нож к груди потерпевшего приставил Г., по его указанию собирали вещи, ему Г. передал нож и угрожающим тоном предложил ударить потерпевшего ножом, он нанес потерпевшему один удар ножом, считает, что остальные ранения ему причинил Г.

Суд, оценив исследованные доказательства в совокупности, пришел к правильному выводу о том, что осужденные Г. и К. дали более правдивые показания, поскольку они подтверждаются совокупностью доказательств, обоснованно отверг доводы осужденного А. об оговоре со стороны Г. и А., и о том, что он не был инициатором преступления и нанес потерпевшему один удар ножом, а также доводы осужденных Г. и К. о совершении ими преступления в результате угроз со стороны А.

Соглашаясь с такой оценкой суда, Судебная коллегия находит несостоятельными аналогичные доводы жалоб осужденных, защитников и законного представителя осужденного А.

Поскольку судом установлено, что А. напал на Х. с целью завладения его имуществом, угрожая при этом применением насилия, опасного для его жизни и здоровья, после чего по его предложению в хищении приняли участие Г. и К., суд правильно квалифицировал действия А. по ст. 162 ч. 2 п. "г" УК РФ как разбой с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, и с применением предмета, используемого в качестве оружия, а действия Г. и К. - по ст. 161 ч. 2 п. "д" УК РФ как открытое похищение чужого имущества, причинившее потерпевшему значительный ущерб.

Органами предварительного расследования осужденным не предъявлялось обвинение в том, что хищение ими совершено по предварительному сговору, а то обстоятельство, что осужденные Г. и К. видели, что А. угрожает потерпевшему ножом, не дает оснований для квалификации их действий как разбоя, доводы кассационного представления и кассационной жалобы потерпевшего в этой части являются несостоятельными.

Из материалов дела видно, что умысел на лишение потерпевшего жизни возник у осужденного А. после совершения разбойного нападения, суд правильно квалифицировал эти его действия по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ как убийство с целью сокрытия ранее совершенного преступления, обвинение в котором предъявлялось ему и органами предварительного расследования, поэтому доводы кассационного представления и кассационной жалобы потерпевшего в этой части являются несостоятельными.

По тем же основаниям суд пришел к обоснованному выводу о том, что разбойное нападение на потерпевшего Х. не было сопряжено с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, поэтому и в этой части доводы кассационном представлении и кассационной жалобе потерпевшего.

Как установлено судом, в лишении потерпевшего жизни принимал участие один А., доказательств того, что в убийстве участвовал и Г., следствием не представлено, обвинение в том, что он наносил удары ножом потерпевшему, ему не предъявлялось, поэтому суд обоснованно оправдал его по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", "к" УК РФ.

При назначении осужденным наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного ими, в полной мере обстоятельства, смягчающие наказание, роль и данные о личности каждого, назначил наказание в соответствии с требованиями закона.

Оснований для смягчения наказания Судебная коллегия не находит.

Доводы законного представителя осужденного А. о нарушении его права на защиту на предварительном следствии являются необоснованными, т.к. с момента задержания его в качестве подозреваемого он был обеспечен помощью адвоката.

Приговор в части разрешения гражданского иска Судебная коллегия находит подлежащим изменению по следующим основаниям.

Согласно ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях и лишь в случае, когда у несовершеннолетнего нет доходов или имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей его части его родителями.

Судом постановлено взыскать с А. в пользу Х.В. в счет компенсации морального вреда 188819 руб. Однако, принимая решение о взыскании с матери осужденного, А.Н., указанной суммы суд принял это решение при условии, если она не докажет, что причиненный вред возник не по ее вине, т.е. принял решение под условием, что является недопустимым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 15 декабря 2002 года в отношении А. изменить, исключить из решения суда о взыскании в счет компенсации морального вреда с матери А. - А.Н. формулировку о необходимости доказывания, что причиненный вред возник не по ее вине.

В остальном приговор в отношении А., а также приговор в отношении К. и Г. оставить без изменения, а кассационные представление и жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"