||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 марта 2003 г. N 45-о02-163

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Каримова М.А.,

судей Пелевина Н.П.,

Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 24 марта 2003 года кассационные жалобы осужденных М., Л., адвоката Ивановой К.Ю., потерпевших М.И. и М.В. на приговор Свердловского областного суда от 23 апреля 2002 года, которым

М., <...>, русский, с неполным средним образованием, осужденный 5 апреля 2001 года по ст. 161 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, наказание не отбывал,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "з", "в", "н" УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний ему назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем полного сложения наказаний по настоящему приговору и приговору от 5 апреля 2001 года окончательно по совокупности преступлений М. назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

Л., <...>, русский, с неполным средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать солидарно с М. и Л. по 130451 рублю в пользу М.И. и М.В., и по 15000 рублей с каждого из осужденных в пользу М.И. и М.В. компенсации морального вреда.

М. и Л. признаны виновными в разбойном нападении на М.М., 1919 года рождения и М.Е., 1926 года рождения группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов в качестве оружия и опасного для жизни насилия, с незаконным проникновением в жилище, с целью завладения имуществом в крупном размере, а М. - и неоднократно;

кроме того, М. признан виновным в совершении убийства М.М. и пособничестве Л. в убийстве М.Е., а Л. в убийстве последней, сопряженном с разбоем, заведомо находившихся в беспомощном состоянии потерпевших, М. - неоднократно.

Преступления совершены 3 марта 2001 года в д. Мельниково Слободо-Туринского района Свердловской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осужденного М., потерпевшего М.В. по доводам жалоб, мнение прокурора Яшина С.Ю., возражавшего против удовлетворения всех кассационных жалоб и полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. и Л. в судебном заседании виновными себя не признали.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный М. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Преступлений он не совершал, дело в отношении сфабриковано органами предварительного следствия. Показаний на следствии он не давал, а лишь подписывал чистые листы в результате применения к нему физического насилия, заявления явки с повинной он не писал, однако данным фактам и нарушениям его процессуальных прав суд не дал никакой оценки. В связи с этим написанные от его имени показания не имеют никакого доказательственного значения, а других доказательств его вины не имеется. Опознание полена при отсутствии его индивидуальных признаков не свидетельствует, что оно являлось орудием преступления. Показания сестер осужденного Л. также не являются доказательствами, поскольку им не разъяснялась ст. 51 Конституции РФ. Суд назначил ему чрезмерное наказание за преступления, которых он не совершал, постановив приговор на предположениях. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный Л. указывает, что приговор основан не на доказательствах, а на предположениях. На следствии к нему применялось физическое насилие, не давшее положительных результатов для следствия, в связи с чем с его участием фактически не проводилось никаких следственных действий. Однако в дело приобщены показания от его имени, что свидетельствует о фальсификации материалов дела. Его доводы об указанных нарушениях закона оставлены судом без внимания, и осужден он необоснованно. Просит приговор в отношении его отменить.

В кассационной жалобе адвокат Иванова К.Ю. считает приговор в отношении Л. незаконным и необоснованным, а выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Судом не проверены и не опровергнуты доводы осужденного в свою защиту, не устранены сомнения в доказанности его вины. В основу приговора положены показания обвиняемых на следствии, полученные с применением недозволенных методов, от которых они отказались в судебном заседании, в связи с чем их показания являются недопустимыми доказательствами, а других доказательств вины не имеется. Выводы судебно-биологической экспертизы носят вероятный характер, не проверены доводы Л. о применении к нему недозволенных методов ведения следствия при подтверждении их объективными данными. Вызывает сомнение опознание полена, как вещественного доказательства, при отсутствии его индивидуальных признаков, наличие на нем пятен экспертным путем не исследовалось. Сестры осужденного допрашивались в качестве свидетелей без разъяснения им положений ст. 51 Конституции РФ. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе и дополнении к ней потерпевшие М.И. и М.В. указывает, что данная государственным обвинителем квалификация убийства не соответствует фактически содеянному осужденными, необоснованным является его отказ от обвинения по п. п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ и их последующее исключение из обвинения в приговоре, поскольку предварительный сговор на убийство доказательствами подтвержден и вытекает из согласованных действий осужденных. Необоснованно исключено из обвинения указания на особую жестокость при убийстве, с учетом характера и способа причинения телесных повреждений престарелым потерпевшим, не способным защитить себя. Наказание осужденным назначено чрезмерно мягкое, при этом суд учел лишь смягчающие наказание обстоятельства, без учета отягчающих обстоятельств, положительных данных о личностях потерпевших и мнение общественности о строгом наказании виновных. Неправильно определена сумма компенсации морального вреда и значительно снижена по сравнению с заявленными требованиями, что не соответствует степени их моральных страданий. Просят приговор изменить и согласно первоначальному обвинению назначить осужденным более строгое наказание.

В возражениях потерпевших М.И. и М.В. на жалобы осужденных М. и Л., адвоката Ивановой К.Ю. и государственного обвинителя Даниловой Е.Л. на жалобы потерпевших М.И. и М.В. осужденных М. и Л., адвоката Ивановой они находят названные жалобы необоснованными и просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности М. и Л. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В связи с непризнанием в судебном заседании вины обоими осужденными и изменением ими показаний, с целью выяснения и оценки причин противоречий в их показаниях суд исследовал их показания, данные в ходе предварительного следствия.

Из показаний осужденных М. и Л. на предварительном следствии усматривается, что они оба подробно излагали обстоятельства совершений, взаимно изобличали друг друга в их совершении, это же подтвердил Л. и в протоколе явки с повинной.

Из показаний осужденного Л. при допросе в качестве подозреваемого с участием адвоката видно, что 3 марта 2001 года около 22 часов М. позвал его сходить к М-вым и взять в долг браги, при этом взял с собой самодельный кухонный нож. Когда пришли туда, к ним вышли М.М. и его жена. Они попросили у потерпевших браги, выпили по кружке, после чего М. попросил у М.М. денег, но не знает, сколько денег потерпевший дал осужденному. Когда собрались уходить, М. сказал, что деда надо "убирать", и ударил его ножом, отчего сразу же наступила смерть М.М. Затем он передал нож ему, Л., и велел зарезать М.Е., чтобы не рассказала о содеянном. Он, Л., ударил ее ножом в грудь, клинок вошел в тело по рукоятку, и потерпевшая упала на пол (т. 1 л.д. 229 - 230, т. 2 л.д. 14 - 15).

Данные показания Л. в присутствии адвоката подтвердил на очной ставке с М. и дополнил тем, что после убийства потерпевших они вымыли от крови руки, взяли у потерпевших 1,5-литровую бутылку браги, которую принесли в дом к М. (т. 1 л.д. 245 - 247).

Осужденный М. при первоначальных допросах на предварительном следствии в присутствии адвоката показал, что 3 марта 2001 года около 23 часов Л. предложил ему сходить к М-вым и отобрать у них брагу под угрозой ножа. Он взял самодельный кухонный нож, и они пошли к М-вым. Когда потерпевший М.М. выглянул из комнаты, он вытащил его в прихожую, потерпевший закричал, а Л. взял полено и около 3 раз ударил им М.М. по голове. Он, М., в это время держал потерпевшего за одежду, чтобы не убежал, после чего посадил его на диван. Вышедшую М.Е. Л. схватил и порвал на ней одежду, чем-то ударил. После этого они нашли брагу и стали распивать ее. Л. предложил ему выяснить у М.М., где хранятся деньги, а потерпевшему велел показать место их нахождения. Он, М., обрезал телефонный провод, а потерпевший достал из комода завернутые в бумагу деньги и отдал их ему, которые он положил в карман брюк. Затем он завел М.М. в кухню и посадил на диван, а Л. стал спрашивать, что делать дальше. Он взял нож и ударил им М.М. в грудь с целью убийства, после чего отдал нож Л. и вышел в коридор, понимая, что тот убьет М.Е. (т. 2 л.д. 188 - 190, 209).

Приведенные показания осужденных получили в приговоре полную оценку в совокупности с другими доказательствами, мотивированно признаны допустимыми и положены в основу приговора в качестве доказательств виновности обоих осужденных.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что трупы М.М. и М.Е. обнаружены в доме с признаками насильственной смерти, при этом у М.Е. отсутствует третий палец на правой кисти (т. 1 л.д. 14 - 16).

Согласно протоколу опознания, М. среди представленных поленьев по форме и цвету опознал полено, изъятое с места происшествия, и пояснил, что именно этим поленом Л. наносил удары М.М. (т. 1 л.д. 202 - 203).

При осмотре полена на нем обнаружены пятна бурого цвета, похожие на кровь (т. 1 л.д. 25).

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть М.М. наступила от острой легочно-сердечной недостаточности, обусловленной проникающими ножевыми ранениями грудной клетки с повреждением левого легкого и сердца; кроме того, у него установлены ушибленные раны лица, лобной области справа, затылочной области справа, нанесенные тупыми твердыми предметами, возможно, поленом, причинившие тяжкий вред его здоровью (т. 1 л.д. 30 - 34).

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы, смерть М.Е. наступила от трех проникающих колото-резаных ран грудной клетки с ранением сердца;

кроме того, у нее установлена посмертная тупая травма черепа, причиненная 2 - 3 ударами тупого твердого предмета, возможно, полена, а также ампутация третьего пальца правой кисти, произведенная посмертно острым режущим предметом, возможно, ножом (т. 1 л.д. 42 - 43).

По заключению эксперта-биолога, в подногтевом содержимом М.Е. обнаружена кровь человека, которая могла произойти от Л., а в подногтевом содержимом М.М. обнаружена кровь человека, которая могла произойти от М. (т. 1 л.д. 130 - 131).

Из показаний потерпевших М.И. и М.В. усматривается, что погибшие родители хранили деньги в комоде и постельном белье, а осужденный М. на предварительном следствии показывал, что деньги он изъял из комода.

Факт поиска и изъятия денег у потерпевших М-вых подтверждается протоколом осмотра места происшествия, согласно которому на момент осмотра ящики комода были открыты, постельное белье на кровати перевернуто (т. 1 л.д. 15).

Из показаний потерпевших М.И. и М.В. также усматривается, что их родители копили деньги на покупку квартиры для сына и хранили дома 150000 рублей, которые были похищены. Одновременно были похищены будильник, наручные часы, женская кофта, столовая посуда, радиоприемник "Вега" и золотое обручальное кольцо, которое М.Е. носила на пальце, а всего на 162100 рублей.

Из показаний свидетеля П.А. видно, что ворота у потерпевших были закрыты, а самих их несколько дней не было видно. Она сказала об этом мужу, который вместе с Г.В. перелезли через забор и открыли ворота. Ее муж П.Н. зашел в дом, откуда крикнул, что произошло убийство. Сама она в дом не заходила. Знает, что М.Е. постоянно носила на пальце обручальное кольцо.

Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля Г.В. усматривается, что когда они с П.Н. зашли в дом М-вых, обнаружили там их трупы. П.Н. хотел позвонить в милицию, но телефонный провод был обрезан (т. 1 л.д. 147).

Свидетель Т. подтвердила, что до февраля 2001 года она проживала вместе с потерпевшими и знает, что они получали большие пенсии и копили деньги для покупки квартиры сыну. М-вы хранили деньги в комоде и в постели, которых было в общей сумме 150000 рублей. На пальце М.Е. носила золотое обручальное кольцо.

О наличии у потерпевшей золотого кольца показывала на предварительном следствии и свидетель Г.Г., чьи показания исследовались в судебном заседании (т. 1 л.д. 150 - 151).

Приведенные выше доказательства опровергают доводы М. в жалобе о непричастности его к совершению преступлений, а материалы дела свидетельствуют о надуманности его доводов о фальсификации следственных документов, в том числе, его протоколов допросов, заявления явки с повинной. Таких доводов им не выдвигалось ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании, а поэтому нет оснований для их удовлетворения и в настоящее время.

Доводы М. о применении недозволенных методов ведения следствия судом проверялись и в приговоре пошли мотивированное разрешение о неподтверждении этих доводов.

Опознание полена проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и не дает оснований данное следственное действие признавать недопустимым доказательством.

Не соответствует материалам дела и утверждение его в жалобе о том, что при допросе в качестве свидетелей сестер осужденного Л. органами следствия им не разъяснялась ст. 51 Конституции РФ.

Несостоятельными являются доводы в жалобах обоих осужденных о том, что приговор основан лишь на предположениях, поскольку в нем не только перечислены конкретные доказательства, но и приведены выводы суда об их оценке с точки зрения достоверности и допустимости, а доводы Л. о применении недозволенных методов следствия нельзя признать обоснованными по тем же основаниям, что и доводы М., как и его ссылку на фальсификацию следственных документов.

Несостоятельными являются и аналогичные доводы адвоката в жалобе о недоказанности вины Л. и существенных нарушениях уголовно-процессуального закона органами следствия, которые, по ее мнению, не получили оценки судом.

Не основаны на законе и доводы потерпевших в жалобе о том, что суд необоснованно принял позицию государственного обвинителя, который частично отказался от обвинения, поскольку при отказе его от обвинения суд не вправе в этой части постановлять обвинительный приговор, независимо от установленных обстоятельств. Указанные в жалобе квалифицирующие признаки убийства судом также исключены законно и мотивированно. Квалификация действий М. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з", 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "в", "з", "н", 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ и Л. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з", 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ является правильной и обоснованной. Наказание каждому из осужденных назначено с учетом содеянного, данных о их личностях и не свидетельствует ни о его чрезмерной мягкости, как считают в жалобе потерпевшие, ни о чрезмерной суровости, на что указывают осужденные и адвокат.

Оснований для удовлетворения доводов их жалоб не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 23 апреля 2002 года в отношении М. и Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных М., Л., адвоката Ивановой К.Ю., потерпевших М.И. и М.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

Н.П.ПЕЛЕВИН

Н.А.КОЛОКОЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"