||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2003 года

 

Дело N 41-Г03-12

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                    Меркулова В.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2003 г. дело по кассационной жалобе Б. на решение Ростовского областного суда от 4 марта 2003 г., которым Б. отказано в удовлетворении заявления об отмене постановления окружной избирательной комиссии по Ворошиловскому одномандатному избирательному округу N 35 об отказе в регистрации кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Пирожкова В.Н., объяснения Б., его представителя А., поддержавших доводы жалобы, представителя избирательной комиссии Г., возражавшей против жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

постановлением окружной избирательной комиссии по Ворошиловскому одномандатному избирательному округу N 35 от 22 февраля 2003 г. Б. отказано в регистрации кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области по тем основаниям, что количество подписей избирателей, признанных недействительными и недостоверными, превысило 25 процентов. Оспаривая такое решение, Б. обратился в суд с заявлением, в котором сослался на незаконность заключения эксперта, на основании которого избирательная комиссия пришла к выводу о недействительности и недостоверности подписей избирателей.

Ростовским областным судом постановлено указанное выше решение.

В кассационной жалобе Б. просит отменить решение и постановить новое решение, которым удовлетворить заявление и возложить на избирательную комиссию обязанность зарегистрировать его кандидатом в депутаты Законодательного Собрания области.

Судебная коллегия не находит оснований для отмены решения.

В соответствии с п. 3 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" процедура проверки соблюдения порядка сбора подписей, оформления подписных листов, достоверности сведений об избирателях и подписей избирателей устанавливается законом субъекта Российской Федерации.

Процедура сбора подписей, проверки достоверности сведений, содержащихся в подписных листах и сведений, представляемых кандидатами, предусмотрена Законом Ростовской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Ростовской области".

Проверяя доводы заявителя о незаконности отказа ему в регистрации, суд пришел к правильному выводу о том, что избирательной комиссией соблюдены требования указанного выше Закона.

Всего избирательной комиссией было признано недостоверными и недействительными 112 подписей избирателей. Из них большая часть на основании заключения эксперта.

Так, согласно п. 10 ст. 23 областного Закона подпись и дату ее внесения избиратель ставит собственноручно. Экспертом установлено, что даты внесения 40 подписей выполнены другими лицами. Однако в судебное заседание по ходатайству заявителя был вызван ряд свидетелей, которые подтвердили, что собственноручно проставили даты внесения подписей.

Эксперт в судебном заседании подтвердила это обстоятельство. При таких обстоятельствах суд согласился с доводами заявителя о незаконности признания недостоверными 17 подписей и исключил их из числа недостоверных. В то же время суд правомерно не согласился с тем, что должна быть исключена подпись избирателя К., поскольку как в своем заключении, представленном в избирательную комиссию, так и в судебном заседании, исследуя дату внесения подписи К., эксперт настаивал на том, что дата внесения подписи выполнена не им, а другим лицом.

В судебном заседании также установлено, что из 32 подписей, признанных избирательной комиссией недействительными ввиду того, что избирателями указаны сведения, не соответствующие действительности, должны быть исключены 4 подписи, так как избиратели представили документы, удостоверяющие личность, данные которых полностью совпали с данными в подписных листах.

На заседание Судебной коллегии заявителем еще дополнительно представлены данные об 11 избирателях, сведения о которых совпадают с данными, содержащимися в подписных листах. Однако в соответствии со ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции оценивает дополнительно представленные доказательства, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции. Как следует из материалов дела, о принятии избирательной комиссией решения об отказе в регистрации, в том числе и по тем основаниям, что избирателями указаны сведения, не соответствующие действительности, заявителю стало известно 22 февраля 2003 г.

В связи с этим в судебное заседание, состоявшееся 4 марта 2003 г., у него имелась возможность представить доказательства, подтверждающие действительность сведений, указанных избирателями в подписных листах. Как было указано выше, такие доказательства были представлены Б. в суд первой инстанции.

Суд правильно согласился с выводом избирательной комиссии об исключении 6 подписей избирателей в возрасте 18 лет, которыми дополнительно не был указан день и месяц рождения, поскольку требование об этом содержит п. 10 ст. 23 областного Закона.

В своей кассационной жалобе, а также и на заседании Судебной коллегии, Б. ссылался на то, что подпись избирателя Х. необоснованно признана недействительной, поскольку она не была отобрана для проверки. Представитель избирательной комиссии согласился с этим доводом. Судебная коллегия полагает, что указанная подпись не подлежала исключению из числа достоверных подписей.

Таким образом, следует согласиться с выводом суда о том, что подлежат исключению из числа недостоверных и недействительных 25 подписей (с учетом подписи избирателя Х.). Тем не менее, оставшееся количество признанных недостоверными и недействительными подписей превышает 25 процентов (87 подписей).

В связи с этим заявление Б. о возложении обязанности на избирательную комиссию зарегистрировать его кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области удовлетворению не подлежит.

В своей кассационной жалобе Б. ссылается на то, что избирательная комиссия признала по п. 9 ст. 25 областного Закона недостоверными 72 подписи. Суд, по мнению заявителя, подменяя комиссию, 40 подписей из числа указанных подписей признал недействительными.

Судебная коллегия, не соглашаясь с доводами заявителя, полагает, что суд вправе был уточнить основания, по которым подписи избирателей были признаны недействительными, поскольку такие основания содержатся в заключении эксперта. При этом права заявителя не нарушены.

Другие доводы, содержащиеся в кассационной жалобе Б., не могут служить основанием для отмены решения и удовлетворения его требования об отмене решения избирательной комиссии и возложении обязанности зарегистрировать его кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ

 

определила:

 

решение Ростовского областного суда от 4 марта 2003 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"