||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2003 года

 

Дело N 11-Г03-5

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                               Кебы Ю.Г.,

                                                    Потапенко С.В.

 

рассмотрела в судебном заседании 21 марта 2003 г. по кассационному представлению прокурора Республики Татарстан на решение Верховного суда Республики Татарстан от 22 января 2003 г. дело по заявлению прокурора Республики Татарстан о признании противоречащим федеральному законодательству Закона Республики Татарстан "О Свободной экономической зоне "Алабуга" от 22 апреля 1998 года N 1569 (в редакции от 20 мая 1999 года, 17 января 2001 года).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Потапенко С.В., объяснения прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., поддержавшей доводы кассационного представления, объяснения представителя Государственного Совета Республики Татарстан Г., представителей администрации Свободной экономической зоны "Алабуга" Х.Э. и Х.Е., возражавших против доводов кассационного представления прокурора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Республики Татарстан обратился в суд с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству Закона Республики Татарстан "О Свободной экономической зоне "Алабуга" от 22 апреля 1998 года N 1569 ( в редакции от 20 мая 1999 года, 17 января 2001 года), ссылаясь на то, что указанный Закон противоречит федеральному законодательству, а именно пункту 1 статьи 1, пункту 1 ст. 5, пункту 2 статьи 27 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". По мнению заявителя, принятие на уровне субъекта Российской Федерации нормативного правового акта, регламентирующего создание свободных экономических зон, является неправомерным, так как выходит за пределы компетенции органов государственной власти субъекта Российской Федерации. Ряд статей оспариваемого Закона не соответствуют федеральному налоговому законодательству. Пунктом 3 статьи 18 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" предусмотрена возможность установления специального налогового режима, в соответствии с которым вводится особый порядок исчисления и уплаты налогов. Однако такой режим может устанавливаться только актами законодательства Российской Федерации, под которым в соответствии с пунктом 1 статьи 1 Налогового кодекса Российской Федерации понимается только Налоговый кодекс Российской Федерации и принятые в соответствии с ним федеральные законы.

Представитель Государственного Совета Республики Татарстан требования прокурора Республики Татарстан не признал, указывая, что Закон Республики Татарстан "О Свободной экономической зоне; "Алабуга" не ущемляет и не затрагивает общероссийские интересы, направлен на защиту и привлечение инвесторов, способствует росту занятости и развитию конкурентоспособных производств в машиностроении.

Решением Верховного суда Республики Татарстан от 22 января 2003 г. прокурору Республики Татарстан в удовлетворении заявления о признании противоречащим федеральному законодательству Закона Республики Татарстан "О Свободной экономической зоне "Алабуга" от 22 апреля 1998 года N 1569 (в редакции от 20 мая 1999 года, 17 января 2001 года) отказано.

В кассационном представлении прокурора Республики Татарстан поставлен вопрос об отмене решения как вынесенного с нарушением норм материального права и о вынесении нового решения.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" при рассмотрении дел суду необходимо учитывать, что если подлежащий применению закон либо иной нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации противоречит федеральному закону по вопросам, находящимся в ведении Российской Федерации либо в совместном ведении Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, то, исходя из положений ч. 5 ст. 76 Конституции РФ, суд должен принять решение в соответствии с федеральным законом.

Если имеется противоречие между нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, принятым по вопросам, относящимся к ведению субъекта Российской Федерации, и федеральным законом, то в силу ч. 6 ст. 76 Конституции РФ подлежит применению нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" деятельность органов государственной власти субъекта Российской Федерации осуществляется в соответствии с принципами верховенства Конституции Российской Федерации и федеральных законов на всей территории Российской Федерации, разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 5 этого же Закона законодательный орган государственной власти субъекта Российской Федерации осуществляет законодательное регулирование по предметам ведения субъекта Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъекта.

Суд первой инстанции пришел к неправильному выводу о том, что Закон Республики Татарстан "О Свободной экономической зоне "Алабуга" принят в рамках действующего федерального законодательства с учетом предоставленных законодательному органу Республики полномочий принятия закона о свободной экономической зоне на территории Республики Татарстан.

Ссылка в решении суда первой инстанции на Договор Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 г. "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан", согласно пункту 13 статьи 2 которого разграничение полномочий сторон в области внешнеэкономической деятельности осуществляется отдельным Соглашением, не может быть принята в качестве основания для отказа в удовлетворении требований прокурора, несмотря на то, что абзац 11 статьи 3 такого Соглашения от 15 февраля 1994 года, заключенного между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Татарстан "О разграничении полномочий в области внешнеэкономической деятельности", относит к исключительному ведению Республики Татарстан создание свободных экономических зон на территории Республики Татарстан.

В силу п. 5 ст. 1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется Конституцией Российской Федерации, Федеративным договором и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий, заключенными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

Между тем отнесение к исключительному ведению Республики Татарстан создания свободных экономических зон на территории Республики Татарстан абзацем 11 статьи 3 Соглашения от 15 февраля 1994 года, заключенного между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Татарстан "О разграничении полномочий в области внешнеэкономической деятельности", противоречит ст. 23 Федерального закона "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности в Российской Федерации" от 13 октября 1995 г., согласно которой особый режим хозяйственной, в том числе внешнеторговой, деятельности на территории экономических зон устанавливается федеральным законом о свободных экономических зонах, другими федеральными законами и иными правовыми актами Российской Федерации.

Кроме того, в соответствии с частью 1 ст. 3 Федерального закона от 24.06.1999 N 119-ФЗ "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти субъектов Российской Федерации" федеральные конституционные законы и федеральные законы, а также конституции, уставы, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, договоры, соглашения не могут передавать, исключать или иным образом перераспределять установленные Конституцией Российской Федерации предметы ведения Российской Федерации, предметы совместного ведения.

Согласно п. п. "ж", "з", "о" ст. 71 Конституции РФ в ведении Российской Федерации находятся валютное и таможенное регулирование, федеральные налоги и сборы, гражданское законодательство.

Между тем в ст. 1 оспариваемого Закона РТ записано, что Свободная экономическая зона "Алабуга" - ограниченная территория, на которой действует особый правовой и экономический режим инвестиционной и предпринимательской деятельности, устанавливаемый настоящим Законом.

Указанная правовая норма в части установления Законом РТ особого режима предпринимательской деятельности противоречит ст. 2 и ст. 3 ГК РФ, относящим регулирование предпринимательской деятельности как способа реализации гражданских прав к исключительному ведению Российской Федерации, и, следовательно, принята с превышением пределов, предоставленных законом представительному органу субъекта РФ.

Согласно ст. 2 оспариваемого Закона РТ под особым режимом инвестиционной и предпринимательской деятельности понимаются условия, при которых устанавливаются налоговые льготы, предусмотренные настоящим Законом, а также льготы в сфере валютного регулирования и таможенный режим свободной экономической зоны, определяемые законодательством Российской Федерации.

Таким образом, оспариваемый Закон РТ установил только налоговые льготы в свободной экономической зоне в виде освобождения от налоговых платежей и сборов в бюджет Республики Татарстан и платежей в государственные внебюджетные фонды.

Однако по смыслу пункта 1 статьи 1 Налогового кодекса Российской Федерации специальный налоговый режим, разрешенный для участников Свободной экономической зоны "Алабуга", мог быть установлен лишь на основании федерального законодательного акта, поэтому оспариваемый Закон РТ противоречит налоговому законодательству.

Поэтому Государственный Совет Республики Татарстан при принятии оспариваемого Закона превысил свои полномочия.

Согласно п. 2 ст. 253 ГПК РФ, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному акту, имеющему большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся доказательств, Судебная коллегия считает правильным отменить решение суда и принять новое решение об удовлетворении заявленных требований, не передавая дело на новое рассмотрение.

При этом Судебная коллегия считает возможным признать оспариваемый Закон Республики Татарстан недействующим не со дня его принятия, а со дня вынесения настоящего определения, поскольку иной подход мог бы существенно затруднить реализацию инвестиционного проекта, осуществляемого иностранными инвесторами.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного суда Республики Татарстан от 22 января 2003 г. отменить, вынести по делу новое решение, которым признать недействующим Закон Республики Татарстан "О Свободной экономической зоне "Алабуга" от 22 апреля 1998 г. N 1569 (в редакции от 20 мая 1999 г., 17 января 2001 г.) со дня вынесения настоящего определения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"