||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 марта 2003 г. N 56-о02-71

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.,

судей Хлебникова Н.Л.,

Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 20 марта 2003 года кассационную жалобу осужденного Г. на приговор Приморского краевого суда от 25 июля 2002 года, которым

Г., <...>, русский, со средним техническим образованием, не женат, не работал, судим:

1) 13 августа 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 2-м годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года;

2) 22 декабря 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 17 августа 2001 года условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 22 дня, -

осужден:

по ст. 162 ч. 3 п. "г" УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "к", "н" УК РФ на 11 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 11 лет 9 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к этому наказанию неотбытого наказания по предыдущему приговору от 22 декабря 1999 года окончательно назначено 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

В силу ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2, 100 УК РФ Г. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Постановлено взыскать с Г. в пользу городской больницы N 1 г. Артема 4846 руб. 40 коп.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., мнение прокурора Кокориной Т.Ю., полагавшей оставить приговор суда без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Г. осужден за разбойное нападение на Ш.И. в целях хищения чужого имущества, с применением предметов, используемых в качестве оружия, лицом, ранее два раза судимым за хищение, а также за покушение на убийство Ш.И., сопряженное с разбоем, и покушение на убийство Ш.С., с целью скрыть другое преступление, неоднократно.

Преступления совершены 27 ноября 2001 года в г. Артеме Приморского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Г. признал себя виновным частично.

В кассационной жалобе он отрицает совершение разбоя и умысел на убийство Ш.С., указывая, что не преследовал цель хищения чужого имущества, т.к. знал об отсутствии ценных вещей у потерпевших, к которым пришел в состоянии сильного наркотического опьянения и по этой причине помнит только "испуганный взгляд" Ш.С. и то, как хотел убежать, а последний стоял на пути, в связи с чем "угрожал ему ножом".

Приговор суда, как утверждает осужденный, основан на домыслах и предположениях Ш.С. и его законного представителя.

Свои показания на предварительном следствии объясняет тем, что так говорить ему советовали сотрудники милиции.

Просит изменить приговор, переквалифицировать его действия в отношении Ш.И. на ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 1 УК РФ, а в отношении Ш.С. - на ст. 119 УК РФ; смягчить ему наказание.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационной жалобе доводы и возражения на них со стороны прокурора, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Содержащиеся в кассационной жалобе доводы осужденного о том, что при нападении на Ш.И. он не имел цели завладеть чужим имуществом и не покушался на жизнь Ш.С., а применил насилие к последнему в виде угрозы убийством, несостоятельны, поскольку противоречат материалам дела и установленным в суде обстоятельствам.

Как следует из показаний самого Г., данных им 28 ноября 2001 года на допросе в качестве подозреваемого с участием защитника, он намеревался совершить кражу с проникновением в квартиру потерпевших и имел для этого необходимый инструмент, однако застал в квартире Ш.И. и тогда решил похитить имущество путем нападения на последнего.

С этой целью он попросил у Ш.И. капроновую нить и, придя в кухню, набросил ее на шею потерпевшего и пытался передавить ему сонную артерию.

В ответ Ш.И. ударил его кухонным ножом в лицо, после чего между ними завязалась борьба, в ходе которой он схватил топор и нанес им Ш.И. удар по голове, ожидая, что тот потеряет сознание.

Кроме того, отбирая нож, порезал им Ш.И.

Несмотря на это, Ш.И. вырвался и забежал в комнату.

Там он пытался душить последнего, сдавливая руками шею.

В это время услышал голос Ш.С., который набросился на него, нанес удары и пытался отобрать нож.

Затем к Ш.С. присоединился Е. Вдвоем они отобрали у него нож (л.д. 38 - 41).

Суд первой инстанции в приговоре обоснованно сослался на эти показания Г., как на одно из доказательств его виновности, т.к. они получены в предусмотренном законом порядке и подтверждены другими имеющимися доказательствами по делу.

Потерпевший Ш.И. показал, что Г. напал на него в кухне и пытался душить капроновой ниткой, которую перед этим попросил, якобы, для четок, а когда он вырвался, - дважды ударил его по голове обухом топора.

Затем Г. приставил ему нож к горлу и потребовал идти в ванную комнату, при этом дважды уколол его в шею.

В ходе борьбы, когда они переместились в дальнюю комнату, тот снова пытался ударить его ножом. В этом случае он перехватил лезвие ножа, порезав себе пальцы.

После этого Г. завалил его в кресло и стал душить руками.

Теряя сознание, услышал крик брата, в связи с появлением которого Г. отпустил его.

Потерпевший Ш.С. показал, что, придя домой с прогулки, увидел в кухне на полу топор и лужицу крови. Его это насторожило, несколько раз окликнул брата Ш.И., но тот не отозвался.

Тогда направился в глубь квартиры.

Неожиданно из дальней комнаты выбежал Г. весь в крови и с ножом в правой руке.

Со словами "... убью", - Г. бросился на него и, нанося ему удар, направил нож в левую сторону живота.

Однако в последний момент он перехватил нож в 5 см от своего тела, остановил удар, а затем повалил Г. на пол. Вдвоем с Е. они обезоружили последнего.

Брат Ш.И. был в состоянии шока, его руки, голова и шея - в крови.

Аналогичные сведения, известные со слов потерпевшего, сообщила его законный представитель Ш.Н.

Ссылки осужденного на то, что показания потерпевшего Ш.С. и его законного представителя всего лишь домыслы, не соответствуют действительности и преследуют цель опорочить доказательственное значение показаний этих лиц, не доверять которым у суда оснований не было.

Свидетель Е. показал, что слышал крики Ш.С., в связи с чем поднялся к нему в квартиру, где увидел на полу Г., которого, сидя верхом, держал потерпевший.

Вдвоем с Ш.С. они отобрали у Г. кухонный нож, вызвали милицию и "скорую помощь".

Как видно из протокола осмотра места происшествия, в квартире Ш-вых на полу обнаружены следы вещества бурого цвета, похожего на кровь, а также капроновая нить, топор и кухонный нож (л.д. 16 - 19).

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы, на капроновой нити, топоре и ноже, изъятых с места происшествия, обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от Ш.И. (л.д. 198 - 213).

Судебно-медицинский эксперт установил, что Ш.И. были причинены телесные повреждения в виде горизонтального циркулярного осаднения на шее, не влекущего расстройство здоровья; сотрясения головного мозга, рубленой раны теменной области, которая образована действием рубящего предмета, возможно топором, и расценивается как легкий вред для здоровья с кратковременным его расстройством; двух колото-резаных ран шеи, которые нанесены колюще-режущим предметом, возможно ножом, и влекут легкий вред для здоровья; резаной раны ладонной поверхности левой кисти с полным пересечением поверхностного сгибателя пятого пальца, расцениваемой как вред здоровью средней тяжести (л.д. 120 - 123).

Надлежаще оценив всю совокупность собранных по делу доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о несостоятельности упомянутых выше доводов Г.

В приговоре по этому поводу суд правильно отметил, что при нападении на Ш.И. осужденный преследовал цель завладеть чужим имуществом в результате применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, а когда встретил со стороны последнего активное сопротивление, то решил убить его и сделал все от него зависящее для осуществления прямого умысла на причинение смерти Ш.И.

Однако это преступление и покушение на убийство Ш.С., смерти которого Г. желал, чтобы скрыть разбой и покушение на жизнь Ш.И., не были доведены им до конца по не зависящим от его воли обстоятельствам, указанным в приговоре.

Действия Г. суд в приговоре правильно квалифицировал по ст. ст. 162 ч. 3 п. "г", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "з", "к", "н" УК РФ.

Наказание суд назначил Г. справедливое, соответствующее тяжести содеянного и его личности. Оснований для смягчения ему наказания Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 25 июля 2002 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.К.ВЯЧЕСЛАВОВ

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

Т.Г.ЛИНСКАЯ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"