||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 марта 2003 года

 

Дело N 53-о02-102

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                        Вячеславова В.К.,

    судей                                         Хлебникова Н.Л.,

                                                      Линской Т.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 20 марта 2003 года кассационные жалобы осужденного Е. и в его защиту адвоката Томак Е.А. на приговор Красноярского краевого суда от 4 июня 2002 года, которым

Е., <...>, русский, со среднетехническим образованием, не женат, имеет ребенка в возрасте 4-х лет, без определенных занятий, проживал в <...>,

осужден: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 10 лет лишения свободы; по ст. 325 ч. 2 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ по месту работы с удержанием в доход государства 15% заработка.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет 1 месяц лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осужден В., в отношении которого приговор в установленном законом порядке не обжалован.

Постановлено взыскать с Е. и В. солидарно в пользу С.Н. 5533 рубля 30 коп. в возмещение расходов на погребение, а также денежную компенсацию морального вреда по 150 тыс. рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., мнение прокурора Конориной Т.Ю., полагавшей оставить приговор суда без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Е. осужден за разбойное нападение на С. в целях хищения чужого имущества, в группе лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; за умышленное убийство С., совершенное в группе лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем; похищение у гражданина важных личных документов.

Преступления совершены 11 декабря 2001 года в Ачинском районе Красноярского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Е. признал себя виновным частично.

В кассационной жалобе он отрицает предварительный сговор на разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и свою причастность к убийству С., указывая, что "был оговорен" со стороны В., который один причинил смерть потерпевшему.

Е. просит оправдать его по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, а также исключить из приговора осуждение его по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Адвокат Томак Е.А. в защиту Е. указывает, что последний совершил разбой без причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего и не вступал в сговор на убийство С.

Смерть потерпевшему, как утверждается в его жалобе, причинил один В., который действовал при эксцессе, используя в качестве удавки провод, подобранный им в салоне автомобиля.

Он просит изменить приговор суда, оправдать Е. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, признав его виновным по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г", 325 ч. 2 УК РФ.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы и возражения на них со стороны прокурора, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о том, что умыслом Е. не охватывалось совершение разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в обоснование его непричастности к убийству С. являются несостоятельными, они были известны суду и тщательно проверялись в условиях судебного разбирательства, по результатам которого отвергнуты обоснованно.

Как следует из показаний осужденного по делу В., данных им на предварительном следствии в качестве подозреваемого и обвиняемого (л.д. 186 - 188, 201 - 203 т. 1), еще при подготовке к нападению на водителя автомобиля, цель которого состояла в насильственном завладении его имуществом, они обсуждали, как запасный вариант, и план убийства потерпевшего, в случае оказания им сопротивления.

Во исполнение этой договоренности Е. заранее приготовил удавку из куска экранированного провода и вооружился сигнальным пистолетом, который использовал при нападении, произведя из него выстрел в область головы потерпевшего.

Несмотря на это, последний, как и предполагалось, отказался передать им деньги и ценности и оказал сопротивление.

Тогда он, В., полученной от Е. удавкой стал душить С.

Однако тот провод вырвался у него или порвался, а потерпевший, воспользовавшись этим, покинул автомобиль и стал убегать.

Они же, действуя в соответствии с предварительным сговором, догнали его и стали вдвоем избивать, нанося удары руками по голове и телу.

В завершение он, В., применив "удушающий прием", руками сдавил С. шею и так держал, пока он не перестал двигаться.

После этого труп потерпевшего погрузили в автомобиль, на котором под управлением Е. отвезли к телетранслятору, где бросили на обочину в снег.

Не доверять этим показаниям В. у суда оснований не было. Не приведено таких оснований и в кассационных жалобах.

Ссылка же Е. на оговор со стороны последнего является голословной, противоречит материалам дела, из которых, в частности, видно, что осужденные до последнего времени были между собой в дружеских отношениях, в связи с чем в судебном заседании В. категорически отрицал оговор им Е.

Сам Е. в своем "чистосердечном признании" (л.д. 6 - 8 т. 2), которое суд оценил в приговоре, тоже признавал, что они, готовясь к нападению, договаривались действовать в отношении водителя автомобиля с применением пистолета и удавки. При этом оговаривали, что удавку применит к потерпевшему В.

В судебном заседании Е. подтвердил, что стрелял из пистолета в область головы водителя, когда В. душил того удавкой, а затем - вместе с В. участвовал в его избиении, в ходе которого потерпевший был задушен.

Приведенные показания Е. и осужденного по делу В. суд первой инстанции всесторонне проанализировал, сопоставив их между собой и с другими доказательствами по делу, в частности, с показаниями свидетеля Х., согласно которым уже на автотрассе сразу после задержания В., говоря об убийстве водителя, указывал на причастность к этому обоих, то есть и Е.

Он же и свидетели Г., З., С. показали, что на автомобиле, в котором находились задержанные, на одежде и обуви последних были отчетливо видны многочисленные следы крови, а при досмотре у одного из них обнаружен пистолет типа газового и портмоне с документами.

При осмотре участка автодороги были обнаружены следы борьбы, утоптанный снег, скомканные денежные купюры и перстень со следами крови.

Труп С., как это видно из протокола осмотра места происшествия (л.д. 26 - 31 т. 1), обнаружен недалеко от дороги, ведущей к телетрансляторной вышке г. Ачинска, на склоне в снежном сугробе.

Под шеей трупа находился кусок экранированного провода.

При производстве судебно-медицинских экспертиз установлено, что смерть С. наступила от механической асфиксии в результате сдавления шеи петлей или руками.

На трупе имелись телесные повреждения в виде странгуляционной борозды в средней трети шеи, вызвавшей острую дыхательную недостаточность и причинившую тяжкий вред здоровью; перелома костей носа, который расценивается как легкий вред здоровью; кровоподтеков и ссадин на лице, ушных раковинах, грудной клетке справа, в области правой ягодицы, на правом предплечье и др.

Странгуляционная борозда возникла от сдавления шеи петлей, состоящей из плотного материала, причем имело место несколько воздействий (л.д. 81 - 84, 88 т. 1).

По заключению медико-криминалистической экспертизы странгуляционная борозда могла быть причинена потерпевшему вследствие воздействия петли из представленного электропровода (л.д. 117 - 123 т. 1).

Доводы, в которых утверждается, что указанный электропровод, применявшийся при удушении С., не готовился заранее Е., а был подобран В. якобы в автомобиле потерпевшего в момент нападения на последнего, не основаны на материалах дела и противоречат фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции.

Кроме того, потерпевшая С.Н. и свидетель А. по существу исключили возможность у нападавших подобрать такой провод в салоне автомобиля.

При таких обстоятельствах, надлежаще оценив всю совокупность рассмотренных доказательств, суд обоснованно признал доказанной вину Е. в совершении указанных преступлений.

Действия Е. суд квалифицировал правильно, обосновав в приговоре содержание его умысла при разбое и его направленность при этом на причинение смерти потерпевшему.

Наказание суд назначил ему справедливое, соответствующее тяжести содеянного и его личности, в связи с чем просьба о смягчении наказания не может быть удовлетворена.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 4 июля 2002 года в отношении Е. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.К.ВЯЧЕСЛАВОВ

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

Т.Г.ЛИНСКАЯ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"