||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 марта 2003 г. N 51-КПО03-7

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.,

судей Дзыбана А.А., Степалина В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 19 марта 2003 года дело по кассационным жалобам осужденного М., адвокатов Оленина И.А., Шмакова С.А., кассационного представления прокурора Сергеевой И.А. на приговор Алтайского краевого суда от 12 ноября 2002 года, которым:

М., <...>,

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 3 года, по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 12 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения окончательно назначено 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

П., <...>,

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 3 года, по ст. 105 ч. 2 п. "з" на 14 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения окончательно назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу Л.Н. с П. и М. солидарно 70000 рублей в возмещение стоимости похищенного автомобиля, 21866 рублей в возмещение расходов на погребение, а также в счет компенсации морального вреда с П. 60000 рублей и с М. - 30000 рублей.

Заслушав доклад судьи Дзыбана А.А., прокурора Богдашкина А.П., поддержавшего кассационное представление, Судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах изложенных в приговоре суда П. и М. признаны виновными в том, что они действуя группой лиц по предварительному сговору незаконно приобрели в начале мая 2002 года в пос. Гришенский Мамонтовского района Алтайского края, огнестрельное оружие (обрез охотничьего ружья) и боеприпасы, а П. и в том, что незаконно носил и хранил их по месту жительства в г. Барнауле.

Они же признаны виновными в разбойном нападении на Л. с целью завладения его автомобилем, группой лиц по предварительному сговору с применением оружия и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, П. в убийстве Л. сопряженного с разбоем, а М. в соучастии этому преступлению в форме пособничества, при следующих обстоятельствах:

10 мая 2002 года, около 24 часов в городе Барнауле П. и М. остановили автомобиль "Тойота-Карина" под управлением Л., проехав до поселка Н. Силикат, М. вышел из автомашины отвлекая водителя, а П. произвел выстрел в голову из обреза, причинив Л. огнестрельное ранение головы, в результате которой он скончался на месте, после чего они продолжая действовать совместно перенесли труп на заднее сиденье, и на похищенной автомашине стоимостью 70000 рублей, которой управлял М., перевезли его в лесной массив, забрав при этом из одежды потерпевшего деньги в сумме 400 рублей, после чего с места происшествия на автомашине скрылись.

П. вину признал частично, М. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный М. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, утверждает о своей невиновности, указывает, что выводы суда не соответствуют фактически установленным обстоятельствам дела, а назначенное наказание тяжести содеянного. Просит оправдать по всем пунктам обвинения, поскольку денег на приобретение оружия он не давал, договоренности о совершении разбойного нападения и убийства водителя у него с П. не было и он оказался случайным очевидцем происшедшего. Показания свидетелей М. и Б. на предварительном следствии были получены с нарушением закона. Суд не дал надлежащую оценку показаниям осужденного П., который говорил о его непричастности к преступлениям.

Адвокатом Олениным И.В. в защиту интересов осужденного М. также ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, при этом он указывает на отсутствие доказательств совместного приобретения П. и М. огнестрельного оружия, а также совершения разбойного нападения и пособничества в убийстве. Считает, что показаниям свидетелей суд дал неправильную оценку, протоколы проверки показаний свидетелей М. и Б. на месте были исследованы судом при отсутствии согласия защиты, чем нарушены требования ст. 281 УПК РФ. Выводы суда относительно объекта преступного посягательства - автомобиля, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, так в приговоре суда указано, что номер двигателя сгоревшего автомобиля соответствует номеру двигателя автомобиля Л., однако при осмотре был установлен номер кузова обгоревшего автомобиля. Просит в удовлетворении гражданского иска отказать.

Адвокат Шмаков С.А. в защиту интересов осужденного П. просит приговор суда отменить, дело направить на новое разбирательство по тем же основаниям, указывает, что приговор основан на показаниях свидетелей, которые очевидцами преступлений не являлись и их показания на предварительном следствии не могут быть признаны достоверными, поскольку на них оказывали воздействие оперативные работники. Суд необоснованно отказал защите в допросе свидетеля Я., матери свидетеля Б., которая присутствовала при допросе дочери, допросив при этом свидетеля М., вызванного стороной обвинения по тем же вопросам, что свидетельствует о необъективности суда. Протоколы проверки показаний на месте свидетелей Б. и М. были исследованы в нарушение ст. 281 УПК РФ. Выводы баллистической экспертизы не опровергают позицию осужденного П. о неосторожном убийстве. Защита просит признать достоверными показания П. в судебном заседании и исходя из его позиции квалифицировать действия по ст. ст. 222 ч. 1, 109 ч. 1 и 166 ч. 4 УК РФ, также указывает на несправедливость приговора, которая выразилась в сроке наказания назначенного судом и в размере присужденного к возмещению материального вреда и морального ущерба, поскольку стоимость автомобиля объективно и достоверно не подтверждена.

В кассационном представлении прокурор Сергеева И.А. просит приговор суда изменить в связи с неправильным применением уголовного закона при квалификации действий осужденных П. и М. по ст. 162 УК РФ, исключить квалифицирующий признак "группой лиц по предварительному сговору", указывает, что в соответствии с ч. 2 ст. 33 УК РФ М. не являлся исполнителем, поскольку непосредственного участия в разбойном нападении не принимал, действия М. просит квалифицировать по ст. 33 ч. 5 и ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, как пособничество разбою, снизив ему наказание по данной статье до 10 лет лишения свободы и считать М. осужденным на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к лишению свободы на 13 лет с конфискацией имущества, в остальном приговор суда просит оставить без изменения.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Сергеева И.А., а адвокат Кунгуров А.В. в интересах потерпевшей и гражданского истца Л.Н. в возражениях на кассационные жалобы и кассационное представление указывают о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности П. и М. в совершении преступлений, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Из протокола судебного заседания следует, что все представленные суду доказательства исследованы, все заявленные ходатайства разрешены.

Вопреки доводам адвоката Шмакова принцип объективности при рассмотрении уголовного дела нарушен не был, допрос свидетеля М. по обстоятельствам допроса свидетеля Б. с целью проверки возможного оказания на нее воздействия, осуществлялся с согласия участников процесса, возражений со стороны защиты не поступало. При этом суд обоснованно отклонил ходатайство зашиты о допросе в качестве свидетеля матери Б. по обстоятельствам допроса ее дочери, поскольку вопрос о признании таких показаний недопустимыми доказательствами защитой не ставился, мотивы отказа подробно изложены в определении суда (т. 3 л.д. 234).

Судом обоснованно принято решение об исследовании в судебном заседании протоколов проверки показаний на месте свидетелей Б. и М. полученных в ходе предварительного следствия. Вопреки утверждениям защиты указанные протоколы оглашены прокурором в соответствии со ст. 285 УПК РФ, которая не предусматривает согласия сторон.

Нельзя согласиться с доводами кассационных жалоб адвокатов и осужденного М. об оказании давления на свидетелей во время следствия со стороны оперативных работников. Указанное обстоятельство было проверено в судебном заседании и обоснованно опровергнуто в приговоре. Свидетели Б. и М. в судебном заседании подтвердили правдивость своих показаний данных на предварительном следствии.

Доводы в жалобе М. о непричастности его к покупке оружия, отсутствии у них договоренности на разбойное нападение на водителя и его убийство, а также защитника Шмакова о неосторожном убийстве водителя осужденным П. в ходе ссоры, отсутствии какой-либо договоренности с М. о совершении преступлений, являются несостоятельными.

Данная версия тщательно проверялась судом и обоснованно опровергнута, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Из показаний осужденного М. на предварительном следствии суд установил, что он знал о наличии у П. обреза ружья, и что тот собирается угрожать водителям, забрать автомашину. 10 мая 2002 года, когда они приехали пос. Н. Силикат и он стал выходить из автомашины, услышал выстрел. П. предложил увезти водителя в лес, что они и сделали, при этом автомашиной управлял он. В лесу П. вытащил тело водителя, проверил карманы, вытащил из них деньги и документы, а он выбросил из салона автомашины один кроссовок. В этот же день они катались на автомашине, на следующий день помыли ее, пытались арендовать для нее гараж. Узнав, что автомашина в розыске, он отогнал ее в район кондитерской фабрики, где П. поджег ее.

Осужденный П. не отрицал факт убийства водителя, указывая при этом, что в ходе ссоры с водителем, который отказывался их везти дальше, хотел напугать его, приставив к голове обрез, однако выстрел произошел случайно, договоренности с М. о разбойном нападении и убийстве не было.

Из показаний свидетеля Л.И., потерпевшей Л.Н. суд установил, что потерпевший приобрел автомашину "Тойота-Карина" темно-серого цвета с правым рулем за 70000 рублей, на этой автомашине он уехал 10 мая 2002 года и больше не вернулся.

Из показаний свидетелей Б. и С. суд установил, что П. откладывал деньги на покупку оружия. 11 мая 2002 года П. и М. приезжали к ним на автомашине "Тойота-Карина", темного цвета с правым рулем, на вопрос откуда у них машина, П. сказал, что убили мужчину.

Из показаний свидетеля М. на предварительном следствии, суд установил, что к нему подходили М. и П., которые предлагали вместе с ними совершать нападения на водителей занимающихся частным извозом, забирать у них автомашины, а затем продавать, говорил, что у них нет оружия, но они собираются его купить. В ночь с 10 на 11 мая 2002 года они приехали к нему на автомашине "Тойота", рассказали что убили водителя, в которого П. выстрелил из обреза, после чего вдвоем перетащили труп на заднее сиденье и перевезли в лес, где выбросили. М. говорил, что возможно на этой автомашине будет ездить сам, хотел для нее снять гараж.

Из показаний свидетеля Б. на предварительном следствии суд установил, что ей со слов ее подруги Б. известно, что она и ее сестра С. слышали, как М. и П. договаривались купить оружие для совершения нападений на таксистов, М. оружия не покупал, поэтому они пошли на дело вдвоем. Впоследствии М. и П. приезжали на автомашине иностранного производства, про которую Б сказала, что они ее забрали в результате нападения.

Из показаний свидетеля Н. суд установил, что в комнате, которую у него снимал П., в ходе обыска был обнаружен обрез охотничьего ружья.

В ходе проведенного обыска по месту жительства П. обнаружен обрез охотничьего ружья 16 калибра, который по результатам проведенной баллистической экспертизы признан огнестрельным оружием, обнаруженный в стволе патрон является боеприпасом, кроме того в выводах эксперта указано, что выстрел из представленного на исследование обреза при невзведенном курке и нажатии на спусковой крючок без удара по курку не происходит.

Выводы данной экспертизы, вопреки утверждениям в жалобе адвоката, опровергают версию П. о неосторожном выстреле из обреза.

Из заключения судебно-медицинского эксперта суд установил, что причиной смерти Л. явилось огнестрельное пулевое ранение при выстреле с близкой дистанции.

Из протоколов осмотра места происшествия суд установил, что в районе кондитерской фабрики обнаружен кузов обгоревшего автомобиля "Тойота-Карина", актом о пожаре предположительная причина пожара установлена как поджог.

Указание в доводах кассационных жалоб адвокатов Шмакова и Оленина о несоответствии выводов суда относительно объекта преступного посягательства, согласно которым в дополнительном осмотре места происшествия указан номер кузова, а не двигатель обгоревшего автомобиля, не могут быть признаны обоснованными, поскольку сам факт, что именно этот автомобиль ранее принадлежал потерпевшему полностью установлен и сомнений не вызывает.

На основании этих, а также других доказательств, указанных в приговоре, суд пришел к обоснованному выводу о виновности П. и М. в совершении преступлений, правильно квалифицировав их действия.

Доводы изложенные в кассационном представлении о необходимости квалификации действий М. по эпизоду разбойного нападения как пособничество, поскольку он сам непосредственно в разбойном нападении не участвовал, а также исключения в связи с этим из приговора квалифицирующего признака совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, не могут быть признаны судом обоснованными.

Суд обоснованно признал, что М. и П. заранее приобрели оружие, договорились о совершении разбойного нападения на водителя, распределили между собой роли, совместно в ночное время остановили автомашину, выбрали безлюдное место для совершения преступления и после того как П. выстрелом из обреза убил потерпевшего, М. постоянно управлял похищенным автомобилем, перегнав его с места преступления. Установленные судом обстоятельства позволили содеянное М. по эпизоду разбоя признать соисполнительством, что в силу части второй статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ.

Наказание П. и М. судом назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств.

Вопреки доводам в жалобе адвоката Шмакова С.А. гражданский иск разрешен правильно, стоимость похищенной автомашины определена на основании показаний потерпевшей Л.Н. и свидетеля Л.И., а также справкой бюро независимых экспертиз о цене на подобные автомобили, которая обоснованно признана доказательством по делу, осужденный П. в судебном заседании заявленный гражданский иск признал.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора суда, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 12 ноября 2002 года в отношении П. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"