||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 марта 2003 года

 

Дело N 16-о03-7

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Колышницына А.С. и Родионовой М.А.

рассмотрела в судебном заседании 19 марта 2003 г. дело по кассационному представлению прокурора, принимавшего участие в суде первой инстанции, на приговор Волгоградского областного суда от 2 декабря 2002 г., по которому -

Л., <...>, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, судим: 4 мая 1990 г. по ст. 146 ч. 2 п. "а" УК РСФСР к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества; 2 ноября 1999 г. по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы; 22 августа 2001 г. по ст. 114 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в течение 3 лет,

осужден к лишению свободы: по ст. 111 ч. 1 УК РФ сроком на 6 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ сроком на 15 лет с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "и", "н" УК РФ сроком на 20 лет; по ст. 222 ч. 2 УК РФ сроком на 4 года; по ст. 222 ч. 4 УК РФ сроком на 2 года; по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ - к 25 годам лишения свободы с конфискацией имущества; на основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение по предыдущему приговору отменено; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ окончательно к отбыванию назначено 26 (двадцать шесть) лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, остального срока наказания в исправительной колонии особого режима.

По ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "к", "н", 209 ч. 1 УК РФ Л. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

И., <...>, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, судим 10 июля 1995 г. по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ сроком на 11 (одиннадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 1 УК РФ сроком на 15 лет; по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ сроком на 6 лет; по ст. 222 ч. 2 УК РФ сроком на 4 года; по ст. 316 УК РФ сроком на 2 года; по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно к отбыванию назначено 20 (двадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием первых трех лет в тюрьме, остального срока наказания в исправительной колонии особого режима.

По ст. ст. 209 ч. 1, 223 ч. 3 УК РФ И. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

К., <...>, со средним образованием, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, судим 7 октября 1994 г. по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "г" УК РФ сроком на 9 лет с конфискацией имущества; по ст. 316 УК РФ сроком на один год и шесть месяцев; по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 3 года; по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно к отбыванию назначено 9 (девять) лет и шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

По ст. 209 ч. 1 УК РФ К. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Б.Н., <...>, не работала, не судима,

оправдана по ст. ст. 209 ч. 2, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "к" УК РФ в связи с непричастностью к совершению этих преступлений, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ - за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Родионовой М.А., заключение прокурора Вощинского М.В., поддержавшего кассационное представление, Судебная коллегия -

 

установила:

 

Л., И. и К. признаны виновными в разбойном нападении на потерпевших Б. и Г., совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением оружия, с целью завладения чужим имуществом в крупном размере, а К., кроме того, как совершение разбоя лицом, ранее более двух раз судимым за хищение;

Л. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшей Х., опасного для жизни человека;

И. признан виновным в умышленном убийстве Х., совершенном на почве личных неприязненных отношений, К. - в укрывательстве этого преступления;

Л. и И. признаны виновными в разбойном нападении на Г.В., совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, неоднократно;

Л. признан виновным в разбойном нападении на К.А., совершенном неоднократно, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

И. признан виновным в грабеже, совершенном в отношении потерпевшей Т., группой лиц по предварительному сговору, неоднократно;

Л. и К. признаны виновными в разбойном нападении на потерпевшую К-ну, совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением оружия, а К. и как разбой, совершенный лицом, ранее два раза судимым за хищение;

Л. признан виновным в умышленном убийстве К.В., совершенном из хулиганских побуждений;

И. признан виновным в разбойном нападении на потерпевшую С., совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением оружия;

Л. признан виновным в разбойном нападении на потерпевшую Р., совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, неоднократно;

Л. признан виновным в умышленном убийстве потерпевшего Н., совершенном неоднократно, а К. и И. - в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления;

Л. и И. признаны виновными в незаконном приобретении, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия, К. - в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия, Л. - и в ношении холодного оружия.

Преступления совершены в городах Уфе, Волгограде, Волжском Волгоградской области в период и при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Прокурор, принимавший участие в суде первой инстанции, не соглашаясь с уменьшением судом вмененного следственными органами осужденным объема обвинения, с оправдательным приговором в отношении Б.Н., с оправданием Л., И. и К. по ст. 209 ч. 1 УК РФ, а также по другим составам преступлений, считая назначенное К. наказание чрезмерно мягким, в кассационном представлении ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что суд исходил лишь из доказательств, которые были исследованы в суде, и не учел в полной мере показаний самих осужденных, данных ими на предварительном следствии с участием адвокатов.

Осужденный К., оправданная Б.Н. и ее адвокат Сахно Ю.И. возражают против удовлетворения кассационного представления и просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив изложенные в кассационном представлении доводы, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Суд, принимая решение об оправдании подсудимой Б.Н., а также об оправдании Л. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "к", "н", 209 ч. 1 УК РФ, И. по ст. ст. 209 ч. 1, 223 ч. 3 УК РФ и К. - по ст. 209 ч. 1 УК РФ, всесторонне, полно и объективно исследовал все собранные по делу доказательства, дал им надлежащую оценку в приговоре, как каждому в отдельности, так и в их совокупности, не согласиться с которой нет оснований.

Так, суд, принимая решение об оправдании Б.Н. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "к", 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ и проанализировав показания осужденных Л., К. и подсудимой Б.Н., установил, что Б.Н. во время совершения этих преступлений, действовала в состоянии крайней необходимости, находясь под психическим принуждением осужденного по делу Л. и лица, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью.

Данное обстоятельство подтверждается показаниями осужденного Л., который, являясь непосредственным участником разбойного нападения, последовательно и на предварительном следствии и в суде пояснял, что вместе с Н., угрожая Б.Н. оружием и расправой, заставили ее показать квартиру потерпевшей Р., а в дальнейшем, ворвавшись в квартиру, понуждал Б.Н., посредством угроз, искать и выносить ценности.

Такие же показания давала в ходе судебного заседания и Б.Н.

Осужденный К. сообщил, что он видел как Б.Н. угрожал Н., не отпускал ее от себя, а от Н., как пояснил К., можно было ожидать всего.

В связи с непричастностью Б.Н. к покушению на убийство потерпевшей Р. прокурор в суде отказался от этого обвинения.

Как правильно указано в приговоре, следственные органы не представили достаточных доказательств, свидетельствующих о наличии у Б.Н. умысла, направленного на совершение разбойного нападения на потерпевшую Р.

Судом установлено, что Б.Н. опасалась за свою жизнь, Л. и Н. угрожали ей оружием, угроза причинения ей смерти была реальной. В связи с этим нельзя признать в ее действиях наличие превышения крайней необходимости, поскольку, спасая свою жизнь, она причиняла меньший вред интересам Р.

Первоначально, приведя под угрозой оружия Л. и Н. к квартире потерпевшей, Б.Н. могла только догадываться об их намерениях совершить хищение. В дальнейшем, после нападения на Р., действия Л. и Н. являлись разбойным нападением, однако по степени значимости они менее опасны, чем смерть человека.

Последующие действия Н. по причинению телесных повреждений Р., а в дальнейшем и Л. по убийству Н., свидетельствовали о реальной опасности для жизни Б.Н. и о причинении ею вреда интересам Р. в состоянии крайней необходимости.

Эти выводы соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела.

Суд, оправдывая Л., И. и К. по ст. 209 ч. 1 УК РФ, а Б.Н. - по ст. 209 ч. 2 УК РФ, не нашел в их действиях признаков бандитизма, а именно: наличие организованной, устойчивой, организованной группы.

Свой вывод суд мотивировал тем, что состав участников преступлений постоянно менялся, планы преступлений не разрабатывались, распределение ролей отсутствовало.

Как установил суд, Л. и Н. преступление, предусмотренное ст. 209 УК РФ, не подготавливали, роли не распределяли.

Совместно осужденные участвовали лишь в нападении на потерпевших Б. и Г., однако договоренности о вооруженном нападении у них не было, они не знали о намерениях Л. применить оружие.

Данный единичный случай, совершенный в группе, при отсутствии признаков, характеризующий участников преступления, как бандитскую группу, не может квалифицироваться как бандитизм.

В дальнейшем осужденные совершали преступления самостоятельно, состав участников преступлений постоянно менялся, преступления заранее не готовились, не планировались, отсутствовало распределение ролей, не было и лидера группы.

Никаких достоверных доказательств, подтверждающих факт совершения ими бандитизма, следственными органами не представлено.

Прокурор в суде отказался от обвинения Б.Н. по ст. 209 ч. 2 УК РФ.

Судебная коллегия, соглашаясь с выводами суда, находит их обоснованными, соответствующими материалам дела.

Что касается вопроса о назначении осужденным наказания, то он решен в соответствии с требованиями закона - с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, личности виновных и всех обстоятельств дела, в том числе и К.

Исходя из изложенного, кассационное представление удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УК РФ, Судебная коллегия -

 

определила:

 

приговор Волгоградского областного суда от 2 декабря 2002 г. в отношении Л., И., К. и Б.Н. оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"