||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 марта 2003 года

 

Дело N 66-о02-131

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.

судей Ермолаевой Т.А. и Саввича Ю.В.

Рассмотрела в судебном заседании от 19 марта 2003 года кассационное представление государственного обвинителя Сенькова Ю.В. жалобы адвоката Мартыновича А.Ю. на приговор Иркутского областного суда от 2 августа 2002 года, по которому

Д., <...>, судимый:

23 сентября 1996 года по ст. ст. 206 ч. 2, 145 ч. 1 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года

4 марта 1998 года по ст. 228 ч. 2 УК РФ с частичным присоединением неотбытого наказания по предыдущему приговору к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 7 июля 2000 года условно-досрочно на неотбытый срок 9 месяцев 18 дней -

осужден по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", "д" УК РФ к лишению свободы на срок 6 лет в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 150 ч. 4 УК РФ оправдан.

Г., <...>, несудимый -

осужден к лишению свободы:

по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "д" УК РФ - на срок 4 года

по ст. 109 ч. 1 УК РФ - на срок 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет в исправительной колонии общего режима.

М., <...>, несудимый -

Осужден к лишению свободы:

По ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "д" УК РФ - на срок 4 года

По ст. 109 ч. 1 УК РФ - на срок 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет в воспитательной колонии.

В соответствии с п. 1 пп. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 30 ноября 2001 года "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" М. от наказания освобожден.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 1 п. "а" УК РФ Д. и М. применены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., мнение прокурора Козусевой Н.А., поддержавшей кассационное представление и полагавшей приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение, Судебная коллегия

 

установила:

 

Д., Г. и М. признаны виновным в открытом хищении чужого имущества по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья с причинением значительного ущерба гражданину, в том числе Д. неоднократно, а Г. и М. и в причинении смерти по неосторожности.

Преступления совершены в г. Иркутске 20 ноября 2001 года при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационном представлении государственный обвинитель, не оспаривая фактических обстоятельств дела, установленных судом и полагая правильной квалификацию действий осужденных по ст. 109 УК РФ, выражает несогласие с квалификацией их действий по ст. 161 УК РФ, поскольку насилие, примененное ими в отношении потерпевшей, носило характер опасного для жизни и здоровья, и действия осужденных должны быть квалифицированы как разбойное нападение, в связи с чем просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Адвокат Мартынович А.Ю. в защиту Д. просит о смягчении своему подзащитному наказания, просит назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ и учесть, что от наказания по предыдущему приговору Д. был освобожден по амнистии, и следовательно считается несудимым.

В возражениях на представление адвокат Горельский В.К. в защиту Г. указывает, что выводы государственного обвинения противоречивы, в связи с чем оснований для его удовлетворения не имеется.

Проверив материалы дела обсудив доводы представления и кассационной жалобы, Судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационного представления и кассационной жалобы адвоката.

Вывод суда о доказанности вины Д., Г. и М. в совершении преступлений при изложенных в приговоре обстоятельствах соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами.

Сами осужденные в судебном заседании не отрицали совершения открытого хищения имущества потерпевшей по предварительному сговору, а Г. и М. и в причинении смерти потерпевшей по неосторожности.

Вина их подтверждается также показаниями потерпевшего К., который обнаружил жену мертвой в квартире а также пропажу вещей, которые он перечислил, показаниями свидетелей П., которой со слов Д. известно о преступлении, которое они совершили, показаниями свидетелей Д., В., Д., данными протокола осмотра места происшествия, актом судебно-медицинской экспертизы о характере причиненных потерпевшей телесных повреждений и причине ее смерти, протоколами выемки похищенного имущества и их осмотра, протоколами опознания вещей потерпевшим.

Судебная коллегия не может признать обоснованными доводы кассационного представления о том, что действия Д., Г. и М. должны быть квалифицированы как разбойное нападение, поскольку ими было умышленно применено к потерпевшей насилие, опасное для жизни и здоровья.

Как видно из дела, органы предварительного следствия вменяли в вину всем осужденным совершение разбойного нападения и умышленное лишение жизни потерпевшей, сопряженное с разбойным нападением.

В судебном заседании государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения по ст. 105 ч. 2 УК РФ, и просил переквалифицировать действия осужденных в части причинения смерти потерпевшей на ст. 109 ч. 1 УК РФ, как причинение смерти потерпевшей по неосторожности.

Суд в соответствии с требованиями закона, не имея права выходить за рамки сформулированного государственным обвинителем обвинения, согласился с его позицией о виновности Г. и М. в причинении смерти потерпевшей по неосторожности.

Вместе с тем суд пришел к обоснованному выводу о том, что Д. не может нести ответственности по ст. 109 ч. 1 УК РФ, поскольку в судебном заседании было установлено, что штору на лице потерпевшей завязывали лишь Г. и М. Это обстоятельство свидетельствует о том, что именно они являлись исполнителями тех действий, которые повлекли смерть потерпевшей по неосторожности. Д. непосредственного участия в этих действиях не принимал.

Преступление, предусмотренное ст. 109 ч. 1 УК РФ относится к числу неосторожных преступных деяний, которое исключает элемент соучастия в данном преступлении, а поэтому суд пришел к правильному выводу о том, что в действиях Д. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 109 ч. 1 УК РФ.

Вместе с тем суд обоснованно не согласился с позицией государственного обвинителя о том, что в действиях Г., Д. и М. содержатся признаки разбойного нападения.

Из материалов дела следует и объективно подтверждено выводами судебно-медицинских экспертов, что в процессе хищения имущества Г., Д. и М. применили к потерпевшей насилие, не опасное для жизни и здоровья, причинив ей телесные повреждения в виде ссадин лица, живота, левого бедра и правой голени.

Диспозиция ст. 162 УК РФ предусматривает умышленный характер действий виновных и умышленный характер применения насилия, повлекшего причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Позиция государственного обвинителя в судебном заседании, который просил о переквалификации действий осужденных со ст. 105 ч. 2 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ, свидетельствует о том, что он признал тот факт, что хотя Г. и М. причинили К-вой тяжкий вред здоровью по признаку опасности для ее жизни, действовали они при этом по неосторожности.

При таких обстоятельствах признание Г. и М. виновными в неосторожном причинении смерти потерпевшей, по предложению государственного обвинителя, как обоснованно указал суд в приговоре, исключает в их действиях признаки состава разбойного нападения.

В кассационном представлении государственный обвинитель также не оспаривает того обстоятельства, что квалификация действий осужденных по ст. 109 ч. 1 УК РФ является правильной, не ставит вопроса об отмене приговора ввиду необоснованности признания их виновными в неосторожном причинении смерти потерпевшей и не оспаривает фактических обстоятельств дела, установленных судом.

С учетом этих обстоятельств Судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационного представления и отмены приговора и направления дела на новое судебное разбирательство.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводами, изложенными в жалобе адвоката, о смягчении назначенного Д. наказания.

Наказание Д. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела.

Назначенное Д. наказание является соразмерным содеянному и оснований для его смягчения и применения ст. 73 УК РФ, как просит в жалобе адвокат, Судебная коллегия не усматривает.

Доводы, изложенные в жалобе адвоката о том, что Д. был освобожден от наказания по предыдущему приговору по амнистии, в связи с чем является не судимым, были исследованы судом и обоснованно отвергнуты по основаниями, подробно изложенным в приговоре. У Судебной коллегии нет оснований не согласиться с выводами суда в этой части.

В силу изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 2 августа 2002 года в отношении Д., Г. и М. оставить без изменения, кассационное представление и кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"