||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 марта 2003 года

 

Дело N 5-о03-39

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лаврова Н.Г.,

судей Ахметова Р.Ф., Ботина А.Г.,

рассмотрела в судебном заседании от 18 марта 2003 года кассационные жалобы осужденных А., Г., Ж., К., С., С.С., Ф., Ш., О., адвокатов Аникушкина В.И., Астахова С.В., Белышева В.А. и Соболева Е.В. на приговор Московского городского суда от 6 марта 2002 года, которым

Ш., родившийся 30 октября 1973 года, ранее не судимый, -

осужден по ст. 210 ч. 1 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

О., родившийся 10 августа 1967 года, не имеющий судимости, -

осужден по ст. 210 ч. 1 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

К., родившийся 27 января 1969 года, ранее не судимый, -

осужден по ст. 210 ч. 1 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Ф., родившийся 23 августа 1972 года, ранее не судимый, -

осужден по ст. 210 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 161 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

А., родившийся 8 июня 1975 года, судимый 10.04.98 по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, -

осужден по ст. 210 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

С.С., родившийся 13 мая 1972 года, ранее не судимый, -

осужден по ст. 210 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Г., родившаяся 6 ноября 1964 года, ранее не судимая, -

осуждена по ст. 210 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ей назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Ж., родившаяся 22 апреля 1972 года, ранее не судимая, -

осуждена по ст. 210 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ей назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

С., родившаяся 6 февраля 1958 года, ранее не судимая, -

осуждена по ст. 210 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, - к 3 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ей назначено 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

По делу осуждены Л., К.Е., С.Г., С.Е., М., в отношении которых приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., объяснения осужденных Г., Ж., А., К., О., С.С., Ш., Ф., адвоката Пучковой Г.С., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Карасевой С.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ш., О., К. признаны виновными в создании и руководстве: Ш. и О. - преступным сообществом, а К. - структурным подразделением данного сообщества.

Они же признаны виновными в мошенничестве, совершенном неоднократно, организованной группой, причинившем значительный ущерб потерпевшему, в крупном размере.

А., Г., Ж., С., С.С., Ф. признаны виновными в участии в преступном сообществе; мошенничестве, совершенном организованной группой, причинившем значительный ущерб потерпевшему, в крупном размере, а Г., Ж., С. и Ф. и неоднократно.

Ф., кроме того, признан виновным в грабеже чужого имущества, совершенном с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, организованной группой, в крупном размере.

Преступления совершены в период с 11 января по 12 апреля 2000 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Г. вину признала частично, А., Ж., К., С., С.С., Ф., Ш., О. вину не признали, последний от дачи показаний отказался.

В кассационных жалобах:

осужденный А., ссылаясь на односторонность и необъективность предварительного и судебного следствия, несоответствие выводов суда о его виновности фактическим обстоятельствам дела, существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства, допущенные по делу, недопустимость положенных в основу приговора доказательств, просит приговор в отношении него отменить и дело прекратить за недоказанностью его вины. Указывает, что органами предварительного следствия при предъявлении его фотографий для опознания потерпевшей П., свидетелю П.Ю. и другим, а также при производстве видеозаписей были грубо нарушены требования УПК. Считает, что показания потерпевшей П., а также осужденного Л. противоречат другим доказательствам. Утверждает, что они его оговорили. Ссылается на противоречивость показаний потерпевших Б., Г.П., Т., Р. и Т.Г. Считает, что суд необоснованно оставил без удовлетворения его ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы записки, изъятой при его досмотре, а также другие ходатайства. Указывает, что показания, в которых он признавал вину, давал в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия. Считает, что приговор не отвечает требованиям закона. Ссылаясь на то, что при рассмотрении данного дела участвовали три народных заседателя, выражает свое несогласие с тем, что приговор подписан лишь двумя заседателями. В другой жалобе он же, ссылаясь на то, что народный заседатель К.А.Р. в начале судебного заседания не участвовала, выражает свое несогласие с тем, что приговор подписан ею;

адвокат Аникушкин В.И., выражая свое несогласие с приговором в отношении А., ставит вопрос об отмене данного судебного решения. Ссылается и на чрезмерную суровость назначенного А. наказания;

осужденная Г., ссылаясь на то, что у нее плохое зрение, считает вывод суда о том, что она во время совершения мошенничества наблюдала за окружающей обстановкой, не соответствующей действительности. Утверждает, что она раздавала лишь рекламные проспекты. Указывая, что потерпевшая П.С. подтвердила ее показания, согласно которым она (Г.) преступления против нее не совершила, просит этот эпизод ее осуждения за мошенничество в отношении указанной потерпевшей исключить из приговора. Ссылаясь на то, что она непричастна к преступлению в отношении потерпевшей Т.Г., просит и этот эпизод осуждения исключить из приговора. Ставит под сомнение и показания потерпевшей Т. Ссылаясь на то, что она ранее не судима, ее престарелые родители являются ветеранами труда, у нее двое несовершеннолетних детей, ставит вопрос о смягчении назначенного ей наказания;

осужденная Ж., считая приговор незаконным и необоснованным, ставит вопрос о его отмене. Указывает, что дело в отношении нее "сфабриковано". В то же время, ссылаясь на наличие у нее несовершеннолетнего сына, просит назначенное ей наказание смягчить, применить в отношении нее акт об амнистии. В дополнительных жалобах она же просит учесть то, что в период нахождения ее в следственном изоляторе, скончались ее муж и мать;

адвокат Соболева Е.В., считая, что вина Ж. в инкриминируемых ей преступлениях не доказана, просит приговор в отношении указанной осужденной отменить и дело прекратить;

осужденная С., не оспаривая правильность квалификации ее действий, ссылаясь на то, что суд при назначении ей наказания не учел, что она ранее не судима, имеет семью и двоих несовершеннолетних детей, по месту жительства положительно характеризуется, просит приговор изменить, применить в отношении нее ст. 73 УК РФ - условное осуждение и акт об амнистии. В другой жалобе она же, заявляя, что она свою вину признает частично, не приводя каких-либо мотивов, выражает свое несогласие и с квалификацией ее действий;

адвокат Белышев В.А., считая вину С. недоказанной, ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела в отношении указанной осужденной. Полагает, что первоначальные показания С., в которых она признавала вину, добыты с нарушением требований закона. Ставит под сомнение и данные протокола опознания Р. С., а также показания Ж.Е., положенные в основу приговора;

осужденный К., ссылаясь на незаконность и необоснованность приговора, просит его отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Считает, что доказательств, подтверждающих его участие в создании и руководстве преступным сообществом, а также в мошенничестве, нет. То, что у него были обнаружены помеченные денежные купюры, объясняет тем, что их ему "подбросили" работники милиции. Ссылается на то, что показания, в которых он признавал вину, давал в результате угроз изнасилования его жены;

осужденный С.С., ссылаясь на недоказанность его вины, просит об отмене приговора в отношении него. Ставит под сомнение доказательства, в том числе показания свидетелей П.А. и П.Ю., положенные в основу приговора. Выражает свое несогласие с тем, что его ходатайство о проведении очной ставки между ним и потерпевшей П. было оставлено без удовлетворения. Указывает, что его первоначальные показания получены "под давлением";

адвокат Астахов С.В., в интересах осужденного С.С., ссылаясь и на доводы, приводимые в жалобах данного осужденного, просит об отмене приговора и прекращении дела в отношении С.С.;

осужденный Ф., отрицая свою вину, просит приговор в отношении него отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления или направить на новое судебное рассмотрение. Утверждает, что в первоначальных показаниях он оговорил себя и других в результате применения к нему физического насилия, хотя о совершении мошенничества в отношении потерпевших не знал. Считает, что суд не отверг его доводы о его невиновности. Полагает, что необходимо было проведение экспертизы оперативных видеоматериалов для уточнения вопроса о том, Ж.В. ли запечатлена в этих материалах;

осужденный Ш., ссылаясь и на доводы других жалоб, ставя под сомнение доказательства, в том числе показания С.Г., свидетелей С.Р. и П.А., а также видеоматериалы, положенные в основу приговора, просит данное судебное решение отменить и дело в отношении него прекратить. Отрицает свою вину в участии в преступлениях. Считает, что приговор основан лишь на предположениях и на доказательствах, полученных с нарушением закона. То, что потерпевшие находились в зале судебного заседания еще до их допроса, считает нарушением требований уголовно-процессуального законодательства;

адвокат Макаров Е.А., ссылаясь на незаконность и необоснованность приговора, просит приговор в отношении Ш. отменить;

осужденный О., ссылаясь и на доводы, приводимые в других жалобах, просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшие П.С., Б. и государственный обвинитель просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены данного приговора.

Как видно из материалов дела, выводы суда о виновности, как Г., Ж. и С., так и А., К., С.С. и Ф., а также Ш. и О. основаны на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям указанных лиц по соответствующим частям статей УК РФ дана правильная юридическая оценка. Оснований для переквалификации действий осужденных не имеется.

Доводы А., К., С.С., Ф., Ш. и О. об их непричастности к преступлениям, а также доводы А., К., С.С. и Ф. о даче ими показаний об обстоятельствах совершенных преступлений в результате применения к ним незаконных методов ведения следствия, на что делается ссылка и кассационных жалобах, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, поскольку эти доводы противоречат совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

Как видно из материалов дела, в том числе из показаний потерпевших Ш.В., Б., П.С., П.К., Г.П., Т., Р., Д., Ж.В., Т.Г., П., А.С., Ж.Е. членами данного преступного сообщества путем мошенничества похищались денежные средства потерпевших пенсионного возраста. Один из членов данного сообщества - "распространитель" из общей массы прохожих выбирал потерпевшего, вручал последнему рекламный проспект и объяснял, что их фирма проводит беспроигрышную лотерею, в которой можно выиграть приз - предметы аудио-, видео- и бытовой техники. Он же подводил потерпевшего к месту проведения лотереи, к "ведущему", который, представляясь "главным менеджером", с упоминанием названий известных организаций, мэрии Москвы в качестве гаранта их законной деятельности, объяснял правила "игры". Тут подходили еще двое обладателей аналогичных рекламных проспектов. Оказывалось, что один приз выпал на два билета. "Ведущий" заявлял, что он готов выплатить победителям стоимость приза, и они поделят эти деньги, а третьему участнику выпал так называемый "шанс", и он тоже может претендовать на приз. Но чтобы его получить, третий участник должен сыграть в денежную игру с двумя обладателями выигрышных рекламных проспектов, делая двойные ставки. Правила простые - выигрывает тот, чья ставка окажется выше. Выходило, что двое играют против одного. После разъяснения правил соучастник, играющий "против", изображал большое желание получить приз и сомнение по поводу того, что у него денег будет достаточно для выигрыша. "Ведущий" в некоторых случаях говорил, что потерпевший, как выигравший приз, обладает привилегиями, то есть часть или вся сумма денег, в случае проигрыша будет возвращена. Собравшиеся настойчиво рекомендовали не прекращать участия в игре и вносить денежные ставки. Когда у потерпевшего заканчивались деньги, окружающие предлагали деньги в долг, успокаивая, что в случае выигрыша ему будет легко с ними расплатиться. Деньги передавались "ведущему", и потерпевший не мог отказаться от продолжения игры. Игрок "за", заявляя потерпевшему, что в случае выхода последнего из игры, он потеряет приз и те деньги, которые внесены, просил потерпевшего не подводить его. У потерпевшего складывалось ощущение случайности происходящего. Он не знал, что все, окружающие его люди, являются членами одной преступной группировки. Потерпевшему, проигравшему всю наличность, предлагалось съездить за накоплениями на автомашине "фирмы". Как правило, использовался автотранспорт, принадлежащий члену преступного сообщества. Вместе с потерпевшим следовал "грузчик", который оказывал на него воздействие, предлагая продолжить игру. Забрав из дома или банка деньги, потерпевший возвращался к месту розыгрыша и вновь проигрывал. Потерпевший проигрывал всегда, поскольку соучастники незаметно для потерпевшего передавали игроку "против" деньги для продолжения игры. Через "ведущего" подставному игроку передавались и деньги потерпевшего.

То, что соучастниками передавались деньги подставному игроку, и он постоянно перекрывал ставки потерпевшего, и данная "игра" носила мошеннический характер, видно из положенных в основу приговора показаний С., К.Е., С.Г., Ж. и других.

Из показаний указанных лиц, оперативных видеоматериалов, выводов фоноскопических экспертиз, а также из показаний свидетеля С.Р., подробно изложенных в приговоре, усматривается, что преступное сообщество было создано и им руководили Ш. и О., а К. руководил одной из бригад данного сообщества. А. и Ф. была отведена роль соучастников, выполняющих функции по локализации места совершения мошенничества от посторонних лиц, С.С. и Г. - роль распространителей рекламных проспектов и наблюдателей за окружающей обстановкой, Ж. - роль "ведущего", С. - роль соучастника, передающего потерпевшему деньги в долг.

Как правильно установлено судом, и это подробно описано в приговоре, данным преступным сообществом совершено 13 эпизодов мошенничества и похищены денежные средства граждан на общую сумму 466084 рубля.

Сомневаться в объективности положенных в основу приговора доказательств, в том числе упомянутых в кассационных жалобах показаний осужденных Л., С.Г. о руководящей роли Ш., О. и К. в преступном сообществе, о роли Ж. и других в совершенных преступлениях, показаний потерпевших П., Б., Г.П., Т., Р., Т.Г., свидетелей С.Р., П.Ю. и других об обстоятельствах дела оснований не имеется, поскольку каждое из них согласуется и подтверждается совокупностью других доказательств. Как правильно указано в приговоре, у потерпевших и свидетелей, дававших последовательные показания, оснований для оговора подсудимых не имеется.

Что касается отказа С. и Ж. от своих показаний об обстоятельствах совершенных ими преступлений, то данное обстоятельство не может являться основанием для исключения этих показаний из числа доказательств, поскольку они согласуются и подтверждаются совокупностью других доказательств и получены с соблюдением требований закона, в ходе допросов с участием адвокатов, защищающих их интересы, то есть в условиях, исключающих применение какого-либо насилия. В таких же условиях, как видно из соответствующих протоколов, получены и положенные в основу приговора показания других осужденных.

Доводы К. о том, что он показания, в которых признавал вину давал в результате применения угрозы изнасилованием его жены, также не обоснованны, поскольку он такие показания, как и О., давал после разъяснения ему его процессуальных прав следователю М.

Как видно из соответствующих протоколов, непосредственно после задержания у О., К. и Ф. в присутствии понятых были изъяты денежные купюры, переданные ранее Ж.Е. При этом О. пояснил, что эти деньги он завладел путем обмана потерпевших. Это усматривается и из показаний свидетеля К.А.Б. Согласно протоколу просмотра видеозаписи оперативного наблюдения после того, как Ж.Е. в ходе "игры" передал денежные купюры С. и проиграл, последняя передала несколько денежных купюр К., и тот их положил в свой карман.

При наличии таких доказательств с доводом К. о том, что те денежные купюры ему подложили работники милиции, согласиться невозможно.

Необоснованны доводы кассационных жалоб и относительно опознания и оперативных аудио- и видеоматериалов, поскольку связанные с данным делом оперативные и следственные действия проведены в соответствии с требованиями закона.

Что касается опознания потерпевшей П. А., то данное следственное действие также проведено с соблюдением требований закона после соответствующего предварительного допроса данной потерпевшей.

Невозможно согласиться и с доводами осужденной Г. о необходимости исключения из приговора эпизодов ее осуждения за участие в совершении мошенничества в отношении П.С. и Т.Г., поскольку ее вина в этих преступлениях подтверждается не только положенными в основу приговора показаниями этих потерпевших и протоколами опознания, но и показаниями С.Г. и других об обстоятельствах дела, а также видеоматериалами.

Необоснованны доводы кассационных жалоб и относительно обстоятельств дела, поскольку эти обстоятельства исследованы всесторонне, полно и объективно. В проведении дополнительных следственных действий, а также в проверке других версий необходимости нет.

То, что по делу не были проведены упомянутые в кассационных жалобах почерковедческая, судебно-медицинская и другие экспертизы, в данном конкретном случае не повлияло на правильность выводов суда о виновности вышеназванных осужденных.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не допущено.

То, что потерпевшие присутствовали в судебном заседании с самого начала, не является нарушением требований закона.

Что касается народного заседателя К.А.Р., то она, как и Б.Н., подписавшая данный приговор, участвовала в данном судебном заседании с самого начала. При подписании приговора каких-либо нарушений не допущено.

Как видно из материалов дела, приговор отвечает требованиям закона. В нем содержатся подробное описание преступлений, совершенных преступным сообществом, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении каждого осужденного, приведены мотивы, по которым суд обоснованно отверг соответствующие показания Ш., А., С.С., Ф., К. и других об их невиновности, а также показания потерпевшего Ж.Е. об изъятии у С. денежных купюр, свидетеля Д.А., отрицавшего факт возврата А. потерпевшей П. 1000 долларов США.

В то же время приговор в отношении Ф. следует изменить, исключить из приговора его осуждение по п. "а" ч. 3 ст. 161 УК РФ, поскольку суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, указав в приговоре, что Ф., не согласовывая свои действия с другими участниками преступного сообщества, с целью завладения денежными средствами Ж.В. - 1500 долларами США, что составляло 43020 рублей, применил к ней насилие, не опасное для ее жизни и здоровья, квалифицировал его действия как грабеж чужого имущества в крупном размере, совершенный и организованной группой, что является излишней.

Несмотря на вносимое в приговор изменение, наказание, назначенное Ф., смягчению не подлежит, поскольку оно, как и наказание, назначенное в отношении других вышеуказанных осужденных, соответствует требованиям ст. 60 УК РФ, тяжести содеянного, личности виновных и всем обстоятельствам дела.

Основанием для смягчения наказания не являются и доводы, приводимые в кассационных жалобах Г., Ж., С. и других. Нет также и оснований для применения акта об амнистии.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 6 марта 2002 года в отношении Ф. изменить, исключить из приговора его осуждение по п. "а" ч. 3 ст. 161 УК РФ.

В остальной части приговор о нем, а также в отношении А., Ш., К., О., С.С., Г., Ж., С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"