||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 марта 2003 г. N 84-о03-3

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Ворожцова С.А. и Пелевина Н.П.

рассмотрела в судебном заседании от 17 марта 2003 года кассационное представление государственного обвинителя Разживина С.А. на приговор Новгородского областного суда от 25 декабря 2002 года, которым -

А.А., <...>, не судимый, осужден -

по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Он же оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 209 УК РФ; ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "е", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

А.О., <...>, ранее судимый: 26 февраля 1985 года по ст. 206, ч. ч. 1, 2, 3; 117 ч. 2, 3; 144 ч. 2, 224 ч. 3; 109 ч. 1; 102 п. п. "а", "г", 146 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РСФСР к 15 годам лишения свободы - осужден

по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан за отсутствием в его действиях состава преступлений, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК РФ; ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "е", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

А.С., <...>, не судимый, осужден -

по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Он же оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК РФ; ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "е", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В.Н., <...>, ранее не судимый, осужден -

по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

З.С., родившийся 2 декабря 1978 года в пос. Кировский Боровичского района Новгородской области, ранее не судимый, осужден

по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

В.Д., родившийся 9 июля 1979 года в городе Боровичи Новгородской области, ранее не судимый, осужден -

по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ наказание в отношении З.С. и В.Д. постановлено считать условным с испытательным сроком в два года. На каждого из них возложена обязанность в течение испытательного срока периодически являться для регистрации в органы внутренних дел.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

А.А. признан виновным и осужден за незаконное приобретение, хранение и передачу огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, совершенных группой лиц по предварительному сговору.

А.О. признан виновным и осужден за незаконную перевозку огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, совершенную группой лиц по предварительному сговору.

А.С. признан виновным и осужден за незаконное приобретение, ношение, перевозку и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные группой лиц по предварительному сговору.

В.Н. признан виновным и осужден за незаконное приобретение, ношение, передачу, перевозку и хранение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, совершенные группой лиц по предварительному сговору и неоднократно.

З.С. признан виновным и осужден за незаконное приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, совершенные группой лиц по предварительному сговору.

В.Д. признан виновным и осужден за незаконное приобретение, передачу, хранение, перевозку, ношение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, совершенные группой лиц по предварительному сговору и неоднократно.

Преступления осужденными совершены в неустановленное время и в феврале - марте 2001 года в Боровичском районе Новгородской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Кроме того, органами предварительного следствия А.А. было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 209 УК РФ - создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, а равно руководство такой группой (бандой) и по ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "е", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - приготовление к убийству семи человек, совершенное общеопасным способом, организованной группой, сопряженное с бандитизмом;

А.О. - было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 209 УК РФ - бандитизм, участие в устойчивой вооруженной группе (банде), по ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "е", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ - приготовление к убийству семи человек, совершенное общеопасным способом, организованной группой, неоднократно, сопряженное с бандитизмом;

А.С. - было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 209 УК РФ - бандитизм, участие в устойчивой вооруженной группе (банде), по ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "е", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - приготовление к убийству семи человек, совершенное общеопасным способом, организованной группой, сопряженное с бандитизмом.

В.Н. было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 209 УК РФ - бандитизм, участие в устойчивой вооруженной группе (банде), по ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "е", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - приготовление к убийству семи человек, совершенное общеопасным способом, организованной группой, сопряженное с бандитизмом.

Сущность обвинения, предъявленного А.А., А.О., А.С. и В.Н. заключалась в том, что в начале февраля 2001 года в г. Боровичи А.А. была создана банда, в которую кроме него вошли вышеуказанные лица. Владеющая огнестрельным оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами, с целью упрочения своего влияния, передела сфер деятельности и мести, готовила убийство членов группировки ООО "НВН К., Б., С., З., а также А. и ее детей, путем подрыва здания ООО "НВН" расположенного в г. Боровичи по ул. Заводской д. 42, автомашин и расстрела всех находящихся в нем лиц. По мнению органов предварительного следствия, совершение указанного преступления планировалось на период с 18 часов 4 марта до 8 часов 5 марта 2001 года.

Суд не усмотрел в действиях этих лиц состава преступлений и постановил в отношении всех четверых оправдательный приговор.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., объяснения адвокатов Корчагина С.А. и Акатова А.С., просивших оставить приговор без изменения, мнение прокурора Козусевой Н.А., поддержавшей доводы представления и полагавшего необходимым отменить приговор, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель просит приговор отменить в целом - в отношении всех 6 осужденных и оправдательный приговор в отношении А. и В.Н.

Государственный обвинитель находит приговор незаконным и подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактически установленным обстоятельствам дела, допущенными процессуальными нарушениями при постановлении приговора и необходимостью применения закона о более тяжком преступлении.

Мотивируя, в дополнительном кассационном представлении просьбу об отмене приговора государственный обвинитель указывает, что суд необоснованно исключил из числа доказательств заключение фоноскопической экспертизы N 458, в ходе которой проводилась идентификация голосов, принадлежащих подсудимым с теми голосами, которые были зафиксированы в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Вывод суда о том, что получение у обвиняемых образцов голоса противоречит требованиям ст. 186 УПК РСФСР, не основан на законе. Факт происхождения этих голосов от конкретных лиц был зафиксирован в протоколах допроса в качестве обвиняемых.

По мнению государственного обвинителя нельзя согласиться и с выводами суда о том, что содержание разговоров зафиксированных на 47 аудиокассетах свидетельствует лишь о стадии обнаружения умысла, а не о подготовке к преступлению.

В представлении также указывается, что судом не дана надлежащая оценка тем обстоятельствам, что оружие, боеприпасы к нему и взрывчатые вещества, изъятые по делу, обнаружены по адресам, о которых стало известно из разговоров, зафиксированных в ходе оперативно-розыскных мероприятий. По мнению автора представления это свидетельствует о реальных подготовительных действиях, направленных на совершение преступления, а не о стадии обнаружения умысла.

В представлении указывается, что в приговоре не дана оценка показаниям подсудимого В.Д. о конкретных времени и дате нападения на офис ООО "НВН", согласно которым оно планировалось в ночь с 4 на 5 марта 2001 года.

Эти показания, по мнению государственного обвинителя подтверждаются результатами обысков об обнаружении и изъятии у подсудимых двух приборов ночного видения и нескольких звуковых гранат "факел", что свидетельствует о подготовке к нападению в ночное время суток.

По мнению государственного обвинителя нельзя согласиться с выводами суда об отсутствии в действиях братьев А. и В.Н. признаков бандитизма. Все признаки банды, по мнению государственного обвинителя, в доказательствах, представленных органами предварительного следствия представлены, нашли свое объективное подтверждение при судебном рассмотрении, однако были необоснованно отклонены судом.

В представлении также указывается, что судом были нарушены права потерпевшего З., выразившего намерение участвовать при судебном рассмотрении дела. Однако суд не обеспечил его участие в судебном разбирательстве, чем существенно нарушил требования УПК РФ.

По поводу отмены обвинительного приговора в отношении всех обвиняемых в кассационном представлении никаких доводов не приводится.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит вину осужденных, в совершении тех преступлений, за которые они осуждены, установленной проверенными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Осужденный В.Н. показал, что он вместе с В.Д. и А.О. 1 марта 2001 года перевозил на автомашине З.С. из пос. Кировский к себе на дачу в дер. Шапкино сумку с оружием.

Осужденные З.С. и В.Д. эти обстоятельства подтвердили.

Оснований не доверять этим показаниям у суда не имелось, поскольку они подтверждены и другими исследованными в суде доказательствами.

В частности, из протоколов обыска в дер. Шапкино и в квартире В.Н. видно, что было обнаружено и изъято оружие и боеприпасы.

Также как видно из протокола обыска в квартире А.С. обнаружен и изъят автомат и патроны к нему.

Согласно заключению биологических экспертиз на изъятом оружии обнаружены следы пота, которые могли быть оставлены В.Н., А.А., А.С. и А.О.

Согласно заключению баллистической экспертизы изъятые предметы являются огнестрельным оружием и боеприпасами, а согласно заключению криминалистической экспертизы изъятое оружие и боеприпасы являются пригодными к производству выстрелов.

По заключению взрывотехнических экспертиз некоторые из изъятых предметов являются пригодными для применения реактивными противотанковыми гранатометами и 10 пригодными для применения тротиловыми шашками, а также элетродетонаторами, отрезками огнепроводного шнура, гранатами, зарядами спецсредств и другими боеприпасами и взрывчатыми веществами.

Из заключения фоноскопической экспертизы N 457 видно, что А.А. причастен к приобретению, хранению и передаче огнестрельного оружия и боеприпасов.

Свидетели Щербаков и Феоктистов показали, что В.Д. передавались отдельные предметы оружия, и В.Д. всегда имел оружие при себе, в частности пистолет.

Юридическая оценка содеянного всеми осужденными в этой части обвинения определена правильно.

Наказание всем назначено с учетом тяжести содеянного, данных характеризующих личность каждого из них.

Таким образом, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационного представления государственного обвинителя, считающего приговор в этой части незаконным и необоснованным.

Неправильными судебная коллегия находит и все остальные доводы кассационного представления в части якобы незаконного оправдательного приговора в отношении всех оправданных.

Допрошенные в судебном заседании в качестве подсудимых А.А., А.О., А.С. и В.Н. вину в совершении вышеуказанных преступлений не признали и дали пояснения, что в состав банды не входили, к совершению убийства не готовились, причин для преступления не имели, общались между собой с целью разрешения вопросов касающихся легального бизнеса.

Из показаний В.Д. в судебном заседании видно, что разговоры о необходимости нападения на здание бывшей спецкомендатуры носили неопределенный и несистематический характер. В.Д. не мог указать на конкретное лицо или лица, которые вели подобные разговоры, не подтвердил руководящую роль А.А., а также показал, что каких-либо поручений от него либо иных лиц по подготовке к преступлению не выполнял и не слышал о таких поручениях, ничего не знает о конкретном распределении ролей. В случае с поездкой к зданию бывшей спецкомендатуры вместе с А.О. и В.Н. объяснил, что не слышал какие указания давал своему брату и В.Н. А.А., поскольку ранее спустился вниз к автомашине. Не сказал В.Д. и о том, чем занимались они около здания, так как не ходил вместе с ними. По поводу выезда в д. Тащивцево и в п. Прогресс для проведения стрельбы и взрыва В.Д. показал, что все это делалось без поручений от А.А. и иных лиц, а только из интереса. Не получал конкретных поручений о перевозке оружия с целью приготовления к преступлению.

Государственный обвинитель ссылался в представлении на показания, которые В.Д. дал в ходе предварительного следствия. Однако по мнению судебной коллегии сделано это неправомерно, поскольку, как видно из протокола судебного заседания сторонами не заявлялись ходатайства об оглашении показаний В.Д. на предварительном следствии.

Поэтому данные показания в ходе судебного следствия в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона не могли быть оглашены и исследованы по инициативе суда.

В судебном заседании по ходатайству стороны обвинения оглашались показания потерпевших С., К., З., Б. и А.

Суд пришел к правильному выводу о том, что из показаний вышеуказанных лиц не видно, представляли ли группировку сотрудники ООО "НВН", а также видно, что противозаконной деятельностью они не занимаются. Как видно из этих показаний, некоторые из них знают А.А., но никогда с ним конфликтов не имели, и делить им нечего, каких-либо действий, направленных на их уничтожение со стороны подсудимых не замечали.

Судом в соответствии с требованиями закона исследовано заключение фоноскопической экспертизы N 457 в котором приведено дословное содержание разговора на фонограмме, содержащейся на 47 аудиокассетах.

Несмотря на исключение из числа доказательств заключения фоноскопической экспертизы N 458, суд пришел к правильному выводу о том, что в разговорах, которые велись по месту жительства А.А. не содержится сведений о совершенных подготовительных действиях к преступлению, не содержится упоминаний о лицах, признанных потерпевшими, об адресе и наименовании ООО "НВН". В заключении отсутствует хронология ведения аудиозаписей.

Суд правильно отметил в приговоре, что данное заключение может свидетельствовать о стадии обнаружения умысла, но не о подготовке к совершению преступления.

Из протоколов очных ставок между З.С. и А.О., а также А.А., оглашенных в судебном заседании по ходатайству стороны обвинения, видно, что З.С. указывал о том, что А.О. предлагал взорвать и расстрелять спецкомендатуровских, а другие, в том числе и А.А. предлагали разобраться мирным путем. Другие разговоры ему неизвестны, указаний по поводу оружия А. ему не давали, их группа организована не была, не было в ней лидера, а также не было распределения ролей.

Также суд сделал в приговоре правильный вывод о том, что другие документы, представленные стороной обвинения - рапорт об обнаружении признаков готовящегося преступления (т. 1 л.д. 2), протокол осмотра здания в г. Боровичи, ул. Заводская, д. 42 (т. 1 л.д. 262), справка Боровичского ПАП (т. 1 л.д. 280) не содержат объективных доказательств, изобличающих подсудимых.

В связи с этим суд, исследовав в судебном заседании представленные стороной обвинения доказательства, пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что вина подсудимых А.А., А.О. А.С. и В.Н. в совершении преступлений предусмотренных ст. ст. 209, ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ не доказана, и что они подлежат оправданию.

Не допущено судом и каких-либо нарушений прав потерпевших в судебном заседании.

Как видно из материалов дела ни от кого из потерпевших, в том числе и от З. не поступало ходатайств об участии в рассмотрении уголовного дела.

Потерпевший З. обращался в суд с просьбой сообщить ему дату рассмотрения дела. Уведомление о времени и месте судебного заседания в учреждение, где он содержался, было направлено.

В данном случае неучастие потерпевшего З. в судебном заседании не повлияло на постановление законного и обоснованного приговора.

Таким образом ни один из доводов кассационного представления не является правильным и оснований для его удовлетворения судебная коллегия не находит.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новгородского областного суда от 25 декабря 2002 года в отношении А.А., А.О., А.С., В.Н., З.С., В.Д. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя С.А. Разживина - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"