||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 марта 2003 года

 

Дело N 44-О03-21

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                          Колышкина В.И.,

                                                    Мезенцева А.К.

 

рассмотрела в судебном заседании от 17 марта 2003 года дело по кассационной жалобе осужденного Р. на приговор Пермского областного суда от 14 января 2003 года, которым

Р., <...>, судимый: 15 апреля 1986 года по ст. ст. 149 ч. 2, 102 п. "и" УК РСФСР к 15 годам лишения свободы, освобожден 20 декабря 2000 года по окончании срока,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "н" УК РФ к 13 годам лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ к 20 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения наказаний Р. назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с Р. в пользу центральной горбольницы г. Гремячинска 2091 руб. 60 коп.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., выступление прокурора Мурдалова Т.А., возражавшего против доводов жалобы и полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Р. осужден за убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему (мужчине, личность которого не установлена) по признаку неоднократности; покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти двум лицам, потерпевшим К. и Р.В. по признаку неоднократности.

Преступления совершены 14 мая 2001 года и 21 - 23 июля 2002 года в Пермской области при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании Р. свою вину признал частично.

В кассационной жалобе Р. просит приговор изменить, ссылается на смягчающие обстоятельства по делу, признание и раскаяние в содеянном, слабое здоровье, ставит вопрос о снижении наказания; одновременно осужденный утверждает, что умысла на убийство К. и Р.В. он не имел, просит действия в этой части со ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "н" УК РФ переквалифицировать на более мягкий состав (ст. ст. 115, 116 УК РФ) и снизить наказание; по эпизоду убийства мужчины, личность которого не установлена, осужденный утверждает, что он оборонялся от нападения и нанес один удар топором по голове, остальные повреждения объясняет ударом потерпевшего головой о плиту при перетаскивании осужденным трупа к реке.

Государственный обвинитель прокурор Старкова Г.В. и потерпевшая Р.В. в возражениях на кассационную жалобу просят приговор оставить без изменения, полагая, что вина осужденного установлена, квалификация его действий является правильной и наказание Р. назначено в соответствии с законом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в возражениях на жалобу, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Р. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденного на следствии и в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, судебно-психиатрической экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы осужденного об отсутствии у него умысла на убийство потерпевших К. и Р.В., о совершении убийства неизвестного мужчины в состоянии необходимой обороны Судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В судебном заседании Р. не отрицал, что действительно в указанное время он нанес удары топором К. и Р.В., убивать их не хотел. К. удар в голову пришелся случайно, Р.В. вообще не намеревался ударять. Потерпевшая схватилась во время конфликта за топорище. Чтобы освободить топор, раза 3 - 4 ударил потерпевшую несильно обухом топора в голову.

По эпизоду убийства мужчины Р. утверждал, что конфликт с потерпевшим возник в связи с пропажей имущества из вагончика. Потерпевший отрицал свою причастность к краже, стал оскорблять Р., схватил нож и замахнулся. Осужденный, схватив топор, нанес потерпевшему удар обухом, куда не знает. Труп сбросил в реку Сюзьва, привязав его к железобетонной плите.

Вместе с тем, вина осужденного подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В частности, потерпевшая Р.В. убеждена, что осужденный намеревался убить ее и сына, с этой целью прятался с топором за дверью, дожидаясь пока они выйдут из дома.

Первому удар топором Р. нанес ее сыну - К., а затем стал наносить и ей удары обухом топора в голову. Р.В. активно оборонялась, подставляла под удары руку.

В это время пришел в сознание сын, отвлек Р. и потерпевшая сумела выскочить в окно и убежать.

Потерпевший К. подтвердил, что в указанное время он выходил из дома и на веранде получил удар в затылок, потерял сознание и упал.

Когда пришел в себя, увидел, что осужденный замахивается на мать топором, закричал, попытался войти в дом, но дверь не поддавалась.

О случившемся сообщил участковому инспектору милиции. У матери голова была в крови, она сообщила, что осужденный несколько раз ударил ее топором.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз следует, что К. был причинен ушиб мягких тканей головы, который мог быть причинен обухом топора.

У Р.В. была установлена ушибленная рана волосистой части головы, обширный кровоподтек в области левого плечевого пояса, ушиб левой кисти, ушибы мягких тканей правой стопы.

В приговоре приведены бесспорные доводы о наличии у Р. умысла на убийство потерпевших.

Об этом свидетельствуют фактические обстоятельства дела.

Удары топором осужденный потерпевшим наносил со значительной силой и целенаправленно - в голову, поджидал потерпевших Р. ранним утром, встав на табурет.

Смерть потерпевших не наступила по не зависящим от осужденного причинам.

По эпизоду убийства мужчины, личность которого не установлена, вина Р. установлена протоколом осмотра места происшествия. В сторожке, где проживал Р., обнаружены множественные следы крови.

Труп потерпевшего обнаружен в реке Сюзьва со следами насильственной смерти.

Установлено, что смерть потерпевшего наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы в виде оскольчатых переломов костей свода черепа в лобно-височной области слева, переломов костей основания черепа, переломов костей носа, ушиба головного мозга с внутричерепными кровоизлияниями и разрывами твердой мозговой оболочки, ушибленных ран на лбу слева, в височной области слева, в области левой брови, на спинке носа.

Указанные повреждения являются прижизненными.

Содержание алкоголя в организме потерпевшего свидетельствует о средней степени опьянения.

Судебная коллегия полагает несостоятельными доводы осужденного о нанесении потерпевшему одного удара топором и утверждения его в жалобе о том, что часть повреждений могли быть получены при ударе о плиту во время перетаскивания трупа к реке.

В приговоре правильно указано, что доводы Р. о совершении убийства потерпевшего в состоянии необходимой обороны являются надуманными и противоречат фактическим обстоятельствам дела.

В частности, в ходе расследования, допрошенный с участием адвоката, Р. не выдвигал версию о том, что после его удара топором потерпевший ударялся еще о какие-либо предметы, будучи живым.

Анализ материалов дела и показаний самого Р. не свидетельствует, что в момент убийства он находился в состоянии необходимой обороны.

Безусловным является тот факт, что умысел осужденного был направлен на убийство потерпевшего, которому были причинены телесные повреждения, несовместимые с жизнью.

Свидетель Б. дал показания, уличающие осужденного, подтвердил обстоятельства обнаружения трупа в районе, о котором сообщал и осужденный.

Психическое состояние осужденного исследовалось и сомнений не вызывает, Р. признан вменяемым.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатом осужденный был обеспечен, положения ст. 51 Конституции РФ ему разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Действия Р. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "и", 105 ч. 2 п. "и" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о личности Р.

Оснований для смягчения наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского областного суда от 14 января 2003 года в отношении Р. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Р. без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ю.А.СВИРИДОВ

 

Судьи

В.И.КОЛЫШКИН

А.К.МЕЗЕНЦЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"