||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 марта 2003 года

 

Дело N 41-Г03-11

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                    Манохиной Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 17 марта 2003 года гражданское дело по кассационной жалобе С. на решение Ростовского областного суда от 1 марта 2003 года, которым в удовлетворении его жалобы об отмене постановления окружной избирательной комиссии по Ворошиловскому одномандатному избирательному округа N 36 от 19 февраля 2003 года об отказе в регистрации кандидата в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В. Манохиной, объяснения С. и его адвоката Русецкого И.Э., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения представителей избирательной комиссии А. и Е., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Воскобойниковой, полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

решением окружной избирательной комиссии по Ворошиловскому одномандатному избирательного округу N 36 (ОИК N 36) от 19 февраля 2003 года С. было отказано в регистрации кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области третьего созыва в связи с превышением установленной предельной доли недостоверных и недействительных подписей избирателей среди подписей, подвергшихся проверке, а также по причине использования С. преимуществ должностного положения, выразившихся в изготовлении и распространении им, действующим депутатом Законодательного Собрания Ростовской области, в средствах массовой информации - газете "Ростовская правда" N 5 за январь 2003 года не оплаченных из избирательного фонда отчетов депутата Законодательного Собрания Ростовской области. С. обратился в Ростовский областной суд с заявлением об отмене названного постановления и обязании зарегистрировать его кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области. В подтверждение требований указал, что избирательная комиссия незаконно признала недействительными и недостоверными 293 подписи избирателей в подписных листах, собранными в поддержку его кандидатуры в депутаты Законодательного Собрания области, в связи с отсутствием в шапке подписного листа в месте жительства кандидата одного из обязательных требуемых данных "Ростовская область", поскольку местом его жительства является г. Ростов-на-Дону, в его паспорте отсутствует указание на Ростовскую область. Кроме того, в "шапке подписных листов" идентифицирован субъект Российской Федерации, кандидатом в депутаты Законодательного Собрания которого он (С.) выдвигался. Все представленные подписи избирателей соответствуют действительности и могут быть подтверждены, заключение эксперта, признавшего 16 подписей избирателей недействительными, полагает ошибочным.

В связи с тем, что газета "Ростовская правда" была отпечатана 13 января 2003 года, а заявление о выдвижении в качестве кандидата в депутаты было подано в избирательную комиссию 16 января 2003 года, С. считал, что вывод избирательной комиссии об использовании им преимуществ должностного положения неправилен.

Судом постановлено выше приведенное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе С., считая, что суд неправильно применил нормы материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда.

Согласно п. 1 ст. 37 Федерального закона Российской Федерации "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12 июня 2002 года в поддержку выдвижения кандидатов, списка кандидатов могут собираться подписи избирателей в порядке, который определяется законом. Количество подписей, которое необходимо для регистрации кандидатов, списка кандидатов, устанавливается законом и не может превышать 2 процента от числа избирателей, зарегистрированных на территории избирательного округа в соответствии с пунктом 4 статьи 16 настоящего Федерального закона.

Пунктом 3 ст. 38 названного Федерального закона предусмотрено, что законом должна предусматриваться процедура проверки соблюдения порядка сбора подписей, оформления подписных листов, удостоверения сведений об избирателях и подписей избирателей, собранных в поддержку кандидата, списка кандидатов. Проверке могут подлежать все представленные подписи или часть подписей, но не менее 20 процентов от установленного законом необходимого для регистрации кандидата, списка кандидатов количества подписей, отобранных для проверки посредством случайной выборки (жребия).

В силу п. 8 этой же нормы Федерального закона при обнаружении среди проверяемых подписей 25 и более процентов недостоверных и недействительных подписей или недостаточного для регистрации соответствующего кандидата, списка кандидатов подписей, комиссия отказывает в регистрации кандидата, списка кандидатов.

Областным Законом Ростовской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Ростовской области" от 10 декабря 2002 года N 291-ЗС предусмотрено, что проверке подлежат 20 процентов от установленного этим же Законом необходимого для регистрации кандидата количества подписей, собранных в поддержку выдвижения каждого кандидата, и соответствующих им сведений об избирателях, поставивших подписи. Подписи отбираются посредством случайной выборки (жребия). Проверке подлежат все подписи, отобранные при проверке. По результатам проверки достоверности сведений, содержащихся в подписных листах, подпись избирателя может быть признана достоверной либо недостоверной или недействительной.

Судом установлено, что С. было представлено в окружную избирательную комиссию 1829 подписей избирателей. Выборочной проверке были подвергнуты 293 подписи (20 процентов), отобранных в результате случайной выборки. Из них избирательной комиссией признано недостоверными и недействительными 133 подписи избирателей, что составляет более 25 процентов и превышает предельно допустимый процент недостоверных и недействительных подписей избирателей.

Суд, исследовав собранные по делу доказательства, пришел к правильному выводу о том, что избирательной комиссией необоснованно признаны недействительными 51 подпись избирателей: 49 подписей избирателей в подписных листах, где в данных о сборщиках подписей наименование субъекта Российской Федерации "Ростовская область" были указаны после данных об улице и номере дома; 2 подписи избирателей Т. и Щ. являются действительными, поскольку данные в подписных листах о них соответствуют данным паспорта. Однако оставшееся количество действительных подписей - 82 - превышает 25 процентов, при которых возможна регистрация кандидата. При таком положении суд обоснованно признал правильным решение окружной избирательной комиссии об отказе С. в регистрации кандидатом в депутаты Законодательного Собрания области по мотиву превышения установленных областным Законом 25 процентов недостоверных и недействительных подписей избирателей, при которых возможна регистрация кандидата.

Судом были тщательно проверены доводы заявителей о незаконном исключении из подсчета подписей избирателей в подписных листах, где не было указано в шапке подписных листов в данных о месте жительства кандидата в депутаты наименование субъекта "Ростовская область", и в подписных листах без указания наименования субъекта Российской Федерации в данных о месте жительства сборщика подписей избирателей, но они подтверждения не нашли. Суд, исходя из положений Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и названного областного Закона, пришел к правильному выводу о том, что при указании сведений о месте жительства кандидата в депутаты и сборщике подписей избирателей должно быть указано место жительства с указанием наименования субъекта, а подписи избирателей в подписных листах, в которых отсутствуют требуемые формой подписного листа какие-либо сведения, в том числе о кандидате, сборщике подписей, считаются недействительными.

Согласно п. 5 ст. 2 указанного выше Федерального закона адрес места жительства - адрес (наименование субъекта Российской Федерации, района, города, иного населенного пункта, улицы, номера дома и квартиры), по которому гражданин Российской Федерации зарегистрирован по месту жительства в органах регистрационного учета граждан по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации.

В ст. 2 областного Закона дано такое понятие места жительства: место жительства - (в избирательных документах, агитационных и других материалах) - полное наименование субъекта Российской Федерации, полное наименование района (за исключением района в городе), полное наименование города, полное наименование иного населенного пункта.

При таком положении подписные листы, заполненные с нарушением требований областного Закона, без указания полного наименования субъекта Российской Федерации в данных о месте жительства кандидата и сборщика подписей, правильно признаны недействительными и исключены из подсчета.

Суд обоснованно признал неосновательными доводы С. о том, что он не должен был указывать в шапке подписного листа наименование субъекта Российской Федерации, так как адресом его места жительства является <...>, а в паспорте нет указания на Ростовскую область. При оформлении документов, связанных с выдвижением кандидата, должны применяться нормы избирательного законодательства, регулирующего эти правоотношения. В силу положений п. 8 ст. 37 Федерального закона адрес места жительства на основании данных паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина, ставит только избиратель, вносящий свою подпись в подписной лист. Это правило не распространяется на кандидата в депутаты и сборщика подписей, которые указывают данные о месте жительства или адресе места жительства в соответствии с данными, установленными в областном Законе и подписных листах.

Ссылка С. на то, что в шапке подписного листа четко идентифицирован субъект Российской Федерации, кандидатом в депутаты которого он выдвигается, поэтому очевидно, что местом его жительства является г. Ростов-на-Дону, который должен восприниматься как Ростовская область, необоснованна, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 4 областного Закона кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области вправе выдвигаться и лица, зарегистрированные на территории других субъектов Российской Федерации.

Суд пришел к правильному выводу о том, что избирательная комиссия обоснованно отказала С. в регистрации кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Ростовской области в связи с использованием преимуществ должностного положения, выразившихся в изготовлении им в средствах массовой информации ("Ростовская правда" N 5 за январь 2003 года) не оплаченных из избирательного фонда его отчетов как действующего депутата Законодательного Собрания Ростовской области.

Согласно подпункту "ж", пункта 5 статьи 40 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ под использованием преимуществ должностного или служебного положения в настоящем Федеральном законе следует понимать обнародование в период избирательной кампании отчетов о проделанной работе, рассылку от имени гражданина, являющегося кандидатом, поздравлений и иных материалов, не оплаченные из соответствующего избирательного фонда.

Судом установлено, что С. до выдвижения кандидатом в депутаты Законодательного Собрания были заказаны и отпечатаны календари на 2003 год с изображением депутата Законодательного Собрания С. и с пожеланием "Здоровья и счастья Вам, добрые люди!" и пятый номер газеты "Ростовская правда" с отчетами о проделанной работе как депутата Законодательного Собрания, но распространялись они уже после 16 января 2003 года, т.е. после выдвижения С. кандидатом в депутаты, с его ведома и при его участии, без оплаты за счет средств избирательного фонда. В связи с этим суд правильно исходил из того, что С. было использовано преимущество должностного положения, и избирательная комиссия правомерно отказала ему в регистрации кандидатом в депутаты Законодательного Собрания и по этому основанию.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд дал неправильную оценку собранным по делу доказательствам, положил в основу своего решения об отказе в удовлетворении требований подложный акт избирательной комиссии от 18 января 2003 года, не могут служить основанием к отмене решения суда, поскольку суд в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ оценил доказательства по делу.

Необоснованность других доводов кассационной жалобы отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, поэтому отсутствует необходимость в приведении в кассационном определении таких мотивов, подтверждающих законность решения суда первой инстанции.

Руководствуясь ст. ст. 361, 366 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Ростовского областного суда от 1 марта 2003 года оставить без изменения, кассационную жалобу С. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"