||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2003 г. N 14-о02-66

 

Председ.: Хорошепцев В.З.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе председательствующего - Талдыкиной Т.Т., судей Тонконоженко А.И. и Яковлева В.К. рассмотрела в судебном заседании 14 марта 2003 года

дело по кассационным жалобам осужденного П., адвоката Боевой М.В. на приговор Воронежского областного суда от 5 июля 2002 года, которым

П., <...>, житель г. Воронежа,

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 4 года, по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР на 5 лет, по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РСФСР на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР на 6 лет, по ст. ст. 15 ч. 1, 102 п. п. "а", "е", "и", "н" УК РСФСР на 7 лет, по ст. 102 п. п. "а", "е", "н" УК РСФСР на 14 лет, а на основании ст. 40 УК РСФСР окончательно определено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В порядке ст. 6 УПК РФ дело рассматривается и в отношении М. и Ш.

М., 17 июня 1969 года рождения,

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 4 года, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР на 7 лет, по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РСФСР на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР на 6 лет, по ст. ст. 15 ч. 1, 102 п. п. "а", "е", "и", "н" УК РСФСР на 15 лет, а на основании ст. 40 УК РСФСР на 15 лет с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Ш., 10 сентября 1964 года рождения,

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 3 года, по ст. ст. 17, 145 ч. 2 УК РСФСР на 5 лет, по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РСФСР на 7 лет с конфискацией имущества, по ст. 102 п. п. "а", "е", "н" УК РСФСР на 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад Тонконоженко А.И., объяснения осужденного П., поддержавшего жалобы, заключение прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей приговор изменить, исключить осуждение П., М., Ш. по п. "е" ст. 102 УК РСФСР, а П. и М. и по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР, по ст. ст. 15 ч. 1, 102 п. п. "а", "е", "и", "н" УК РСФСР приговор в отношении П. и М. отменить, дело в этой части прекратить, а также приговор в части осуждения их за кражу имущества у К., снизить П. и М. наказание, изменить вид режима исправительной колонии всем осужденным со строгого на общий, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П., М., Ш. признаны виновными в кражах чужого имущества, грабеже, разбойном нападении на Г., его умышленном убийстве по предварительному сговору в группе, из корыстных побуждений, с целью скрыть другое преступление.

П. и М., кроме того, - в разбойном нападении на С., умышленном причинении ему тяжкого телесного повреждения, приготовлении к его умышленному убийству по предварительному сговору из корыстных побуждений, с целью скрыть другое преступление.

П. признан также виновным в пособничестве в совершении разбойного нападения на киоск ЧП "Кузевич", а Ш. - в пособничестве грабежу.

Преступления совершены в период с ноября 1995 года по август 1996 года в г. Воронеже при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании П. виновным себя признал частично, а в кассационных жалобах (основной и дополнительных) просит об отмене приговора, направлении дела на новое рассмотрение с участием присяжных заседателей, либо изменить приговор, переквалифицировать его действия со ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" на ст. 148-1 ч. 3 УК РСФСР, со ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" на ст. 145 ч. 2 УК РСФСР, со ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на ст. 144 ч. 2 УК РСФСР, снизить наказание до отбытого, назначить для отбывания наказания исправительную колонию общего режима. Как указывает осужденный, его осуждение по эпизоду N 4 основано лишь на уличающих показаниях, которые он давал на предварительном следствии в результате оказанного на него давления и физического принуждения, при этом было нарушено его право на защиту. Судом дана неправильная оценка показаниям осужденных Ш., М., свидетеля С.Л., дает им свою оценку. По эпизоду N 10 вывод суд о наличии у него ножа противоречит материалам дела, потерпевший С. оговорил его. Вывод суда о наличии у него умысла на убийство С. не основан на доказательствах, от завладения автомашиной С. он отказался. Удар стилетом С. нанес М., о намерениях которого он не знал. По этому эпизоду суд незаконно дополнительно квалифицировал его действия по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР, которая ему не вменялась. По эпизоду N 9 он совершил грабеж, а не разбой, так как в киоск не входил, не знал, что происходило в момент ограбления. По этому эпизоду суд незаконно переквалифицировал его действия с ч. 3 ст. 146 УК РСФСР на ст. ст. 33 ч. 3, 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ, которая является более тяжкой и ухудшает его положение. По эпизодам N 3, 6, 7, 8 суд переквалифицировал его действия со ст. 144 УК РСФСР на ст. 158 УК РФ, ухудшив его положение, поскольку ст. 144 УК РСФСР к разряду тяжких преступлений не относилась. При рассмотрении дела в суде было нарушено его право на защиту. Он не хотел, чтобы его защищал адвокат Боева М.В., считает, что адвокат не оказывала ему надлежащей юридической помощи. Суд необоснованно отклонял его ходатайства и ходатайства адвоката Боевой. Указывает на нарушения, допущенные в ходе предварительного расследования и рассмотрения дела в суде. При назначении наказания суд необоснованно учел признаки рецидива, поскольку его последняя судимость по ст. 212 УК РСФСР погашена, по этим основаниям неправильно назначен и строгий вид режима исправительной колонии. Судом не учтены смягчающие его наказание обстоятельства.

В кассационной жалобе адвокат Боева М.В. просит приговор в отношении П. изменить, снизить ему наказание до отбытого. По отдельным эпизодам обвинения адвокат указывает, что вина П. в краже из квартир Л., кражи имущества у З., А., Ш.А., К.С. не доказана. Вина П. в угоне автомашины у К.Б. и К.С. основана на противоречивых доказательствах. В разбойном нападении на Г. и его убийстве П. не участвовал, его осуждение основано лишь на уличающих показаниях П., М., Ш., данных на предварительном следствии, от которых они отказались. П. лишь отвез на угнанной автомашине осужденных и лицо, в отношении которого дело приостановлено, присутствовал при утоплении Г. в водохранилище, что было для П. неожиданностью. Поэтому по этому эпизоду действия П. следует квалифицировать по ст. 189 ч. 1 УК РСФСР. Алиби по этому эпизоду судом всесторонне не проверено. Автомашину Т. П. и М. угнали не с целью ее кражи, поэтому действия П. следует переквалифицировать на ст. 148-1 ч. 1 УК РСФСР. По эпизоду разбойного нападения на кисок ЧП "Кузевич" между осужденными был лишь сговор на хищение денег и спиртного из киоска, а не на разбойное нападение. П. в киоск не заходил, находился в автомашине, поэтому его действия следует переквалифицировать на ст. 33 ч. 5, 161 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ. По эпизоду кражи, совершенной 5 августа 1996 года магнитолы стоимостью 300 тыс. руб. у К. значительный ущерб не был причинен и потерпевший об этом не заявлял, поэтому следует исключить осуждение П. по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ. По эпизоду посягательства на здоровье и жизнь С. действия П. следует переквалифицировать со ст. ст. 108 ч. 1, 15 ч. 1, 102 п. п. "а", "е", "и", "н" УК РСФСР на ст. 148-1 ч. 3 УК РСФСР с учетом того, что П. только хотел завладеть автомашиной потерпевшего, а удары заточкой потерпевшему нанес М. У потерпевшего была возможность убежать от напавших на него осужденных, но он этого не сделал. При назначении наказания П. судом не учтено, что он преступления совершил 6 лет тому назад, все это время находился в заключении, не учтено его состояние здоровья.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению, в том числе и в отношении М. и Ш. на основании ст. 6 УПК РФ.

Вина П. в кражах чужого имущества, грабеже, разбоях, умышленном убийстве Г., умышленном причинении тяжкого телесного повреждения С. кроме личного частичного признания подтверждена показаниями потерпевших, свидетелей, протоколами осмотра мест происшествия, заключениями экспертиз, другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы П. о его непричастности к разбойному нападению на Г. и его убийству, судом были тщательно исследованы и обоснованно признаны несостоятельными. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд пришел к такому выводу.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом, еще до совершения нападения на потерпевшего между осужденными состоялась предварительная договоренность и о завладении автомашиной и о убийстве ее водителя. Именно с этой целью М. вооружился ножом, а П. бельевую веревку. Эти орудия и были использованы осужденными при совершении нападения на водителя Г. П. нанес удар ножом Г., а, садясь за руль, передал нож М., который также стал наносить удары ножом потерпевшему.

После завладения автомашиной именно П. занял место раненого водителя и повел ее к водохранилищу, где осужденные связали руки и ноги потерпевшему и сбросили его в воду.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Г. наступила в результате утопления в воде и полученных ножевых ранений.

Судом тщательно проверены и уличающие показания П. о его участии в разбое и убийстве Г. При этом установлено, что такие показания П. давал в условиях, исключающих применение каких-либо недозволенных методов расследования, с обеспечением его права на защиту.

Уличающие показания П. согласуются и с показаниями соучастников разбоя и убийства Г., и со всей совокупностью собранных по делу доказательств.

После завладения автомашиной Г. П. и другие осужденные использовали ее по своему усмотрению, в том числе и при совершении очередного преступления.

Правильная оценка дана судом и показаниям свидетеля С.Л., не подтвердившей алиби П. Эти показания свидетеля согласуются, как с показаниями самого П. об обстоятельствах нападения на Г., так и с тем фактом, что в эту же ночь с использованием автомашины Г. группой с участием П. было совершено ограбление киоска ЧП "Брежнев", участие в котором П. не отрицает.

Вместе с тем, по указанному эпизоду суд неправильно квалифицировал действия П., М. и Ш. по п. "е" ст. 102 УК РСФСР, как убийство, совершенное с целью сокрытия преступления, поскольку судом установлен корыстный мотив убийства Г., что исключает возможность квалификации этого же убийства помимо указанного пункта.

По эпизоду разбойного нападения на киоск ЧП "Кузевич" доводы П. о том, что им было совершено пособничество не в разбое, а в грабеже, судом обоснованно отвергнуты.

По делу с достоверностью установлено, что П. не только доставил М. и лицо, в отношении которого дело приостановлено к месту совершения преступления, но при этом видел и знал, что участниками нападения используется макет пистолета, арматурный прут. Они вышли из автомашины, закрыв лица масками из черных капроновых чулок. Эти обстоятельства в совокупности с высказанной угрозой убийством и были восприняты потерпевшей К.З., как реальная угроза ее жизни и здоровья.

Указанная подготовка к нападению на киоск, пособничество П. именно такому нападению позволили суду сделать правильную правовую оценку содеянного П.

Несостоятельной является и ссылка осужденного о том, что суд, переквалифицировав его действия по этому эпизоду, ухудшил его положение. С учетом санкции статьи, на которую суд переквалифицировал действия П., такого ухудшения не произошло.

Таким же образом на статьи УК РФ переквалифицированы действия П. и по другим эпизодам, на которые указывает осужденный в своих кассационных жалобах.

При назначении П. наказания по совокупности преступлений суд применил правила ст. 40 УК РСФСР, а не ст. 69 УК РФ.

По эпизоду разбойного нападения на С. и причинения ему тяжкого телесного повреждения доводы П. об оговоре его С. являются несостоятельными.

Сам П. не отрицал, что после нападения М. на С. именно он сел за руль автомашины потерпевшего, а М. и С. переместились на заднее сиденье, что именно он из кармана водителя вытащил 1000 рублей, что именно он стал управлять автомашиной потерпевшего.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований сомневаться в достоверности показания потерпевшего С. о том, что он был подвергнут нападению со стороны и М., и П., о нанесении ему удара ножом и П.

Выводы суда о том, что в ходе разбоя оба осужденных применили ножи и нанесли ими удары потерпевшему, согласуются с протоколом осмотра автомашины С., в процессе которого были обнаружены стилет и кухонный нож, заключением судебно-медицинской экспертизы, из которого следует, что С. были причинены ножевые ранения в области шеи и грудной клетки, заключением физико-технической экспертизы о возможности причинения повреждений на сорочке С. клинком ножа, изъятого из автомашины потерпевшего.

Вместе с тем, приговор в части осуждения П. и М. по ст. ст. 15 ч. 1, 102 п. п. "а", "е", "и", "н" УК РСФСР приговор подлежит отмене, а дело прекращению. Подлежит исключению и осуждение их по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР.

Как установлено судом и указано в приговоре, в ходе разбоя П. и М. нанесли потерпевшему удары стилетом и кухонным ножом с целью подавления сопротивления и завладения автомашиной, при этом убивать С. они вначале не хотели, хотя имели для этого реальную возможность. При нападении потерпевшему были причинены тяжкие телесные повреждения.

Судом установлено и то, что после завладения автомашиной С. и причинения ему тяжких телесных повреждений осужденные повезли его к дому лица, в отношении которого дело приостановлено, чтобы решить, что с ним (С.) делать.

Таким образом, при таких, установленных судом обстоятельствах не видно, в чем заключалось приготовление П. и М. к убийству С.

По смыслу ч. 1 ст. 15 УК РСФСР, которой руководствовался суд, приготовлением к преступлению признается приискание или приспособление средств или орудий или иное умышленное создание условий для совершения преступления. Таким образом, приготовление выражается в совершении активных действий, направленных на обеспечение возможности выполнения задуманного преступного посягательства.

Обстоятельств, характеризующих такие признаки, судом не установлено.

Более того, сам суд признал, что у П. и М. были и орудия преступления, которые они уже использовали, причинив ими ножевые ранения потерпевшему. В то же время они не знали, что делать с С., направляясь к дому лица, в отношении которого дело приостановлено. При таких обстоятельствах при наличии умысла на убийство потерпевшего осужденные имели реальную возможность реализовать свой умысел.

Доказательств, подтверждающих наличие предварительного сговора между П. и М. на умышленное убийство С., в приговоре не приведено.

При таких обстоятельствах приговор в отношении П. и М. по ст. ст. 15, ч. 1, 102 п.п. "а", "е", "и", "н" УК РСФСР подлежит отмене, а дело в этой части прекращению за недоказанностью участия в приготовлении к умышленному убийству.

При совершении разбойного нападения на С. осужденные причинили потерпевшему тяжкие телесные повреждения. Однако суд одни и те же действия дважды квалифицировал: и по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР, и по п. "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, как разбой, совершенный с причинением потерпевшему тяжких телесных повреждений.

Доводы адвоката об отсутствии у П. умысла на кражу автомашины Т., судом исследованы и обоснованно признаны несостоятельными.

По делу с достоверностью установлено, что осужденные после завладения этой автомашиной использовали ее при совершении очередного преступления, сняли с автомашины автомагнитолу, акустические колонки, продали их, то есть, распоряжались похищенным имуществом.

В части осуждения П. и М. за кражу имущества у К. приговор также подлежит отмене, а дело прекращению за отсутствием состава преступления.

При постановлении приговора судом не выполнены требования ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона.

По делу установлено, что у К. 5 августа 1996 года осужденными была похищена автомагнитола стоимостью 300000 рублей (неденоминированных).

В соответствии со ст. 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, если стоимость похищенного имущества не превышает 5 минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством РФ, хищение признается мелким.

На момент совершения указанного хищения минимальный размер оплаты труда составлял 75900 руб.

Не выполнены судом и требования ст. 86 УК РФ при решении вопроса о наличии у осужденных судимостей.

Как видно из материалов дела, П. ранее судим 28 января 1994 года по ст. 212-1 ч. 2 УК РСФСР, М. и Ш. по ст. 144 ч. 2, а Ш. и по ч. 3 этой же статьи УК РСФСР. На момент совершения этих преступлений указанные преступления не относились к категории тяжких.

На основании ст. 86 ч. 3 п. "в" УК РФ судимость П., Ш., М. погашена по истечении трех лет после отбытия наказания, поэтому на момент постановления приговора в соответствии с ч. 6 той же статьи УК РФ все правовые последствия, связанные с погашенными судимостями аннулированы.

В этой связи П., Ш. и М. судом неправильно определен и вид режима.

Как лица, впервые осужденные к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, на основании ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ им назначается отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

Доводы П. о нарушении его права на защиту на предварительном следствии и при рассмотрении дела в суде, противоречат материалам дела, из которых следует, что П. был обеспечен адвокатом.

Вопросы о заявленных отводах решались судом в соответствии с требованиями закона.

С учетом отсутствия оснований для отмены приговора в полном объеме, не основана на законе и просьба осужденного о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей.

С учетом внесенных изменений в приговор, частичной отмены приговора в отношении П. и М. назначенное им наказание по совокупности преступлений подлежит смягчению.

В остальном приговор подлежит оставлению без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Воронежского областного суда от 5 июля 2002 года в отношении П., М., Ш. изменить, исключить осуждение их по п. "е" ст. 102 УК РСФСР.

Тот же приговор в отношении П. и М. по ст. ст. 15 ч. 1, 102 п. п. "а", "е", "и", "н" УК РСФСР отменить, дело в этой части прекратить за недоказанностью их участия в покушении на убийство С., исключить их осуждение по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР.

На основании ст. 10 УК РФ отменить приговор в части осуждения П. и М. за кражу имущества у К. за отсутствием состава преступления.

Исключить из приговора указание о наличии у П., М., Ш. судимостей.

На основании ст. 40 УК РСФСР:

определить П. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 33 ч. 5, 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ, 145 ч. 2, 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР определить П. 14 (четырнадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

определить М. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ, 145 ч. 2, 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР 14 (четырнадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Отбывание наказания Ш. назначить в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор о них оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного П., адвоката Боевой М.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"