||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2003 г. N 89-о03-14

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего Талдыкиной Т.Т.,

судей Яковлева В.К., Тонконоженко А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 14 марта 2003 года кассационную жалобу осужденного Б.О. на приговор Тюменского областного суда от 25 декабря 2002 года, которым

Б.О., <...>, не судимый, -

осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года лишения свободы без штрафа; по ст. 317 УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., мнение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Б.О. признан виновным в том, что без соответствующего разрешения незаконно приобрел, хранил и носил огнестрельное оружие, боеприпасы к нему, а около 11 часов 15 августа 2002 года в 3 подъезде дома <...> совершил посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Преступления совершены им при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Б.О. вину не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Б.О. просит приговор в части осуждения по ст. 317 УК РФ отменить, его оправдать, а дело прекратить за отсутствием состава преступления. Утверждает, что обрез охотничьего ружья с патронами нашел накануне и приехал в город, чтобы сдать это оружие в милицию. Умысла на посягательство на жизнь сотрудников милиции не имел, выстрел произошел случайно, когда потерпевший Н., применив болевой прием, пытался вырвать пакет с обрезом, а рука ударилась об стену и палец попал на курок. От работников милиции пытался убежать из-за того, что испугался наведенного на него пистолета. Высказывать угрозы убийством потерпевшим не мог, так как страдает заиканием, а при волнении вообще не может говорить. На предварительном следствии были нарушены его права, так как к нему применяли недозволенные методы ведения следствия. Показания Р. на суде отличаются от показаний на предварительном следствии, но судом не выявлены причины изменения им своих показаний. Считает, что Р. оговорил его, утверждая, что видел, как обрез был направлен на Н., поскольку обрез находился в непрозрачном пакете, а Н. своим телом заслонил его. На предварительном следствии и в суде Н. ничего не говорил об обрезе. Считает, что показания Н., Р. и И. следует оценить критически, так как они противоречат показаниям свидетеля Б.Е.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что Б.О. обоснованно осужден за незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия с боеприпасами к нему, также за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа и для удовлетворения кассационной жалобы осужденного оснований не имеется.

Вина Б.О. в содеянном подтверждена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самого осужденного об обстоятельствах совершения указанных преступлений, которые подтверждены другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Как бесспорно установлено судом и следует из материалов дела, Б.О. незаконно приобрел, хранил и носил до 15 августа 2002 года, вплоть до его задержания, обрез огнестрельное оружие и боеприпасы к нему незаконно, без соответствующего разрешения, а 15 августа 2002 года совершил посягательство на жизнь сотрудника милиции Н. в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

К такому выводу суд пришел на основании тщательно исследованных материалах дела.

Так, осужденный Б.О. и сам не отрицал, что хранил и носил обрез огнестрельного ружья и патроны к нему, который был изъят у него работниками милиции 15 августа 2002 года.

Эти показания подтверждены протоколом административного задержания, личного досмотра Б.О. и обнаружения и изъятия у него обреза 2-ствольного охотничьего ружья и патронов к нему, заключением судебно-баллистической экспертизы о том, что обрез, изъятый у Б.О. является огнестрельным оружием, изготовленным самодельным способом из охотничьего ружья модели ТОЗ-БМ N 70600 16-го калибра путем укорачивания стволов и отпиливания приклада, который исправен и для производства выстрелов охотничьими патронами 16-го калибра из обоих стволов пригоден, показаниями потерпевших Н., Р. И. о задержании ими в подъезде жилого дома осужденного и изъятии обреза и патронов.

С доводами жалобы осужденного о том, что он собирался сдать указанный обрез и патроны к нему, поэтому направлялся в милицию, взяв с собой указанное огнестрельное оружие и патроны к нему, согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными доказательствами.

Из материалов дела усматривается, что Б.О. был задержан в подъезде жилого дома сотрудниками милиции, находившимися в форменной одежде, при этом он, вместо того, чтобы сдать оружие, оказал сопротивление им и произвел в них выстрел из обреза, пытался скрыться. При личном досмотре осужденного установлено, что 2 патрона находились в карманах его брюк, а из поясной сумки изъяты еще 4 патрона, кроме того, 2 патрона находились в стволах обреза, что опровергает доводы осужденного о его намерении сдать обрез и патроны, поэтому судом доводы осужденного обоснованно признаны несостоятельными.

При таких обстоятельствах действия Б.О. правильно квалифицированы по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

С утверждениями осужденного в жалобах о том, что он не посягал на жизнь сотрудников милиции, также нельзя согласиться. Поскольку они опровергаются материалами дела, тщательно проверенными в судебном заседании.

Так, из показания потерпевшего Н. усматривается, что он являясь старшим лейтенантом милиции, во время нахождения на дежурстве вместе с И. и Р., получили сообщение дежурного УВД о нападении на квартиру в 8 микрорайоне города. Когда они стали подниматься по лестнице, Н. увидел, что с площадки шестого этажа вверх по лестнице идет осужденный и правой рукой прячет в карман куртки черную шапочку, а в левой руке держит полиэтиленовый пакет. Н. потребовал остановиться, а осужденный попросил отпустить его, пригрозив, что иначе он будет стрелять. После этого Н. услышал, как осужденный взвел курок и наставил предмет, лежащий в пакете ему в живот, но Н. успел схватить за пакет и отвел руку осужденного с пакетом в сторону и сразу же произошел выстрел. Когда Н. с Р. отобрали пакет, в котором находился обрез, осужденный оттолкнул Н. и пытался убежать, но совместными усилиями они задержали его. При личном досмотре у Б.О. в кармане, также в поясной сумке обнаружили патроны к обрезу.

Эти показания соответствуют установленным судом обстоятельствам, подтверждены они показаниями потерпевших Р. и И., также являющихся сотрудниками милиции и принимавшими участие в задержании осужденного, также и другими доказательствами, поэтому судом обоснованно признаны правдивыми, что опровергает доводы осужденного о том, что показания потерпевших являются противоречивыми и вызывающими сомнений.

Утверждения осужденного о том, что он не знал, что потерпевшие является работником милиции, проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными.

Из дела видно, что потерпевшие Н., И. и Р. - все являются сотрудниками милиции, имеют специальное звание и в момент задержания осужденного все они находились в форме сотрудника милиции.

Согласно их должностных инструкций на них возложена деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Из копии постовой ведомости расстановки нарядов дорожно-патрульной службы 15 августа 2002 года Н., И. и Р. находились на службе и исполняли свои обязанности с 7 часов утра до 19 часов вечера, то есть в момент задержания Б.О. в 11 часов дня находились при исполнении своих служебных обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

На место задержания осужденного потерпевшие прибыли в связи с полученным сообщением о том, что в квартиру Б.Е., проживающей в доме N 40, пытается проникнуть человек в маске, что подтверждается как показаниями самой Б.Е., так и книгой регистрации информации сообщений, поступающих в УВД г. Тобольска, откуда видно, что в 10 час. 45 минут зарегистрировано сообщение Б.Е. о том, что человек в маске стучится в дверь ее квартиры.

Как видно из протокола задержания Б.О. и личного досмотра, в кармане его куртки обнаружена шапочка вязаная черного цвета с вырезом для глаз и носа, а в другом кармане перчатки.

Заключением судебно-биологической экспертизы установлено, что на указанной паре кожаных перчаток обнаружен пот, происхождение которого от осужденного не исключается.

Доводы жалоб осужденного о том, что он не посягал на жизнь сотрудников милиции и что выстрел из обреза произошел случайно, как видно из материалов дела. Проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными.

Из показаний потерпевших видно, что осужденный просил отпустить его, высказывал, что иначе он выстрелит и, как следует из показания Н., взвел курок и направил пакет с обрезом на него, однако Н. успел отвести руку осужденного с обрезом в сторону и в это время произошел выстрел.

То, что осужденным был произведен выстрел из обреза умышленно, подтверждается протоколом осмотра места преступления, из которого видно, что на лестничной площадке между 6 и 7 этажами дома N 40 в 8-ом микрорайоне г. Тобольска на полу обнаружены фрагменты пластмассового оперения контейнера охотничьей пули, а на полу около мусоропровода самого оперения, в правом дальнем углу осыпи штукатурки с фрагментом свинца неправильной формы, также на стене под повреждением потолка обнаружено веерообразное черное пятно из копоти со следами отслоения штукатурки.

Осужденный Б.О. и сам не отрицал того, что он сам взвел курок и что палец его находился на спусковом крючке.

Доводы осужденного о том, что выстрел из обреза произошел произвольно, также проверены и проведенным следственным экспериментом установлено, что при условии, если палец Б.О. не находился на спусковом крючке, выстрел не происходит, производство выстрела возможно только при нажатии на спусковой крючок.

Заключением судебно-баллистической экспертизы установлено, что из обреза, изъятого у осужденного, из обоих стволов производились выстрелы, три фрагмента из полимерного материала являются частью боеприпасов, контейнером пули Полева для патронов 16 калибра, гильза, изъятая из обреза и контейнер пули могли быть частью одного патрона, так как являются частями патрона 16 калибра и производство выстрелов из обреза без нажатия на спусковой крючок взведенных курках, при условии, что обрез вырывают из рук, невозможно.

При установленных обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу, что Б.О. умышленно с целью мести за законную деятельность по охране общественного порядка, произвел выстрел из обреза охотничьего ружья в сотрудников милиции, поэтому действия его правильно квалифицированы по ст. 317 УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением процессуальных норм.

В приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства по делу признаны правдивыми, а другие отвергнуты как недостоверные.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, следственными органами и судом не допущено.

Психическое состояние здоровья осужденного проверено надлежащим образом и с учетом вывода судебно-психиатрической экспертизы установлено, что преступления совершены им во вменяемом состоянии.

Мера наказания осужденному назначена в соответствии с требованиями закона соразмерно тяжести и общественной опасности содеянного, с учетом всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о его личности. Оснований для смягчения наказания не имеется.

Вместе с тем, приговор в части указания об уничтожении вещественного доказательства - обреза огнестрельного оружия, подлежит изменению.

В соответствии с действующей Инструкцией о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами огнестрельное оружие должно передаваться в органы внутренних дел, суд не должен принимать решения об уничтожении такого вещественного доказательства как оружие, поскольку согласно ведомственной инструкции МВД РФ огнестрельное оружие передается в органы внутренних дел.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тюменского областного суда от 25 декабря 2002 года в отношении Б.О. в части указания об уничтожении огнестрельного оружия изменить, передать обрез охотничьего ружья в криминалистический отдел УВД Тюменской области.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Б.О. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"