||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2003 года

 

Дело N 48-о03-26

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Семенова Н.В. и Хинкина В.С.

рассмотрела в судебном заседании 14 марта 2003 года

кассационные жалобы осужденных Х., П., Т., адвокатов Майтама Д.В., Болдина П.К. на приговор Челябинского областного суда от 28 июня 2002 года, по которому

Т., <...>, ранее не судимый,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Х., <...>, ранее не судимый,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П., <...>, ранее судимый 28 марта 2001 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 12 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединено частично наказание, не отбытое по приговору от 28 марта 2001 года, и окончательно назначено 12 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 127 УК РФ, п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ Т., Х. и П. оправданы.

Заслушав доклад судьи Семенова Н.В., объяснения осужденных Х., Т. по доводам жалоб, мнение прокурора Мурдалова Т.А., полагавшего исключить осуждение Т. за применение насилия в отношении потерпевшего на улице <...>, на берегу озера Смолино, около <...>, около <...>, а в остальном оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Т., Х. и П. осуждены за убийство потерпевшего Р., совершенное 31 октября 2001 года в г. Челябинске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Т. просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение, указывает, что дело было возбуждено и расследовалось следователем, не имевшим полномочий и не принимавшим дело к своему производству, следствием нарушены нормы уголовно-процессуального закона при осмотре места происшествия, проведении опознаний, назначении и проведении экспертиз, выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР, его право на защиту было нарушено, его показания на следствии даны в отсутствие защитника и в результате применения недозволенных методов, поэтому положенные в основу обвинения протоколы следственных действий не имеют юридической силы, суд нарушил требования ст. 254 УПК РСФСР, указав в приговоре обстоятельства нанесения им ударов потерпевшему, которые ему в вину не вменялись, судебное разбирательство проводилось в отсутствие одного из его защитников, оба защитника в полном объеме не были ознакомлены с материалами дела, выводы суда не подтверждаются доказательствами, считает, что его действия должны быть квалифицированы по ст. 110 УК РФ;

адвокат Майтама в защиту осужденного Т. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, указывает, что дело было возбуждено и расследовалось следователем, не имевшим полномочий и не принимавшим дело к своему производству, поэтому считает, что обвинение Т. предъявлено незаконно, следствием нарушены нормы уголовно-процессуального закона при осмотре места происшествия, проведении опознаний, назначении и проведении экспертиз, показания Т. на следствии даны в отсутствие защитника и в результате применения недозволенных методов, поэтому его показания и положенные в основу обвинения и протоколы следственных действий не имеют юридической силы, следствием было нарушено право Т. на защиту, требования ст. 201 УПК РСФСР с защитниками Т. выполнены не были, поскольку личность свидетеля К. не установлена, суд нарушил требования ст. 254 УПК РСФСР, указав в приговоре обстоятельства нанесения им ударов потерпевшему, которые ему в вину не вменялись, судом также было нарушено право Т. на защиту, дает оценку доказательствам, считает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, действия Т. должны быть квалифицированы по ст. 110 УК РФ;

осужденный Х. просит приговор отменить и переквалифицировать его действия на ст. 112 УК РФ, указывает на процессуальные нарушения, допущенные, по его мнению, органами расследования в отношении Т., считает, что дело расследовалось следователем, не имевшим полномочий, поэтому собранные доказательства не имеют юридической силы, следствием допущены нарушения норм уголовно-процессуального закона при осмотре места происшествия, при назначении и проведении экспертиз, проведении опознаний и ознакомлении его с материалами дела, дает оценку доказательствам и считает, что выводы суда носят предположительный характер, указывает, что при назначении наказания суд не учел данные о его личности;

адвокат Болдин в защиту осужденного Х. просит приговор отменить и дело прекратить, указывает, что Х. признал себя виновным в нанесении двух ударов потерпевшему, но утверждал, что из окна его не выбрасывал, что подтвердили П. и Т., а на следствии Т. дал показания о том, что они втроем выбросили потерпевшего из окна, в результате применения к нему недозволенных методов, другие осужденные также на следствии дали показания в результате применения к ним недозволенных методов, дает оценку другим доказательствам и делает вывод о недоказанности вины Х., считает, что при назначении наказания суд не учел состояние его здоровья положительные характеристики;

осужденный П. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, указывает, что дело расследовалось следователем, не имеющим соответствующих полномочий, показания Т. на следствии не могут являться доказательствами в силу ст. 75 УПК РФ, т.к. получены в отсутствие защитника.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит виновность осужденных в совершении указанных преступлений установленной исследованными судом доказательствами: показаниями самих осужденных на предварительном следствии и в суде, показаниями свидетелей С., Н., И., Х., П., К., протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-биологической, дактилоскопической, криминалистической, судебно-медицинских экспертиз.

На предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого, в чистосердечном признании, при осмотре места происшествия с его участием Т. показывал, что, поскольку знакомые Р. парни избили его, П. и Х.А., он и Х. решили избить Р. Встретив Р. в ночь на 31 октября 2001 года, он привел его к Х., вдвоем они отвели Р. на озеро, где угрожали ему, затем в дом к Н., у которой выясняли по поводу парней, избивших осужденных, затем пошли и позвали П., после чего все вместе пришли в 16-этажный дом на Новороссийской ул., поднялись на балкон 15-го этажа. Там они связали руки Р. шнурком, а когда он попытался убежать, догнали его, стали втроем избивать, он связал руки Р. шарфом, а Х. и П. держали Р. Втроем они положили Р. животом на подоконник, протолкнули его вперед, и, когда большая часть тела его была за окном, отпустили, Р. выпал на улицу.

Суд обоснованно признал эти показания осужденного Т. более правдивыми, т.к. перед допросами ему разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, его процессуальные права и, в том числе, право на защиту, от помощи адвоката он отказался.

Доводы жалоб о том, что эти показания Т. в силу ст. 75 УПК РФ не могут являться доказательствами, поскольку допросы производились в отсутствие адвоката, не могут быть признаны обоснованными, т.к. предварительное следствие производилось в период действия УПК РСФСР, который таких оснований для признания доказательства не имеющим юридической не предусматривал.

Кроме того, первоначальные показания Т. объективно подтверждаются другими исследованными судом доказательствами.

Свидетель Н. подтвердила, что Т. и еще один парень приводили к ней избитого Р., выясняли у нее по поводу парней, которые избили их, в ее присутствии били Р.

На следствии Н. опознала Т. как человека, который приводил к ней избитого Р.

Свидетель П. показала, что в ночь на 31 октября 2001 года к ним домой пришел Т., позвал ее брата, П., и тот ушел вместе с Т., вернулся минут через 40.

Из заключения криминалистической экспертизы следует, что на одежде П., Х. и Т. обнаружены волокна общей видовой принадлежности с волокнами, входящими в состав одежды потерпевшего Р.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшего Р. наступила от совокупности телесных повреждений, включающих закрытую черепно-мозговую травму, переломы костей скелета с повреждением внутренних органов, которые возникли при падении с высоты. Кроме того, потерпевшему были причинены ушибленные раны, кровоподтеки, ссадины головы, верхних и нижних конечностей, перелом костей носа, которые возникли от воздействия твердых тупых предметов, а обнаруженные полосовидные участки на мягких тканях лица, шеи, кистях рук могли возникнуть в результате связывания кистей и обматывания мягких тканей лица и шеи.

Осужденный П. признал, что он, Т. и Х. били Р. на площадке 15-го этажа, но утверждал, что сбрасывал Р. один Т.

Из показаний на следствии осужденного Х. видно, что Т. пришел к нему вместе с Р., лицо которого было в крови, они пошли на озеро, где он нанес удары Р., а Т. душил того ремнем, после чего они пошли в подъезд дома Н., где он и Т. нанесли удары Р., затем вызвали из дома П. и все пришли в 16-этажный дом, где Т. стал угрожать Р. убийством. На лифте поднялись на верхний этаж, там втроем снова избили Р. руками и ногами, что было в дальнейшем, не видел.

Судом проверялись доводы осужденных о том, что на предварительном следствии они дали показания в результате применения к ним недозволенных методов, но обоснованно были отвергнуты, поэтому аналогичные доводы жалоб осужденного Т., адвокатов Майтама, Болдина не могут быть признаны состоятельными.

По материалам дела видно, что следствие проводилось следователем, обладающим соответствующими полномочиями, который принял дело к своему производству, нарушений уголовно-процессуального закона при производстве следственных действий, в том числе, при осмотре места происшествия, проведении опознаний, назначении и проведении экспертиз, при ознакомлении с материалами дела следствием не допущено, как не допущено нарушение права Т. на защиту судом.

Суд, оценив приведенные и другие исследованные доказательства в совокупности, пришел к обоснованному выводу о том, что смерть потерпевшего наступила в результате совместных умышленных действий осужденных, отвергнув доводы осужденных об их непричастности к убийству.

Соглашаясь с такой оценкой суда, Судебная коллегия находит несостоятельными аналогичные доводы жалоб осужденных и адвокатов.

Юридическая оценка содеянного осужденными судом дана правильная.

Вместе с тем, первоначально Т. было предъявлено обвинение в нанесении совместно с Х. и П. множества ударов кулаками и ногами по голове и телу потерпевшего Р. на лестничной площадке 15-го этажа <...> и в его убийстве путем сбрасывания с 15-го этажа.

В последующем Т. было предъявлено обвинение также в применении насилия к потерпевшему на улице в Ленинском районе, около <...>, на берегу озера Смолино, около <...>, около <...>.

Как видно из материалов дела, в судебном заседании государственный обвинитель отказался поддерживать последующее обвинение, предъявленное Т., просил осудить его за действия, в совершении которых он обвинялся первоначально.

При таких обстоятельствах осуждение Т. за применение насилия в отношении потерпевшего на улице в Ленинском районе, около <...>, на берегу озера Смолино, около <...>, около <...> подлежит исключению из приговора.

При назначении осужденным наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного ими, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, данные о личности, назначил каждому справедливое наказание, оснований для смягчения которого, как об этом ставится вопрос в жалобах, Судебная коллегия не находит.

Изменение объема обвинения осужденного Т. не влияет на характер и степень общественной опасности совершенного им преступления и не влечет за собой смягчения наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 28 июня 2002 года в отношении Т. изменить, исключить осуждение его за применение насилия в отношении потерпевшего на улице в Ленинском районе, около <...>, на берегу озера Смолино, около <...>, около <...>.

В остальном приговор в отношении Т. и этот же приговор в отношении Х. и П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"