||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2003 г. N 11-о02-103

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.

судей Бурова А.А. и Ламинцевой С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 13 марта 2003 года кассационные жалобы осужденных М., К., адвокатов Кузнецовой Т.А. и Клиновой Н.И. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 19 августа 2002 года, которым

М., <...>, со средним специальным образованием, несудимый,

- осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "к", "н" УК РФ на 20 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 24 (двадцать четыре) года в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества,

К. <...>, со средним специальным образованием, несудимый,

- осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "к" УК РФ на 18 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 22 (двадцать два) года в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с М. и К. указанные в приговоре суммы.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения осужденного К., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, объяснения защитника Б. в интересах К., просившего приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, и мнение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. осужден за умышленное убийство, совершенное группой лиц, неоднократно, сопряженное с разбоем и с насильственными действиями сексуального характера, а К. - за умышленное убийство, совершенное группой лиц, неоднократно, сопряженное с разбоем.

Они же признаны виновными в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших Ч. и Г.

Преступления совершены 31 мая, 10 июня и 26 августа 1999 года в гор. Набережные Челны при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании К. виновным себя не признал, М., признав себя частично виновным в убийстве С., в остальном вину отрицал.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный М. утверждает, что приговор является необоснованным, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. По делу не установлена причина смерти потерпевших и время совершения преступлений 31 мая и 10 июня 1999 года. Ссылаясь на алиби, указывает, что вмененные ему действия в отношении потерпевших Ч. и Г. не совершал. Показания на предварительном следствии дал в результате недозволенных методов его ведения. Ссылается на то, что его действия в отношении потерпевшей С. были вызваны тем, что она оскорбила его и нанесла удар в пах. Однако множественных телесных повреждений, в том числе посмертных, он ей не наносил. Ставит вопрос об отмене приговора и вынесении справедливого решения,

адвокат Кузнецова в защиту М., приведя те же доводы, указывает на то, что его вина в отношении потерпевших Ч. и Г. не доказана, в связи с чем ставит вопрос об отмене приговора в этой части и прекращении производства по делу. В отношении потерпевшей С. приговор просит изменить, переквалифицировать содеянное М. на ст. 107 ч. 1 УК РФ и применить в отношении него акт амнистии от 26 мая 2000 года,

осужденный К. ссылается на то, что приговор в отношении него является незаконным, необоснованным и несправедливым. Анализируя материалы дела, указывает на алиби и свою невиновность во вмененных ему преступлениях, нарушение его права на защиту на предварительном следствии, недозволенные методы ведения следствия, в результате которых он себя оговорил. Утверждает, что свидетелю Г.О. доверять нельзя. Ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела производством,

адвокат Клинова в защиту К. указывает на то, что приговор в отношении него является незаконным, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Ссылается на наличие противоречий в показаниях осужденных и умершего С.Л., а также на то, что не проверена причастность к совершению убийства потерпевшей Г. других лиц. Не установлено время совершения преступления в отношении потерпевшей Ч. Достоверных доказательств вины К. не имеется. На предварительном следствии к нему были применены недозволенные методы ведения следствия. Приговор просит отменить и производство по делу прекратить.

Государственный обвинитель Фазилов в возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвокатов, а потерпевший Ч.А. в возражениях на кассационные жалобы осужденного М. и адвоката Кузнецовой приговор просят оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, судебная коллегия находит вывод суда о виновности осужденных М. и К. обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалоб - неосновательными.

Как видно из материалов дела, соответственно 31 мая, 10 июня и 27 августа 1999 года были обнаружены трупы Ч., Г. и С. со следами насильственной смерти. Трупы первых двух из них были в квартирах, в которых они проживали, а труп третьей - около забора ООО "КамэксЛТД" гор. Набережные Челны Республики Татарстан.

По заключениям судебно-медицинских экспертов причиной смерти Ч. явились колото-резаные ранения спины, проникающие в плевральные полости с повреждением легких; шеи, проникающие в левую плевральную полость; туловища, проникающее в брюшную полость с повреждением брыжейки поперечно-ободочной кишки, и резаная рана шеи с повреждением перстневидного хряща, проникающая в гортань, осложнившиеся развитием геморрагического шока; Г. - от множественных колото-резаных ран шеи с повреждением сосудисто-нервного пучка шеи справа и множественных колото-резаных ран груди, проникающего характера в плевральную полость с повреждением легкого, сердца, осложнившихся острой кровопотерей; С. - в результате механической асфиксии от удавления руками.

Из показаний осужденных М. и К. на предварительном следствии усматривается, что убийство потерпевших Ч. и Г. совершили они вместе с умершим С.Л. при разбойных нападениях. При совершении первого преступления принимал участие также и четвертый человек.

Помимо этого, как видно из материалов дела, они подробно рассказали об обстоятельствах, при которых совершили указанные преступления.

Отказ осужденных М. и К. от показаний на предварительном следствии относительно потерпевших Ч. и Г. не исключает эти показания из числа доказательств, поскольку они подтверждены показаниями умершего С.Л. на предварительном следствии об обстоятельствах, при которых были совершены разбойные нападения вместе с осужденными на вышеуказанных потерпевших, и из которых видно, что М. и К. приняли участие в убийстве Г., показаниями свидетеля Г.О. на предварительном следствии и в предыдущем судебном заседании, которая передала М. адрес Ч., поскольку тот просил узнать адреса богатых квартир, показаниями свидетелей Н. и К.Р., принимавших участие в качестве понятых при проведении следственного с участием осужденного К., в присутствии которых последний рассказывал о разбойном нападении, совершенным им совместно с другими лицами на потерпевшую Ч., а также нанесенных ей ударов, в том числе им самим ударе ножом, показаниями свидетелей Л. и Ф. (понятых при проведении следственного эксперимента с участием К.) о том, как осужденный К. показал квартиру потерпевшей Г. и рассказал о совершенном им и другими лицами на нее разбойном нападении и ее убийстве, показаниями свидетелей М.Б. и А. (понятых при проведении следственного эксперимента с участием М.), из которых видно, что осужденный М. рассказывал, как при нападении на потерпевшую Г. он, а также К. и умерший С.Л. наносили ей удары ножом и вилкой, показаниями свидетеля Г.А., в присутствии которой С.Л., К. и М. подробно рассказывали об обстоятельствах, при которых ими было совершено разбойное нападение на потерпевшую Г. и ее убийство.

Помимо этого показания осужденных К. и М. на предварительном следствии подтверждены и другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Осужденный М. в судебном заседании подтвердил, что именно от его действий наступила смерть потерпевшей С. Это преступление он совершил на почве личных неприязненных отношений.

Как усматривается из показаний свидетеля Г.Р., со слов М. он узнал, что совершенное им убийство С. было сопряжено с насильственными действиями сексуального характера.

У суда не было оснований сомневаться в показаниях данного свидетеля, поскольку они объективно подтверждены заключением судебно-медицинского эксперта относительно обнаруженных телесных повреждений, в том числе и в области половых органов потерпевшей С., носящих прижизненный характер, показаниями самого осужденного М. о том, что при их знакомстве телесных повреждений на С. не было и она не жаловалась на болевые ощущения.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, при проверке материалов дела не установлено.

Не установлено также нарушений органами следствия и судом положений Конституции Российской Федерации. В частности, из материалов дела видно, что на предварительном следствии осужденным М. и К. была разъяснена ст. 51 Конституции РФ.

При проверке материалов дела не установлено и нарушений органами предварительного следствия гарантированного законом права осужденного К. на защиту.

Доказательства, на которые суд ссылается в приговоре в подтверждение вины осужденных М. и К., как видно из дела, являются допустимыми.

Что же касается следственного эксперимента, проведенного с участием осужденного М. по эпизоду обвинения, связанного с потерпевшей С., то суд не ссылается на него в подтверждение вины последнего.

При проверке материалов дела не нашли подтверждения ссылки в жалобах на то, что кто-либо из допрошенных на предварительном следствии лиц, в том числе и осужденные, показания давали в результате недозволенных методов его ведения.

Противоречий в показаниях М., К. и С.Л. на предварительном следствии, ставящих их под сомнение, не имеется.

Помимо этого в деле нет данных, которые давали бы основание признать, что они на предварительном следствии оговорили друг друга.

Заявления осужденных М. и К. об алиби судом проверены и отвергнуты, поскольку они не нашли своего подтверждения и материалами дела опровергнуты.

Причина и время наступления смерти потерпевших Ч., Г. и С., как видно из материалов дела, установлена.

Кроме того, как усматривается из дела, установлена причина смерти С.Л.

Причастность других лиц к совершению преступлений органами следствия проверялась, однако она установлена не была. Новых данных относительно этого в судебном заседании не добыто. Не указаны они в кассационных жалобах.

Суд проверил обстоятельства, при которых на телефоне потерпевшей Г. появились отпечатки пальцев свидетеля П., и пришел к правильному выводу, что они могли быть им оставлены тогда, когда он по просьбе последней за три дня до убийства проверял исправность телефона.

Суд дал оценку показаниям свидетеля Г.О. и обоснованно пришел к выводу, что на предварительном следствии и в предыдущем судебном заседании она дала правдивые показания, а в настоящем судебном заседании они не соответствуют действительности. Нарушений норм уголовно-процессуального закона при ее допросе на предварительном следствии допущено не было.

Дал суд также оценку показаниям свидетелей К.В. и Г.Н. относительно соответственно алиби осужденного К. и избиения осужденного М. работниками милиции и обоснованно признал, что они вызваны их заинтересованностью, поскольку осужденный К. является сыном свидетеля К.В., а осужденный М. - сыном свидетеля Г.Н.

Указания кассационной инстанции при отмене первоначального приговора, как видно из дела, органами предварительного следствия и при вторичном рассмотрении дела судом были выполнены.

Таким образом, вывод суда о виновности осужденных М. и К. основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

Само по себе то обстоятельство, что в квартире Г. были обнаружены отпечатки пальцев рук, не принадлежащие осужденным М. и К., а на ее ногах была обнаружена странгуляционная борозда посмертного характера, не опровергает вывод суда об их виновности, поскольку вина последних доказана всеми другими приведенными в приговоре доказательствами.

Что же касается того обстоятельства, что потерпевшая Ч. не была связана, не были обнаружены веревки и лейкопластырь, то оно также не опровергает вывод суда о виновности осужденных по данному эпизоду обвинения, поскольку их вина подтверждена другими доказательствами, приведенными в приговоре, и помимо этого, как правильно указал суд в приговоре, М. сам утверждал, что ее развязали, а при нанесении им ей ударов рот последней был приоткрыт.

Юридическая квалификация содеянного осужденными М. и К. является правильной.

Наказание им назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного и данных о личности.

Поэтому кассационные жалобы удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 19 августа 2002 года в отношении М. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"