||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2003 г. N 66-о02-7

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.,

судей Русакова В.В., Шадрина И.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании 13 марта 2003 года кассационную жалобу осужденного С. на приговор Иркутского областного суда от 27 июня 2002 года, по которому

С., <...>, ранее не судим

осужден по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 3 ст. 30, п. п. "д", "е", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к десяти годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 167 УК РФ к трем годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено тринадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97; п. "а" ч. 1 ст. 99 УК РФ С. назначены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра от наркомании.

Постановлено взыскать со С. в счет возмещения материального ущерба 17040 рублей в пользу Е. и 78812 рублей в пользу Ч.; в счет возмещения морального вреда 100000 рублей в пользу Е.

С. признан виновным и осужден за разбойное нападение на Е., с целью хищения чужого имущества, совершенное 17 марта 2001 года по предварительному сговору группой лиц, неоднократно, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей: за покушение на убийство Е., совершенное 17 марта 2001 года; за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, путем поджога с причинением значительного ущерба потерпевшей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего судебное решение в отношении С. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный С. просит изменить приговор, ссылаясь на то, что поджог в доме Е. он не совершал, умысла на убийство потерпевшей у него не было, обвинение в части покушения на убийство и совершение разбойного нападения основано на оговоре его со стороны П.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осужденного С. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования С. в категорической форме пояснял о том, что во время нахождения в квартире Е. предложил П. забрать у Е. телевизор, так как у них закончились деньги. П. согласился с его предложением и через некоторое время он ударил Е. кулаком, та упала и он нанес потерпевшей удар ногой по голове, после чего он взял телевизор и вышел из квартиры.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания С., относительно разбойного нападения на Е. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Из пояснений потерпевшей Е. в судебном заседании явствует, что 17 марта 2001 года к ней домой пришли ее знакомая Т., а также С. и П., с которыми ранее она встречалась один раз. Когда раздался телефонный звонок, то С. не дал ей поговорить по телефону, оборвал телефонный провод, а затем неожиданно для нее ударил чем-то тяжелым по спине, она упала на пол, С. стал пинать ее ногами. От побоев она потеряла сознание и дальнейших событий пояснить не может. Со слов сына ей стало известно, что квартира сгорела, уничтожены и повреждена мебель, одежда, похищены новый телевизор и телефон, а также ковер.

Свидетель Т. в судебном заседании показала, что 17 марта она со С. и П. пришли к Е., где употребляли спиртные напитки. Она опьянела и уснула в спальной комнате. Через некоторое время ее разбудил П. и сказал, что нужно уходить. Она увидела лежавшую на полу в крови Е., а С. и П. собирали вещи. Находясь в квартире С.Е., П. ей сообщил, что они подожгли квартиру Е.

В судебном заседании были оглашены и исследованы показания свидетеля П., из которых следует, что действительно он согласился с предложением С. об ограблении квартиры Е., но с условием, что убивать Е. не будут. После употребления спиртных напитков, С. ударил Е. сзади по шее, после чего Е. упала на пол, а С. стал наносить удары Е. ногой. Затем С. стал собирать вещи: телевизор, телефон, ковер, после чего С. открыл дверцы деревянного шкафа, взял газеты и журналы, сложил их в шифоньер и поджег.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в квартире Е. вследствие пожара выгорели прихожая, спальня и находившиеся там мебель с вещами.

Согласно заключения о пожаре его причиной явился умышленный поджог.

По заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшей Е. была причинена закрытая черепно-мозговая травма, выразившаяся в образовании ушибов мягких тканей лица, ушиба головного мозга средней степени тяжести.

Виновность С. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С. в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья; в покушении на убийство, совершенном общеопасным способом, с особой жестокостью, сопряженное с разбоем; в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, совершенное путем поджога, с причинением значительного ущерба потерпевшей, верно квалифицировав его действия по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 162; ч. 3 ст. 30, п. п. "д", "е", "з" ч. 2 ст. 105; ч. 2 ст. 167 УК РФ соответственно.

Выводы суда о наличии у С. предварительного сговора с П. на совершение разбоя надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями С. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям С. и другого лица при совершении разбоя.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного об оговоре его со стороны П., однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационной жалобе доводы в защиту осужденного, в том числе об отсутствии у него умысла на совершение убийства и поджога, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, поэтому у Судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационной жалобы о недоказанности вины осужденного С. в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Доводы С. о том, что он участвовал в разбое под влиянием страха и психического принуждения со стороны П. являются несостоятельными и противоречат материалам дела. В судебном заседании С. пояснял, что П. ему никак не угрожал. О наличии каких-либо угроз С., принуждении его к совершению разбоя П. не давал показаний. Как следует из материалов дела, у С. имелся предварительный сговор с П. на совершение разбоя, при его совершении он совершал активные действия, после совершения преступления участвовал в сбыте похищенного, завладел частью похищенного, о происшедшем в органы милиции не сообщил. Указанные обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют, как об отсутствии угроз в отношении С., так и об отсутствии психического принуждения к совершению разбоя.

Наказание назначено С. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационной жалобе, Судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 27 июня 2002 года в отношении С. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного С. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"