||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2003 года

 

Дело N 66-о02-127

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Русакова В.В. и Шадрина И.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании 13 марта 2003 года кассационные жалобы осужденной С. на приговор Иркутского областного суда от 21 мая 2002 года, по которому

С., <...>, ранее не судима

осуждена по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к десяти годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено одиннадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии общего режима.

В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97 УК РФ назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения от наркомании у врача-психиатра.

С. признана виновной и осуждена за разбойное нападение на Б., совершенное 5 ноября 2000 года в г. Ангарске Иркутской области с целью хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей, с причинением тяжкого вреда ее здоровью, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия; за убийство Б. 1929 года рождения, сопряженное с разбоем.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего судебное решение в отношении С. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденная С., выражая несогласие с приговором, оспаривает обоснованность применения к ней принудительного лечения от наркомании, поскольку длительное время находится под стражей, а поэтому зависимость от наркотических средств у нее отсутствует; полагает, что необходимо было назначить стационарную судебно-психиатрическую экспертизу из-за наличия черепно-мозговой травмы и совершение ею преступления в состоянии аффекта, считает, что при назначении ей наказания суд не учел смягчающие обстоятельства - это признание ею своей вины и активное способствование раскрытию преступления, нахождение на иждивении малолетнего ребенка.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осужденной С. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования С. в категорической форме поясняла о том, что в начале ноября 2000 года она решила сходить женщине, напугать ту и похитить деньги, а также имущество. С этой целью 5 ноября 2000 года в вечернее время, взяв с собой кухонный нож, пришла к потерпевшей, после чего приставила к шее женщины нож, потребовала у последней деньги. Затем, толкнув потерпевшую на пол, стала наносить удары ножом по различным частям тела. Убедившись в смерти женщины, она позвала своего знакомого Г., который помог ей унести похищенные вещи.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания С. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в квартире, расположенной по адресу <...> был обнаружен труп Б. с признаками насильственной смерти.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть Б. наступила в результате четырех колото-резаных ранений шеи с повреждением сонных артерий, трех колото-резаных ранений, проникающих в грудную клетку справа с повреждением легкого, двух проникающих колото-резаных ранений брюшной полости с повреждением печени, сопровождавшихся массивной потерей крови.

Виновность С. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С. в разбое, совершенном, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и в убийстве, сопряженном с разбоем, верно квалифицировав ее действия по п. "в" ч. 3 ст. 162; п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно.

Выводы суда о наличии у С. умысла на совершение разбоя с последующим убийством надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями С. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют целенаправленным действиям С. при совершении преступлений.

Доводы С. о назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы, Судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку в отношении С. в ходе предварительного следствия проводилась амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, комиссия экспертов-психиатров обследовала непосредственно саму С. и обоснованно признала ее вменяемой. Целенаправленные, осмысленные действия С., отсутствие бреда, галлюцинаций, поддержание ею адекватного речевого контакта, подтверждает вывод о ее вменяемости. Необходимости в назначении повторной амбулаторной или стационарной судебно-психиатрической экспертизы не имеется. Более того, такого ходатайства в судебном заседании не заявлялось, следовательно, судом первой инстанции не нарушен конституционный принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон.

Наказание назначено С. в соответствии с требованиями ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ею и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, Судебная коллегия не усматривает.

Обоснованно судом первой инстанции С. назначены принудительные меры медицинского характера от наркомании, поскольку С., согласно заключения наркологической экспертизы страдает синдромом зависимости, вследствие употребления наркотических веществ, нуждается в принудительном лечении, которое ей не противопоказано.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 21 мая 2002 года в отношении С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденной С. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"