||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2003 года

 

Дело N 5-о03-35

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ламинцевой С.М. и Бурова А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 13 марта 2003 года кассационные жалобы осужденного К. и адвоката Илларионовой Р.Л. на приговор Московского городского суда от 14 ноября 2002 года, которым

К., <...>, несудимый -

осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 14 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М., объяснение адвоката Илларионовой Р.Л., просившей изменить приговор, и выступление прокурора Карасевой С.Н., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, в убийстве С.С. и в покушении на убийство С.Т., а также в угрозе убийством К.О.

Преступления совершены в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный К. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный К. подробно излагает мотивы совершенных им преступлений. Утверждает, что из-за противоправных действий С.С. он находился в стрессовом состоянии. Полагает, что предварительное следствие проведено неполно, что в процессе следствия допущены ошибки, не установлены мотивы преступления. Суд не принял во внимание, что престарелый К. проживает в его семье, что у него на иждивении 4 детей. Раскаивается в содеянном и просит с учетом доводов его жалобы смягчить ему наказание;

адвокат Илларионова в защиту осужденного К. считает, что приговор не отвечает требованиям ст. 297 УПК РФ. Судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, а именно, что совокупность материалов дела свидетельствует о явном произволе, беззаконии и самоуправстве С.С., направленных на завладение квартирой К.О. Полагает, что выводы суда о доказанности вины К. в угрозе убийством своей жене не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, что вина К. в совершении этого преступления не доказана. Указывает, что в стадии предварительного следствия основные процессуальные права К. были существенно нарушены, так как на протяжении практически всего следствия он не знал, что подозревается в преступлении, предусмотренном ст. 119 УК РФ. По ее мнению, выводы суда о том, что К. сознавал, что угрожает убийством, не основываются на материалах дела, поскольку экспертами не исследовалось психическое состояние К. в отношении угрозы убийством. В материалах дела нет заявления К.О. о признании ее потерпевшей, при допросах на нее оказывалось психологическое давление. Считает, что К. назначено явно несправедливое наказание, судом не учтено противоправное, аморальное поведение С.С. и С.Т. Мотивы, по которым суд отверг показания К. о том, что его действия были обусловлены длительной психотравмирующей ситуацией, связанных с недобросовестным поведением С.С. и С.Т., неубедительны, а они могут являться смягчающим обстоятельством. Просит приговор отменить по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 4 ст. 379 УПК РФ, и направить дело на новое судебное рассмотрение.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель Дядюра считает приговор законным и справедливым, просит оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины К. в совершенных преступлениях основаны на собранных по делу доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Так вина К. в убийстве С.С. и в покушении на убийство С.Т., помимо показаний самого К. подтверждается показаниями потерпевших С.Т. и К.О., свидетелей К., П.Е. и П.М., М., протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

Из показаний потерпевшей С.Т. видно, что между ее мужем С.С. и К. возникли конфликтные отношения в связи с тем, что они не возвращали К. квартиру, взятую в залог, поскольку К. не отдал взятые в долг деньги. Вечером 18 февраля 2002 года они услышали стук в дверь, и С.С. пошел открывать дверь, а она осталась на кухне. Потом она услышала звук открывающейся двери, а затем хлопок. Войдя в коридор, она увидела К. с пистолетом в руке. Испугавшись, она стала просить его не стрелять. Однако К. выстрелил в нее и попал в бедро, отчего она упала. К. прицелился в нее и выстрелил второй раз, попав в левую часть груди. Перед уходом из квартиры К. еще раз или два выстрелил в ее мужа. После этого она услышала крик К.О. Подползя к мужу, она увидела на груди пулевое ранение, пыталась оказать ему помощь. Затем позвонила матери и П., сообщила, что в них стрелял К., просила вызвать милицию и "Скорую помощь".

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть С.С. наступила от огнестрельного пулевого ранения груди, с повреждением аорты и правого легкого.

С.Т., по заключению судебно-медицинской экспертизы, причинено сквозное огнестрельное ранение левой половины грудной клетки, проникающее в плевральную полость, сопровождавшееся ранением левого легкого, межреберной артерии, и сквозное огнестрельное ранение правого бедра, сопровождавшееся ранением бедренной вены, повлекшие причинение тяжкого вреда здоровью.

Суд правильно квалифицировал преступные действия К. по ст. ст. 105 ч. 1, 30 ч. 3, 105 ч. 2 УК РФ, как убийство одного лица и покушение на убийство двух лиц.

С доводами кассационной жалобы осужденного К. о том, что не установлены мотивы совершенного им преступления, нельзя согласиться.

Из материалов дела видно, что органами следствия и судом установлено, что мотивом убийства К. С.С. и покушение на убийство С.Т. было личное неприязненное отношение, сложившиеся у него с потерпевшими на почве обоюдного конфликта при решении вопроса относительно правомочности владения квартирой <...>.

Судом также тщательно исследованы доводы К. о том, что его действия по отношению к С.С. и С.Т. были обусловлены длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с недобросовестным, как он считал, поведением С.С., по его мнению, фактически отказавшегося выполнять условия их договора о квартире.

Суд обоснованно признал эти объяснения К. неосновательными, поскольку исследованными доказательствами по делу установлено, что договор между ними носил добровольный характер, и был обусловлен личными интересами самого К., который долговые и залоговые отношения юридически не оформил и изначально не выдвигал дополнительных условий, ограничивающих действия С.С. и С.Т. при пользовании квартирой.

Органами следствия и судом не добыто каких-либо объективных и бесспорных данных, свидетельствующих о явном произволе, беззаконии и самоуправстве, либо угрозе со стороны С.С. в адрес К. или его семьи, направленных на завладение указанной квартирой.

Не содержится таких данных и в кассационных жалобах в подтверждение доводов о неправомерных действиях С.С., кроме утверждений самого К.

Не вызывает сомнений и доказанность вины К. в угрозе убийством своей жене К.О.

Из показаний потерпевшей К.О. усматривается, что утром 18 февраля 2002 года между К.О. и С.С. произошел конфликт. Вечером К. вернулся домой в средней степени алкогольного опьянения. Около 22 часов она укладывала детей спать, когда неожиданно услышала три звонких, отрывистых хлопка. Решив посмотреть, что произошло, она вышла в тамбур, где увидела К. с пистолетом в руке, закрывавшего дверь квартиры С.С. и С.Т. К. наставил на нее пистолет, сказав, что если она сейчас "откроет рот", то он всех перестреляет. Она сильно испугалась, реально восприняв угрозу мужа, боялась за себя и за детей, поскольку пистолет был наведен на нее, и она поняла по сложившейся обстановке, что К. застрелил С.С. и С.Т. В нетрезвом состоянии К. обычно очень "взрывной и задиристый", в том состоянии, в котором он находился в тот момент, К. мог убить кого угодно.

Свидетель К. показал, что когда он услышал грохот, с К.О. вышли из квартиры в тамбур, посмотреть, что там случилось, то увидел К. с пистолетом в руке. Он понял, что К. стрелял, и, испугавшись, убежал в свою комнату.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно признал, что К. сознавал, что угрожает жене убийством, и что у К.О. имелись основания опасаться приведения угрозы К. убийством в исполнение, и правильно квалифицировал его действия по ст. 119 УК РФ.

С доводами кассационной жалобы адвоката о том, что предъявление К. обвинения по этой статье существенно нарушены его процессуальные права, нельзя согласиться.

Из материалов уголовного дела видно, что каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, связанных с предъявлением К. указанного обвинения, органами следствия не допущено.

Что касается обвинения К. в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, то есть в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 ч. 1 УК РФ, то его вина полностью доказана как показаниями самого К., признавшего вину, другими доказательствами, изложенными в приговоре, и не оспаривается в кассационных жалобах.

По заключению стационарной комплексной судебной психолого-нарколого-психиатрической экспертизы К. каким-либо хроническим психическим расстройством, лишавшим его возможности сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает в настоящее время. По отношению к содеянному К. следует считать вменяемым.

Из акта экспертизы видно, что в нем описаны и обстоятельства угрозы К. убийством жене.

При таких данных в кассационной жалобе адвоката неосновательно утверждается, что экспертами не исследовалось психическое состояние К. в отношении угрозы убийством.

Из материалов дела видно, что ни судом, ни органами следствия не допущено каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, который отвечает требованиям ст. 297 УПК РФ.

Оценка доказательств судом не вызывает сомнений, поскольку она дана в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности.

Обсуждая вопрос о мере наказания осужденному К., Судебная коллегия считает, что назначенное ему наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновного и обстоятельствам дела. Доводы жалоб о том, что ему назначено чрезмерно суровое наказание, являются необоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 14 ноября 2002 года в отношении К. оставить без изменения а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"