||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2003 г. N 37-о02-9

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Ермилова В.М.

судей - Ламинцевой С.А. и Бурова А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 13 марта 2003 г. кассационные жалобы осужденных П., Т., Р., Н., Л., Д., адвокатов Малыгина Н.П., Калинина Б.О., Кондратова А.Н., Оленичевой Г.В., Турилиной Н.К. на приговор Орловского областного суда от 28 июня 2002 года, по которому

П., <...>, неработающий, судимый 03.11.1995 по ст. ст. 117 ч. 3, 144 ч. 2, 246 п. "в" УК РСФСР на 7 лет лишения свободы; по постановлению суда от 18.04.1997 его действия квалифицированы по ст. ст. 131 ч. 2 п. п. "б", "в", 158 ч. 2 п. "в" УК РФ; постановлением суда от 19.11.1999 на основании ст. 79 УК РФ освобожден условно-досрочно на 2 года 2 месяца 19 дней,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 15 (пятнадцать) лет лишения свободы; по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ - на 11 (одиннадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы; по ст. 209 ч. 1 УК РФ - на 13 (тринадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - на 12 (двенадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 7 (семь) лет лишения свободы; по ст. 222 ч. 4 УК РФ - на 1 (один) год 9 (девять) месяцев лишения свободы; по ст. 325 ч. 2 УК РФ - на 10 (десять) месяцев исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства; по ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - на 11 (одиннадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений ему назначено 18 (восемнадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с п. "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ частично - в виде 1 года лишения свободы к назначенному наказанию присоединено неотбытое наказание по приговору от 03.11.1995, и окончательно по совокупности приговоров ему назначено 19 (девятнадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

По ст. 223 ч. 3 УК РФ П. оправдан за отсутствием состава преступления.

Т., <...>, неработающий, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 16 (шестнадцать) лет лишения свободы; по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ - на 14 (четырнадцать) лет лишения свободы; по ст. 209 ч. 2 УК РФ - на 12 (двенадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - на 11 (одиннадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 7 (семь) лет лишения свободы; по ст. 222 ч. 4 УК РФ - на 1 (один) год лишения свободы; по ст. 325 ч. 2 УК РФ - на 9 (девять) месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 15% заработка; по ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - на 10 (десять) лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений Т. назначено наказание в виде 21 (двадцати одного) года лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием части срока наказания в виде 5 (пяти) лет лишения свободы в тюрьме, а остального срока наказания в виде 16 (шестнадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 223 ч. 3 УК РФ Т. оправдан за отсутствием состава преступления.

Д., <...>, студент ВУЗа, несудимый,

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 (восемь) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 5 (пять) лет лишения свободы; по ст. 222 ч. 4 УК РФ - на 1 (один) год лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - на 8 (восемь) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 325 ч. 2 УК РФ - на 3 (три) месяца исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработка.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 9 (девять) лет лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

Л., <...>, неработающий, несудимый,

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 (восемь) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 5 (пять) лет лишения свободы; по ст. 222 ч. 4 УК РФ - на 1 (один) год лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - на 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 325 ч. 2 УК РФ - на 6 (шесть) месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработка.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 9 (девять) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

Н., <...>, не имеющий судимости,

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 (восемь) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 6 (шесть) лет лишения свободы; по ст. 222 ч. 4 УК РФ - на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - на 9 (девять) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 325 ч. 2 УК РФ - на 6 (шесть) месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработка.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Н. назначено наказание в виде 10 (десяти) лет лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

Р., <...>, неработающий, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 12 (двенадцать) лет лишения свободы; по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ - на 10 (десять) лет лишения свободы; по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 5 (пять) лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 12 (двенадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Разрешены гражданские иски потерпевших и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., объяснения осужденного Т. по доводам его жалобы, объяснения адвоката Оленичевой Г.В. по доводам ее жалобы, мнение прокурора Ерохина И.И., полагавшего, что приговор в части осуждения по ст. ст. 222 ч. 4 и 325 ч. 2 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению за истечением сроков давности, Судебная коллегия

 

установила:

 

П. и Н. признаны виновными в совершении разбойного нападения на Д.Ю.;

П., Т. и Р. признаны виновными в том, что организованной группой совершили убийство гр. К. и покушение на убийство П.А., С., В., А., С.В.;

П. признан виновным в создании банды в целях нападения на граждан, в руководстве такой бандой и в участии в совершенных ею нападениях.

Т., Н., Д. и Л. признаны виновными в участии в банде и в совершаемых ею нападениях;

П., Т., Н., Л., Д. признаны виновными в том, что в составе банды совершили вооруженные разбойные нападения на потерпевших Г., Р.И., торговый киоск, С.В.В.;

П., Т., Р., Н., Д. и Л. признаны виновными в том, что, действуя в организованной группе, совершили незаконные действия с огнестрельным оружием, боеприпасами;

П., Т., Н., Д., Л. признаны виновными в незаконных действиях с газовым оружием и похищении важных личных документов у граждан;

П. и Т. признаны виновными в том, что в организованной группе совершили вымогательство денежных средств у жителей п. Истомино и в разбойном нападении на Д.О.

Преступления совершены в 2000 году на территории Орловской области.

В судебном заседании Р., Н., Л., Д., П. вину свою признали частично; Т. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах просят:

адвокат Малыгин Н.П., в защиту осужденного П., - переквалифицировать действия П. по эпизоду разбойного нападения на Д.Ю. со ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ. Адвокат указывает о том, что в судебном заседании не установлены обстоятельства, свидетельствующие о наличии у П. оружия при этом нападении и о наличии у П. умысла именно на разбойное нападение; что ни органы следствия, ни суд не установили размер ущерба, причиненного преступлением Д.Ю. Далее адвокат ставит вопрос о переквалификации действий П. со ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на ст. 330 ч. 1 УК РФ; и о смягчении наказания в пределах санкций ст. ст. 161 ч. 2 и 330 ч. 1 УК РФ. Как указывает адвокат по эпизоду с жителями дер. Истомино П. не был осведомлен о том, что автомашина ВАЗ-21099, разукомплектованная жителями д. Истомино, была похищена Т. у гр-на Г., а поэтому П. действовал самоуправно, полагая, что жители этой деревни должны возместить Т. ущерб, причиненный разукомплектованием машины. По остальным статьям УК РФ, по которым П. осужден, адвокат просит приговор отменить, а дело производством прекратить, так как, по мнению адвоката, не доказана вина П. в совершении этих преступлений, а алиби, выдвинутое П., не опровергнуто. Адвокат также указывает о том, что в приговоре не приведено доказательств, свидетельствующих о том, что П. создал банду и руководил ею;

осужденный П. - об отмене приговора и прекращении производства по делу. Он указывает также о том, что не совершал преступлений, за которые осужден; что суд рассмотрел дело поверхностно; что доказательствам по делу суд дал неправильную оценку; что по делу не допрошены все свидетели, показания которых имеют существенное значение для дела; что на предварительном следствии применялись незаконные методы. Кроме того, он приводит те же доводы, что и адвокат Малыгин (в основной и дополнительных жалобах);

адвокат Калинин Б.О., в защиту осужденного Т., - об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение. Адвокат указывает о том, что судебное следствие по делу проведено неполно и односторонне; что остались невыясненными обстоятельства, установление которых могло иметь существенное значение для дела; что по делу существенно нарушен уголовно-процессуальный закон и неправильно применен уголовный закон; что в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением закона, в частности, результаты опознания Т. по фотографии, в то время, как необходимости в этом не было. Далее адвокат указывает о том, что "явки с повинной" П. и Р., положенные в основу приговора, были получены после задержания П. и Р. и в результате применения к ним незаконного воздействия, но суд не дал этому оценки, так же как и тому факту, что оформлены "явки с повинной" с нарушением требований уголовно-процессуального закона. Далее адвокат указывает о том, что в основу приговора положены фонограммы записей разговоров П., которые также получены с нарушением закона. Указывает адвокат и о том, что суд в приговоре не привел доказательств наличия банды и ее признаков; что по разбойным нападениям квалификация действий осужденных дана без учета роли каждого из участников нападения; что по делу не доказано, что Т. приобретал, хранил автоматы и боеприпасы, обнаруженные следствием. Далее адвокат указывает о том, что неправильно - без учета действий каждого участника преступления квалифицировано убийство К.; что обстоятельства этого убийства исследованы недостаточно полно; что с этой целью необходимо было тщательно допросить свидетеля К., чего суд не сделал, что в совокупности с другими обстоятельствами, по мнению адвоката, ставит под сомнение законность приговора;

осужденный Т. - об отмене приговора по тем же доводам и направлении дела на новое расследование. Он указывает также о том, что приговор составлен с нарушением уголовно-процессуального закона, а он не ознакомлен с протоколом судебного заседания;

адвокат Кондратов А.Н., в защиту осужденного Р., - об отмене приговора и прекращении производства по делу. Адвокат указывает о том, что по делу не добыто доказательств вины Р. в совершении преступлений, за которые он осужден;

осужденный Р. - о том же по тем же доводам;

адвокат Оленичева Г.В., в защиту осужденного Н., - отменить приговор в части осуждения Н. по ст. 209 ч. 2 УК РФ и дело в этой части прекратить. Адвокат указывает о том, что отношения между участниками не имели характерных для банды особенностей; что Н. "использовался" под принуждением со стороны П. и Т. Далее адвокат указывает о том, что в деле нет доказательств участия Н. в разбойном нападении на квартиру Д-вых, и алиби Н. по этому эпизоду не опорочено. Адвокат также ставит вопрос об отмене приговора в части осуждения Н. по ст. 325 ч. 2 УК РФ и прекращении в этой части дела производством, поскольку, по мнению адвоката, не доказано наличие у Н. умысла на завладение чужими документами. Касаясь меры наказания, адвокат ставит вопрос о применении к Н. ст. 64 УК РФ;

осужденный Н. - о том же по тем же доводам;

адвокат Турилина Н.К., в защиту Д., - отменить приговор в части осуждения Д. по ст. 209 ч. 2 и по ст. 325 ч. 2 УК РФ и дело в этой части прекратить за отсутствием состава преступления. Адвокат указывает о том, что в приговоре не приведены доказательства наличия банды и ее признаков; что Д. не похищал личных документов потерпевшего Г. Далее адвокат указывает о том, что Д. необоснованно осужден по ч. 3 и ч. 4 ст. 222 УК РФ, так как никакого оружия и боеприпасов Д. в своих руках не держал, при себе не носил, никому не передавал. По эпизодам разбойных нападений адвокат считает, что по всем 4-м таким эпизодам действия Д. квалифицированы без учета его конкретной роли в каждом эпизоде. Наказание Д. адвокат просит смягчить с применением ст. 64 УК РФ;

осужденный Д. (в основной и дополнительной жалобах) - о том же по тем же доводам. Он указывает о том, что совершал преступления под принуждением со стороны П.;

осужденный Л. - об отмене приговора по ст. 209 ч. 2 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления - указывает, что он не был членом банды и банды как таковой не было. Просит о смягчении наказания. Ссылается на свой молодой возраст и другие смягчающие обстоятельства. Считает, что незаконно осужден по ст. 325 ч. 2 УК РФ, так как не знал о наличии документов в салоне автомашины потерпевшего. Оспаривает и осуждение его по ст. 222 ч. 3 УК РФ, указывая о том, что в деле отсутствуют доказательства совершения им этого преступления. Ставит вопрос о смягчении ему наказания с применением ст. 64 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Вина осужденных П. и Н. в совершении разбойного нападения на Д.Ю. подтверждается показаниями потерпевшего Д.Ю., который подтвердил фактические обстоятельства дела, как они изложены в приговоре, и пояснил, что 9 мая 2000 года, вечером, он находился в своей квартире, на стук открыл дверь и на него напали парни, которых было двое. Они требовали у него доллары США в сумме около 50 тысяч. Один из парней держал в руках предмет, похожий на пистолет и этим предметом ударил его, Д.Ю., несколько раз по телу, угрожал. Второй парень, обыскав квартиру, собачьим поводком привязал его, Д.Ю., к стулу. Напавшие похитили из квартиры деньги в сумме 630 рублей, а также кольцо с бриллиантом.

Показания потерпевшего Д.Ю. признаны судом достоверными, поскольку согласуются с другими материалами дела.

Так, по заключению экспертов-медиков у Д.Ю. обнаружены телесные повреждения в виде кровоподтека головы, не повлекшие вреда здоровью.

При проведении опознания на предварительном следствии Д.Ю. указал, что П. похож на одного из тех парней, которые совершили нападение на него.

Приведенные выше показания потерпевшего Д.Ю., согласующиеся с показаниями свидетеля Д-ой, опровергают показания П., данные им в судебном заседании, о том, что в квартиру Д.Ю. он приходил один, пистолета при этом не имел и не угрожал Д.Ю. применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Свидетель Л.А. показал в судебном заседании, что весной 2000 года он вместе с Н., Ч. и С. имели разговор о том, где можно взять деньги. С. рассказал о том, что с Севера приехала его тетка, которая в Орловской области купила квартиру и имеет много денег. Н. предложил им ее ограбить и добавил, что может найти ребят, которые помогут это осуществить. 10 мая 2000 года он, Л.А., узнал, что "ограбили квартиру тети С.". Вечером того же дня он, Л.А., видел, как Н. подзывал к себе С. и о чем-то разговаривал с ним. После этого С. сказал ему, Л.А., что хищение из квартиры тети совершил, в том числе Н.

Показания свидетеля Л.А. согласуются с показаниями свидетеля С., который подтвердил, что в разговоре с Н. и Л.А. упомянул о своей тетке Д-ой, которая имеет значительную сумму в долларах США. Н. предложил ограбить эту квартиру и по этому вопросу познакомил его, С., с П. Последний стал требовать от него, С., ключи от квартиры Д-вых. За "молчание" П. обещал передать ему через Н. часть похищенного. После 10 мая 2000 г. Н. и П. говорили ему, что денег в квартире не оказалось.

Приведенные выше и иные доказательства, на которые суд сослался в приговоре опровергают утверждение Н. и соответствующие доводы жалоб этого осужденного и адвоката Оленичевой о том, что Н. непричастен к разбойному нападению на Д.Ю.

Алиби, выдвинутое Н. по этому эпизоду, тщательно проверялось и мотивированно отвергнуто в приговоре.

Показаниям свидетелей Ц. и М. суд дал оценку, с которой Судебная коллегия соглашается.

Свидетели П. и Д. показали на предварительном следствии, что в указанный период времени они видели у П. пистолет.

Показания этих свидетелей об этом суд признал правдивыми.

Вина П., Т. и Р. в убийстве К. и покушении на убийство других лиц подтверждается показаниями П. и Р. на предварительном следствии.

Так, П. в "явке с повинной" и на неоднократных допросах в ходе предварительного следствия показал, что в мае 2000 года П.А. со своими друзьями избили П-ва, К-ва и других ребят. Он, П., и Р. решили отомстить П.А. и его друзьям за избиение. К этому времени приобрели оружие: два автомата, охотничье ружье, а Т. приобрел мотоцикл "Ява". Приобрели и бинокль, чтобы следить, когда П.А. появится на своей базе. В течение нескольких дней Т. и Р. "выслеживали" П.А. Когда П.А. появился "на базе", Т. взял автомат калибра 5,45 мм с отпиленным прикладом и гранату, а Р. - пистолет ПМ. С этим оружием Т. и Р. поехали к тому месту, где был П.А. со своими знакомыми. Через несколько минут там раздались автоматные очереди. Спустя некоторое время Т. и Р. вернулись на мотоцикле туда, где их ждал П.А. и другое лицо на автомашине и они уехали в д. Сабурово по заранее выстроенному плану. По дороге Т. рассказал, что, подойдя к окну комнаты, где были П. и его друзья, стал из автомата стрелять очередями во всех, кто там находился. Т. также рассказал, что хотел бросить в окно имевшуюся при нем гранату, но не смог этого сделать, так как где-то "потерял" ее.

Р. на предварительном следствии подтверждал те же обстоятельства.

Эти показания П. и Р. суд оценил как достоверные, поскольку они подтверждаются другими материалами дела:

- показаниями потерпевшего П.А. на предварительном следствии;

- показаниями потерпевшего С.В. на предварительном следствии (т. 3 л.д. 97 - 98);

- показаниями потерпевшего А. (т. 1 л.д. 179 - 182);

- показаниями потерпевшего В.;

- показаниями свидетелей В., К., К.Е. (т. 1 л.д. 122 - 134), Щ., Х., Р., Д., Д., С. и других свидетелей, полно изложенными в приговоре;

- данными протокола осмотра места происшествия;

- заключением экспертов-медиков о том, что причиной смерти К. явились грубые повреждения в области головы в результате 3-х огнестрельных пулевых ранений головы;

- заключением экспертов-медиков о наличии телесных повреждений у П.А.;

- заключениями взрывотехнической и баллистических экспертиз.

Как правильно указано в приговоре, приведенные выше показания П. и совпадающие с ними показания Р. на предварительном следствии получены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в обстановке, исключающей возможность незаконного воздействия на них.

Их доводы о том, что эти показания они дали в результате незаконного воздействия на них со стороны сотрудников правоохранительных органов, мотивированно отвергнуты в приговоре.

Приведенные выше и иные доказательства, на которые суд сослался в приговоре, опровергают алиби П., Р. и Т., выдвинутые ими по этому эпизоду в ходе судебного заседания и изложенные в их жалобах и жалобах адвокатов в их защиту.

Вина П., Т., Н., Д. и Л. в совершении в составе банды разбойного нападения на Г. подтверждается показаниями Д. на предварительном следствии, из которых усматривается, что в конце июня 2000 г. состоялся разговор между ним, Д., а также Л., Н., П. и Т. В разговоре Т. сказал, что ему нужна автомашина и он, Д., а также Н. и Л. должны ее угнать. После этого он, Д., на автомашине ВАЗ-2101 вместе с Н., Л. и Т. стали ездить по городу Орлу искать подходящую автомашину для угона. В автомашине он впервые услышал разговор об обрезе ружья и видел его, по его мнению, у Н. Сначала съездили в Андриабужский лес, где Т. показал Н. и Л. место, куда он приедет с водителем на автомашине, а они, Н. и Л., с применением обреза ружья должны были напасть на водителя и отобрать автомашину. Подходящую автомашину для нападения искали всю ночь. Только под утро Т. увидел подходящую автомашину ВАЗ-21099 и пошел договариваться с водителем насчет поездки. Когда они увидели, что Т. сел в эту автомашину и поехал, то они также поехали на условленное место в Андриабужский лес. В лесу Н. и Л. вышли из его, Д., автомашины и пошли в условленное для нападения место. У кого-то из них в руках был обрез ружья. Он, Д., отъехал немного в сторону и стал ждать Н. и Л., как договорились заранее. Через некоторое время он увидел свет фар автомашины и понял, что она заехала в лес. Спустя некоторое время, по ранее достигнутой договоренности, он на своей автомашине проводил Т., который был за рулем похищенной автомашины ВАЗ-21099 до объездной город Орел дороги, и Т. уехал в сторону поселка Глазуновка. Он, Д., вернулся назад в лес, забрал Н. и Л. и развез их на автомашине по домам.

Н. на предварительном следствии дал по существу аналогичные показания, пояснив, что, когда Т. подъехал на автомашине ВАЗ-21099 в лес вместе с водителем, он, Н., и Л. выполнили отведенные им роли: Л. открыл дверь автомашины и направил на водителя обрез ружья. Он, Н., взял водителя за руку и вытащил его из машины. Когда он, Н., вытаскивал водителя из машины, Т., сидевший рядом с водителем, ударил того локтем в лицо. Повалив потерпевшего на землю, он, Н., связал ему липкой лентой руки и ноги. Л. стоял рядом и держал водителя под прицелом обреза ружья. Т. снял с крыши автомашины знак "такси" и выдернул рацию, затем Т. уехал из леса на автомашине Г., а он, Н., и Л. оттащили связанного водителя в кусты.

Л. на предварительном следствии дал аналогичные показания, пояснив, что, после того, как была достигнута договоренность нападения на водителя автомашины, он, Л., видел, как П. передал Т. обрез охотничьего ружья.

Приведенные выше показания Д., Н. и Л., данные ими на предварительном следствии, признаны судом достоверными, поскольку согласуются между собой и с показаниями потерпевшего Г. и объективно подтверждаются другими материалами дела, в частности, данными осмотра места происшествия; заключением судебно-медицинской экспертизы о наличии телесных повреждений у потерпевшего Г.

Из показаний свидетеля У. усматривается, что июне - июле 2000 г. в ее доме в Орловской области проживали П. и Т., которые оставили ей на хранение автомобильную антенну, которая, как впоследствии выяснилось, принадлежала Г.

Согласно протоколу обыска по месту жительства У. обнаружены и изъяты личные документы потерпевшего Г., в том числе технический паспорт автомобиля, временное разрешение на право управления транспортным средством.

Приведенные выше и иные доказательства, полно изложенные в приговоре, опровергают утверждения и соответствующие доводы жалоб о том, что Н. и Л. действовали в отношении потерпевшего из мести; что Д. не знал о целях нападения на водителя Г. и о том, что П. не обеспечивал оружием участников этого преступления и непричастен к этому преступлению.

Вина П., Т., Н., Д. и Л. в совершении в составе банды разбойного нападения на Р.И. подтверждается показаниями Н., Д., Л. на предварительном следствии, которые получены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в обстановке, исключающей возможность незаконного воздействия на них.

Их показания согласуются с показаниями потерпевшего Р.И., который рассказал о фактических обстоятельствах дела, как они изложены в приговоре, подтвердив, что у напавших на него лиц был обрез ружья.

Показания потерпевшего объективно подтверждаются данными осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской и баллистических экспертиз.

Совокупность этих и других доказательств, приведенных в приговоре, опровергают доводы жалоб о том, что П. и Т. непричастны к этому преступлению.

Алиби П. по этому эпизоду проверено и мотивированно отвергнуто в приговоре.

Вина П., Т., Н., Д. и Л. в совершении в составе банды разбойного нападения на торговый киоск подтверждается показаниями потерпевшей Х. об обстоятельствах, при которых ночью 22 июля 2000 г. было совершено разбойное нападение и похищены товары из коммерческого киоска, в котором она работала.

Показания потерпевшей об этом согласуются с другими материалами дела.

Л. на предварительном следствии показал, что предложили "ограбить" торговый ларек П. и Т. Они же перед совершением нападения на торговый ларек дали им оружие: ему, Л., - автомат АКСУ, Н. - гранату Ф-1, Д. - газовый пистолет. С продавщицей ларька разговаривал Н., у которого в руках была граната. Из ларька похитили различный товар, а из кассы - деньги. Нападение на киоск планировали заранее.

Д. на предварительном следствии дал аналогичные показания, пояснив, что похищенный из ларька товар забрали П. и Т.

Эти показания Л. и Д. согласуются с другими материалами дела, приведенными в приговоре, совокупность которых опровергает доводы жалоб о непричастности П. и Т. к этому преступлению.

Вина П., Т., Н., Д. и Л. в совершении в составе банды разбойного нападения на С.В.В. подтверждается показаниями Д. на предварительном следствии, из которых усматривается, что в одну из ночей июля 2000 г. он, Д., а также Н., Л., Т. и П. искали машину для нападения. Из разговора П. и Т. узнал, что у них имеется автомат. По предложению Т. и П. он, Д., сел в автомашину такси и приехал в обусловленное ранее место для нападения, где оно и было совершено.

Н. на предварительном следствии дал аналогичные показания и уточнил, что согласно заранее разработанному плану Д. приехал с водителем на автомашине такси. Перед нападением на водителя Т. передал Л. автомат Калашникова без приклада, а ему, Н., газовый пистолет. Во время нападения на водителя Л. наставил на водителя автомат, а он, Н., - газовый пистолет, уехал на похищенной автомашине.

Л. на предварительном следствии дал по существу аналогичные показания.

Эти показания Д., Н., Л., полученные в полном соответствии с требованиями закона, признаны судом достоверными - они согласуются с показаниями потерпевшего С.В.В. и объективно подтверждаются другими материалами дела, которые изложены в приговоре и опровергают доводы жалоб о непричастности П. и Т. к этому преступлению.

Вина П. и Т. в вымогательстве денежных средств у жителей д. Истомино и в разбойном нападении на Д.О. подтверждается показаниями потерпевшего Д.О., который пояснил, что в июле 2000 г. в лесопосадке недалеко от д. Истомино он обнаружил брошенную автомашину ВАЗ-21099 (как впоследствии выяснилось, это была автомашина потерпевшего Г., брошенная осужденными после нападения на торговую палатку). Как пояснил Д.О., колеса, сиденья в автомашине отсутствовали, лобовое стекло треснуло. Он, Д.О., нажал на стекло и оно лопнуло. Через день к нему домой приехали ранее не знакомые П. и Т. и предъявили ему претензии по поводу лобового стекла. После их отъезда Д. сказал ему, Д.О., что П. и Т. - бандиты из г. Орла, и что с ними шутить не надо. Он, Д.О., попросил передать П. и Т. 1 тысячу рублей за повреждение лобового стекла. Д. согласился. Вечером около деревни П. и Т. собрали жителей деревни: Х-вых, М., С.В. и А. и заявили им о том, что они разукомплектовали их, то есть Т. и П., автомашину ВАЗ-21099 и обязаны за это заплатить им 120 тысяч рублей, в противном случае угрожали тем, что будут лишать квартир. От него, Д.О., П. и Т. денег не потребовали, но сказали, что им нужна его автомашина на несколько дней, он дал им свою автомашину, но они не возвращали ее. Через несколько дней они назначили ему встречу в д. Болотовские дворы. В этой деревне его встретили П., Т., Н. и Д. Все они сидели в его, Д.О., автомашине, на коленях П. лежал автомат. Его, Д.О., отвезли в лесополосу, где стали говорить, что машина им нужна еще на несколько дней. Он, Д.О., отказывался. Тогда П. достал из автомашины автомат и выстрелил из него в землю около его, Д.О., ног. Испугавшись угроз, он, Д.О., отдал им автомашину и документы на нее еще на 2 дня. В дальнейшем эту автомашину ему так и не вернули.

Показания потерпевшего Д.О. суд признал достоверными.

Потерпевший Х.Н. показал, что в конце июля 2000 г. он и Солтин сняли два передних сиденья с брошенной недалеко от деревни автомашины ВАЗ-21099. На следующий день к нему приехали П. и Т., которым он подтвердил этот факт, и, боясь угроз с их стороны, отдал им за это свою автомашину. Он отдал им свою автомашину, но потом они сказали, что лучше собрать им деньги на новую автомашину в сумме 120 тысяч рублей. Получалось, что с каждого жителя села, участвовавшего в разукомплектовании машины, надо был собрать для Т. и П. по 17 тысяч рублей. Его, Х.Н., жена отдала П. 15 тысяч рублей, а он написал ей расписку о получении денег. Эти деньги они, Х-вы, отдали не добровольно, а, боясь угроз со стороны Т. и П. Его, Х.Н., автомашину они вернули.

Свидетель Х.Г. подтвердила показания свидетеля Х.Н.

Потерпевшие С.И., М., С.В.М., А.А. подтвердили, что передали деньги П. и Т. при указанных выше обстоятельствах. Показания этих потерпевших признаны судом правдивыми и достоверными, поскольку объективно подтверждаются другими материалами дела.

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне полно, объективно.

Все возможные версии проверены и получили оценку в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами адвоката Малыгина и осужденного П. о переквалификации действий П. по эпизоду с потерпевшим Д.Ю. со ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ, так как судом правильно установлено и указано в приговоре, что П. и Н. завладели имуществом этого потерпевшего с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего и с угрозой применения такого насилия - потерпевший Д.Ю. показал, что один из напавших наставил на него пистолет, во всяком случае этот предмет был похож на пистолет, напавшие угрожали убийством ему и членам его семьи, требовали они доллары США в сумме 50 тысяч.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами адвоката Малыгина и осужденного П. о переквалификации действий этого осужденного со ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на ст. 330 ч. 1 УК РФ, поскольку ни П., ни Т. не имели прав на автомашину ВАЗ-21099, которая принадлежала потерпевшему Г. и была похищена организованной группой, в составе которой были П. и Т.

Под предлогом разукомплектования жителями деревни Истомино именно этой машины вымогали у последних деньги П. и Т.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб адвокатов и осужденных о том, что П. необоснованно осужден по ст. 209 ч. 1 УК РФ, а Д., Л., Н., Т. - по ст. 209 ч. 2 УК РФ.

Суд правильно установил и указал в приговоре, что П. создал и руководил бандой, а Т., Н., Д. и Л. участвовали в банде и в совершаемых ею нападениях.

Признаки банды: вооруженность, сплоченность и устойчивость доказаны и соответствующие доказательства приведены в приговоре.

Так, Л. на предварительном следствии показал, что нападения на водителей автомашин, торговую палатку совершались им, Л., а также Н., Д. по указанию П., который пояснял, что находился в местах лишения свободы, "имеет много связей с бандитами". Т. был более приближен к П. и всегда прислушивался к мнению последнего. П. занимался организацией преступлений, давал указания по их совершению, осуществлял подготовку, давал оружие. Похищенным распоряжался только П., который постоянно носил с собой пистолет (т. 8 л.д. 7 - 10, т. 9 л.д. 72 - 73, 77).

Н. на предварительном следствии показал, что все разбойные нападения заказывал, планировал и давал указания по их совершению П.А. П. руководил "всеми". Для совершения преступлений П. давал оружие, часть из которого П. возил в автомашине "Опель". Связь с П. осуществлялась через телефонные звонки: П. звонил Д. домой, а затем уже звонили П. на сотовый телефон, который постоянно был у него. Похищенное при нападениях имущество П. забирал себе (т. 9 л.д. 75 - 76).

Д. на предварительном следствии показал, что лидерами в их группе были П. и Т. (т. 9 л.д. 78).

Из показаний потерпевших Г., Р.И., Х., С.В.В. следует, что действия напавших на них лиц носили организованный характер.

Потерпевший Г. пояснил, что в ходе нападения на него использовалось оружие в виде обреза и пистолета, преступники имели маски, скотч для его связывания и действовали согласованно.

Потерпевший Р.И. показал, что при нападении на него лица использовали обрез ружья.

Из показаний потерпевшей Х. следует, что при нападении на нее преступники были в масках, связывали ее скотчем и использовали при нападении автомат, гранату, газовый пистолет, автомашину, на которой увезли похищенное.

Потерпевший С.В.В. пояснил, что при нападении на него преступники использовали пистолет, автомат, действовали организованной группой.

При наличии приведенных доказательств Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденных и адвокатов о том, что осуждение по ст. 222 ч. 3 УК РФ является необоснованным.

Факт похищения у потерпевшего Г. важных личных документов подтвержден показаниями потерпевшего и другими доказательствами, которые свидетельствуют о наличии у лиц, совершивших нападение на Г., умысла на хищение этих документов с целью последующего использования похищенной автомашины.

Поскольку убийство К. и покушение на убийство других лиц, а также разбойные нападения совершались организованной группой, действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном правильно квалифицированы как соисполнительство.

Что же касается осуждения Д., Н., П., Т., Л. - каждого по ст. ст. 222 ч. 4 и 325 ч. 2 УК РФ, то приговор в этой части подлежит отмене, а дело - прекращению производством по следующим основаниям.

Преступления, предусмотренные указанными статьями УК РФ, являются преступлениями небольшой тяжести.

Согласно ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года.

Указанные преступления совершены в 2000 году, следовательно, на настоящий момент сроки давности по этим преступлениям истекли.

Наказание П., Т., Л., Д., Н. по совокупности остальных преступлений Судебная коллегия назначает в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности виновных.

Наказание Р. назначено правильно и оснований для его смягчения не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона по настоящему делу не допущено.

В основу приговора положены только те доказательства, которые получены в соответствии с требованиями закона.

Все свидетели, показания которых могли иметь существенное значение для дела, допрошены.

Приговор составлен в соответствии с требованиями ст. ст. 304 - 309 УПК РФ.

Т. с протоколом судебного заседания ознакомлен.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Орловского областного суда от 28 июня 2002 года в отношении Д., Л., Н., П. и Т. в части осуждения каждого из них по ст. 222 ч. 4 УК РФ и ст. 325 ч. 2 УК РФ отменить и дело в этой части прекратить за истечением сроков давности.

Д. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, окончательно назначить 8 (восемь) лет 11 (одиннадцать) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Л. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, окончательно назначить 9 (девять) лет 5 (пять) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Н. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, окончательно назначить 9 (девять) лет 11 (одиннадцать) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

Т. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. "ж", ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", ст. ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 222 ч. 3, 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, окончательно назначить 20 (двадцать) лет 11 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых пяти лет лишения свободы в тюрьме, а остального срока - в исправительной колонии строгого режима.

П. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. "ж", ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", ст. ст. 209 ч. 1, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 222 ч. 3, 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, назначить 17 (семнадцать) лет 11 (одиннадцать) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, а по совокупности приговоров - с учетом неотбытого наказания по приговору от 03.11.1995 окончательно назначить ему 18 (восемнадцать) лет 11 (одиннадцать) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор о них, а также в отношении Р. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.М.ЕРМИЛОВ

 

Судьи

С.А.ЛАМИНЦЕВА

А.А.БУРОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"