||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 марта 2003 г. N 78-о03-23

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Степанова В.П. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 12 марта 2003 года кассационную жалобу осужденного М.Д. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 11 ноября 2002 года, которым

М.Д., <...>, русский, с образованием 8 классов, неженатый, неработавший, судимый:

9 января 1998 года по ст. ст. 30 и 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к трем годам лишения свободы;

13 июля 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к трем годам лишения свободы, а с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ, с частичным сложением наказания по приговору от 9 января 1998 года к трем годам двум месяцам лишения свободы, освобожденный 10 июля 2000 года по отбытии наказания, -

осужден к лишению свободы:

по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на четырнадцать лет;

по п. п. "в", "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ на десять лет с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание М.Д. назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

М.Д. признан виновным и осужден за разбойное нападение на К. с применением предмета, используемого в качестве оружия, неоднократно, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, будучи более двух раз судимым за хищение, а также за убийство К., сопряженное с разбоем, совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах около 0 часов 10 минут 14 марта 2001 года на лестничной площадке второго этажа дома <...>.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего необходимым исключить осуждение М.Д. по п. "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в своей кассационной жалобе осужденный М.Д. указывает, что с приговором в части назначенного ему наказания он не согласен.

Утверждает, что суд применил в отношении него "смягчающие нормы наказания, которые должны применяться автоматически без права усмотрения суда". В полной мере суд не принял во внимание совокупность имеющихся у него (М.Д.) тяжких хронических заболеваний, указанных осужденным в жалобе, которые значительно сокращают уровень средней продолжительности жизни.

Просит смягчить назначенное ему наказание, применить в отношении него ст. 64 УК РФ.

Высказывая ту же просьбу в дополнениях к жалобе, М.Д. находит приговор несправедливым; по его мнению, назначенное ему наказание не соответствует тяжести совершенного им деяния, его личности и ряду обстоятельств по делу.

Считает, что его действия квалифицированы неверно. Суд не мог "усилить инкриминируемый состав, ибо не может быть двойной формы вины и наказания". Одно преступление или эпизод преступления не может одновременно квалифицироваться по нескольким статьям УК РФ.

Просит исключить из приговора ч. 3 ст. 162 УК РФ, либо переквалифицировать его действия с п. "з" ч. 2 ст. 105 на ч. 1 ст. 105 УК РФ и разбой.

В возражениях на жалобу осужденного потерпевшая М.Е. и государственный обвинитель Ефименко С.П., приведя мотивы, находят приговор обоснованным, назначенное М.Д. наказание справедливым, полагают необходимым жалобу М.Д. оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы осужденного, Судебная коллегия считает, что вина М.Д. в содеянном им установлена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Доказанность его вины в разбойном нападении на К., в убийстве им последнего при разбойном на него нападении в жалобе М.Д. не оспаривает.

Сам осужденный пояснил в судебном заседании, что в тот день вечером он находился у ларьков на Большом проспекте Петроградской стороны. На углу улиц Ординарной и Большого проспекта увидел К., у которого была сумка, тот что-то покупал. Заметил у него в кошельке деньги. Решил ограбить К., чем-нибудь ударить и забрать деньги. Проследовал за потерпевшим до улицы Ленина, свернул за ним во двор дома. По дороге искал предмет, которым намеревался ударить К. по голове. Нашел осколок бетонной плиты, взял его. К. зашел в подъезд дома, стал подниматься по лестнице, он (М.Д.) - за ним. На втором этаже К. подошел к квартире и в тот момент он (М.Д.) напал на него сзади, ударил потерпевшего по голове осколком плиты. К. упал. Он (М.Д.) снял с К. брюки, ботинки, забрал его сумку и вышел на улицу. Осколок плиты положил в сумку. На попутной машине доехал до начала улицы Большой проспект Петроградской стороны. Там зашел в арку близлежащего дома. Осколок бетонной плиты выбросил в мусорный контейнер. В сумке К. находился кошелек, в котором было 1000 рублей, в самой сумке обнаружил еще 5000 рублей, паспорт на имя К. Кошелек выкинул. Пошел к матери. В ее квартире оставил паспорт потерпевшего, брюки К. подарил Н., сумку продал на рынке.

Указал, что по голове К. нанес осколком плиты несколько ударов, количество которых не помнит. Нанося удары, понимал, что от них может наступить смерть потерпевшего.

Вина М.Д. подтверждается изложенными в приговоре показаниями потерпевших К., М.Е., свидетелей Н., М.В., данными протоколов осмотра места происшествия, обыска, выемки.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта причиной смерти К. явилась открытая проникающая черепно-мозговая травма с ушибом головного мозга тяжелой степени с грубым повреждением вещества правого большого полушария и ствола.

У К. были выявлены: открытая проникающая черепно-мозговая травма - ушиб головного мозга тяжелой степени с грубым размозжением правых лобной, теменной и височной долей, вовлечением правых подкорковых ядер, ствола на мезенцефально-бульборном уровне, со сдавлением острой правосторонней субдуральной гематомой, многооскольчатым вдавленным переломом правых лобной, теменной костей; субарахноидальное кровоизлияние, множественные ушибленно-рубленые раны (клинически 5) в мягких покровах правых лобной, височной, теменной областей; ушибленная рана в правой теменно-затылочной области, обширный кровоподтек в мягких покровах правых лобной, теменной, височной областей, в правой глазничной области; ссадина на задней поверхности левого локтевого сустава.

Повреждение головы справа образовалось по механизму ударов в правую лобно-теменно-височную область, где клинически были установлены 5 ушибленно-рубленых ран. Имелось не менее 4 - 5 воздействий в область головы орудия травмы. Образование ушибленно-рубленых ран на голове К. эксперт не исключает от ударов элементом бетонной плиты, на котором присутствовали острые кромки.

Установленная у К. черепно-мозговая травма, повлекшая за собой его смерть, относится к категории тяжкого вреда здоровью.

Оценив доказательства по делу с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины М.Д. в разбойном нападении на К. с применением предмета - осколка бетонной плиты, используемого им в качестве оружия, неоднократно, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в убийстве при этом К., сопряженного с разбоем.

Действия М.Д. по п. "з" ч. 2 ст. 105, по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда в этой части обвинения мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения М.Д. доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Доказательствами по делу установлено и суд обоснованно признал, что М.Д. напал на К. с целью хищения имущества последнего. Нападение осужденный совершил с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего. Разбой он совершил неоднократно, поскольку ранее судим за хищение чужого имущества, судимость за которое у него не снята и не погашена в установленном законом порядке.

Использование им в качестве орудия преступления осколка бетонной плиты, нанесение им данным предметом неоднократных с достаточной силой ударов по голове потерпевшего, характер и локализация причиненных последнему телесных повреждений свидетельствуют о наличии у М.Д. умысла на лишение жизни К.

Из показаний самого осужденного видно, что, применяя насилие к потерпевшему, он сознавал наступление смерти К.

Между действиями М.Д. и наступившими последствиями - смертью К. имеется прямая причинная связь.

Мотив посягательства осужденного в отношении потерпевшего выяснялся, он установлен и правильно указан в приговоре.

Для исключения из приговора осуждение М.Д. по ст. 162 ч. 3 УК РФ, а также для переквалификации его действий на ч. 1 ст. 105 УК РФ и разбой, как о том он ставит вопросы в своей жалобе, оснований не имеется.

Доводы М.Д. о том, что при квалификации его действий по п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ он несет необоснованно "двойную форму вины и наказания", несостоятельны, на законе не основаны. Если убийство совершено при разбойном нападении, что имеет место в действиях М.Д. по настоящему делу, содеянное квалифицируется по совокупности названных преступлений, поскольку разбой не охватывается диспозицией п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Психическое состояние М.Д. исследовано.

С учетом заключения судебно-психиатрической экспертизы, его личности, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых ему деяний М.Д. обоснованно признан вменяемым.

Вместе с тем, постановляя приговор, суд ошибочно квалифицировал разбой, совершенный М.Д., как будучи "более двух раз", "два или более раза" судимым за хищение. Свой вывод в этой части суд не обосновал, мотивов такому решению не привел.

Из материалов дела следует, что по приговору от 13 марта 1997 года М.Д. был судим по ст. ст. 30 и 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к двум годам лишения свободы за преступления, совершенные им в марте 1995 года, был из-под стражи освобожден в зале суда в связи отбытием наказания.

Согласно ст. 6 УК РСФСР и ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определялись и определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

В соответствии со ст. 57 УК РСФСР, действующей на момент совершения М.Д. преступлений по приговору от 13 марта 1997 года, не имеющими судимости признавались лица, осужденные к лишению свободы на срок не более трех лет, если они в течение трех лет со дня отбытия наказания не совершат нового преступления.

Однако ст. 86 УК РФ не содержит положений о том, что если лицо, отбывшее наказание, до истечения срока погашения судимости вновь совершит преступление, течение срока, погашающего судимость, прерывается, а срок погашения судимости по первому преступлению исчисляется заново после фактического отбытия наказания за последнее преступление.

Таким образом, по УК РФ срок погашения судимости исчисляется по каждой статье самостоятельно и не прерывается при совершении нового преступления, лицо считается несудимым по истечении определенного срока после отбытия наказания за данное преступление.

В силу ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

В связи с изложенным следует считать, что судимость у М.Д. по приговору от 13 марта 1997 года на момент совершения преступлений по настоящему делу погашена.

Наличие в отношении М.Д. приговоров от 9 января 1998 года и 13 июля 1999 года для признания у него двух судимостей за хищение чужого имущества основанием не является, поскольку, как усматривается из материалов дела (л.д. 248 - 249 т. 1), по приговору от 13 июля 1999 года он был осужден по совокупности преступлений этого и приговора от 9 января 1998 года, а не по совокупности приговоров в порядке ст. 70 УК РФ.

При таких обстоятельствах осуждение М.Д. по п. "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ, ссылка суда во вводной части на судимость у М.Д. по приговору от 13 марта 1997 года из приговора по настоящему делу подлежит исключению.

Несмотря на эти вносимые в приговор изменения, для смягчения М.Д. наказания судебная коллегия оснований не находит.

Наказание осужденному назначено с учетом требований ст. ст. 6, 60 УК РФ. Назначенное ему наказание чрезмерно суровым, несправедливым не является. При постановлении приговора данные о личности М.Д., в том числе состояние его здоровья, указанные им в жалобе, суду были известны, при назначении ему наказания они приняты во внимание. Наказание М.Д. назначено в пределах санкции закона, при этом нарушений закона судом не допущено.

Кассационная жалоба осужденного удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 11 ноября 2002 года в отношении М.Д. изменить, исключить его осуждение по п. "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ, а также из вводной части ссылку суда на судимость у М.Д. по приговору от 13 марта 1997 года, в остальном данный приговор в отношении него оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного М.Д. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ЛУТОВ В.Н.

 

Судьи

СТЕПАНОВ В.П.

ГРИЦКИХ И.И.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"