||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 марта 2003 года

 

Дело N 53-о02-122

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

 

    председательствующего                         Бризицкого А.М.,

    судей                                         Ермолаевой Т.А.,

                                                      Шадрина И.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 12 марта 2003 года кассационные жалобы осужденных Л., М. и адвокатов Гегия О.Н., Шарыгиной В.Н., Васильевой Е.В. на приговор Красноярского краевого суда от 6 августа 2002 года, по которому

Г., <...>,

судимый: 25 января 2000 года по ст. ст. 330 ч. 2, 161 ч. 2 п. п. "а", "д" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

28 апреля 2002 года по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев;

20 мая 2002 года по ст. 112 ч. 1 УК РФ и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к 4 годам лишения свободы -

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ - на 17 лет

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - на 13 лет с конфискацией имущества.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений назначено 20 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к отбытию назначено 22 года лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

Л., <...>, не судимый -

осужден к лишению свободы:

по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ - на 9 лет;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ - на 13 лет;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - на 11 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М., <...>, не судимый -

Осужден к лишению свободы:

по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ - на 8 лет

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ - на 12 лет

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - на 8 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений к отбытию назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать солидарно с Г., Л. и М. в пользу К. 7021 руб. 10 коп.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А. и мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор в отношении Г. изменить: исключить указание о присоединении на основании ст. 70 УК РФ наказания по приговору от 28 апреля 2001 года и назначить к отбытию Г. 21 год лишения свободы, а в остальной части оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Г., Л. и М. признаны виновными в разбойном нападении группой лиц по предварительному сговору с применением насилия опасного для жизни и здоровья с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, а Г. и неоднократно.

Г. также признан виновным в убийстве двух лиц - С., 1985 г.р. и П., 1986 г.р. сопряженном с разбоем, при этом убийство П. он совершил группой лиц с Л. и М.

Л. и М. признаны виновными в соучастии в форме пособничества в убийстве Г. двух лиц, сопряженном с разбоем и в том, что группой лиц совместно с Г. совершили сопряженное с разбоем, по признаку неоднократности, убийство П.

В кассационных жалобах:

Адвокат Гегия считает, что вина М. не доказана; полагает, что он может нести ответственность лишь по ст. 316 УК РФ.

Адвокат Шарыгина в защиту интересов Л. считает, что вывод суда о виновности Л. не соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом, неправильно применен уголовный закон, что повлекло несправедливость приговора.

Л. не содействовал убийству С., не убивал П. и не совершал разбойного нападения. Л. отрицал предварительный сговор на убийство и завладение имуществом девушек, действия Г. были неожиданными. О том, что Г. убил С. и П., он узнал после случившегося. Выводы суда о виновности Л. основаны на противоречивых показаниях осужденного М., от которых он в суде отказался. Суд признал доказательством чистосердечное признание М., однако, такого доказательства в материалах дела нет, и суд не вправе был на него ссылаться.

В действиях Г. имеется эксцесс исполнителя, и Л. не может нести ответственность за убийство С., в связи с чем высказана просьба об отмене приговора в этой части.

Не имеется достаточных доказательство того, что Л. участвовал в убийстве П., показания М. в этой части противоречивы. Вывод суда о том, что П. душили шнурками, не основан на материалах дела. Л. отрицает, что держал П. за ноги, в суде М. четко и ясно сказал, что убивал П. Г., и Л. в это время там не было. Суд вышел за пределы обвинения Л., признав его по эпизоду убийства П. виновным по п. "н" ст. 105 УК РФ, хотя этот пункт ему в вину не вменялся. Действия Л. подлежат квалификации по ст. 316 УК РФ.

Разбойного нападения на девушек Л. не совершал. Корыстных намерений в отношении девушек у него не было. Вещи потерпевших, обнаруженные им позже в бане, он присвоил и хотел реализовать, т.е. совершил преступление, предусмотренное ст. 316 УК РФ.

Адвокат Васильева в предварительной жалобе в защиту Г. просит назначить ему более мягкое наказание. Считает, что приговор постановлен на противоречивых материалах дела, в связи с чем действиям Г. дана неверная юридическая оценка. В дополнительной жалобе просит оправдать Г. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, исключить из обвинения по ст. 105 ч. 2 УК РФ квалифицирующий признак "сопряженное с разбоем", назначить ему более мягкое наказание. Считает, что необоснованно присоединено наказание по приговору от 25 января 2000 года, поскольку ранее оно уже присоединялось по приговору Березовского районного суда.

Осужденный Л. с приговором не согласен, поскольку не вступал в сговор на убийство С. и П., не помогал их убивать. Признавал вину вследствие незаконного воздействия на него сотрудников милиции, считает, что должен нести ответственность за сокрытие совершенных другими лицами преступлений. В дополнениях к жалобе просит дело пересмотреть и вынести справедливое решение. Указывает также, что помогал скрыть совершенное преступление, в момент убийства девушек отсутствовал и не мог совершить преступление.

Осужденный М. в жалобе и дополнениях к ней выражает несогласие с приговором, поскольку преступлений не совершал а являлся лишь очевидцем их совершения. Считает себя виновным в сокрытии преступления, умысла на разбой и убийство у него не было, просит о снижении срока наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о доказанности вины Г., Л. и М. в совершении преступлений при изложенных в приговоре обстоятельствах соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами.

Так из показаний осужденного М., данных им в ходе предварительного следствия усматривается, что Г. предложил убить С. и П. с целью завладения их имуществом, поскольку у них могла быть крупная сумма денег. Г. говорил, что убийство совершит сам, а М. должен был найти транспорт для вывоза трупов. Предложение Г. они обсуждали вместе с Л. и вместе с ним просили мотороллер у В. для вывоза трупов потерпевших. Далее М. подробно показывал об обстоятельствах, при которых было совершено убийство потерпевших.

В частности он показывал о том, что Г., выйдя из парилки после убийства С., сказал, что нужно убивать и П.

Г. вытащил из кроссовок шнурок и потребовал, чтобы М. позвал в баню П., что тот и сделал.

П. зашла в баню вместе с Л. Г. напал на П., повалил на диван и стал душить шнурками кроссовок. П. сопротивлялась и Г. велел им помочь. Он (М.) и Л. помогали ему, удерживая П. до тех пор пока она не перестала подавать признаки жизни. Поскольку в процессе убийства шнурки порвались, Г. задушил П. руками.

После совершения убийства они забрали имущество потерпевших: дубленку, сапоги, музыкальный центр, сотовый телефон и деньги, а затем втроем вывезли трупы потерпевших на свалку, где и были обнаружены их останки.

Эти показания М. подтвердил и на последующем допросе, в том числе и в присутствии адвоката, и в "чистосердечном признании".

Ссылку в жалобе на отсутствие такого документа и на то, что он не может быть надлежащим доказательством, Судебная коллегия считает неубедительной.

Собственноручные показания М., названные "чистосердечным признанием", в материалах дела имеются, они были оглашены и исследованы в судебном заседании. Обстоятельства, при которых М. их написал и передал следователю, тщательно выяснялись. Мотивированные суждения о достоверности этого доказательства приведены в приговоре, и у Судебной коллегии нет оснований не согласиться с выводами суда.

Показания М. об обстоятельствах участия в убийстве потерпевших его самого и Л., данные в ходе предварительного следствия, согласуются и с показаниями осужденного Л., данными им при допросе 21 марта 2002 года в присутствии адвоката.

В судебном заседании были оглашены и исследованы показания осужденных Г., Л. и М., данные ими в ходе предварительного следствия. Все их показания приведены и подробно проанализированы в приговоре и им дана соответствующая оценка, не согласиться с которой у Судебной коллегии нет оснований.

Доводы М. и Л. о незаконных методах ведения следствия, в результате которых они оговорили себя в совершении преступлений, были проверены, в том числе и в ходе прокурорской проверкой, и получили надлежащую оценку в приговоре.

Суд обоснованно признал достоверными подробные показания М., данные им в ходе предварительного следствия об обстоятельствах дела и положил их в основу приговора, поскольку они согласуются с другими доказательствами по делу и подтверждаются также данными протокола осмотра места происшествия, в ходе которого были обнаружены два женских тела, данными протоколов опознания трупов потерпевших и заключением экспертизы вещественных доказательств, данными протоколов опознания потерпевших по фотографиям Л. и М.

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть С. наступила в результате механической асфиксии от сдавления органов шеи при удушении. Данное состояние возникло в результате воздействия эластичного предмета с ограниченной контактирующей поверхностью, давность наступления смерти на момент исследования трупа не менее 5 месяцев. Признаков того, что потерпевшую душили руками не обнаружено.

Выводы экспертов, как обоснованно указано в приговоре, опровергают показания осужденного Г. о том, что С. он и Л. душили руками, поскольку на трупе отсутствуют характерные для такого способа причинения смерти повреждения. Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы смерть П. наступила от механической асфиксии вследствие сдавления органов шеи. Из показаний судебно-медицинского эксперта Ш. следует, что смерть П. наступила от сдавления шеи тупым твердым предметом, каковым могла быть рука человека.

Вместе с тем, выводы экспертов соответствуют показаниям осужденного М. о том, что он и Л. стали помогать Г. преодолеть сопротивление П. в момент ее убийства, после того как сам Г. не мог справиться с потерпевшей.

Показания свидетеля В. свидетельствуют о том, что М. и Л. просили у него мотоцикл с тем, чтобы использовать его для сокрытия трупов, что подтверждает наличие между осужденными предварительной договоренности об убийстве потерпевших С. и П. и опровергает доводы, изложенные в жалобах, о том, что предварительного сговора на разбойное нападение и убийство потерпевших, не было.

Показания свидетелей П. и П. о том, что Л. в присутствии Г. и М. сбывал имущество потерпевших объективно подтверждает показания Л. в процессе предварительного следствия о том, что между ним и Г. имел место предварительный сговор на хищение имущества потерпевших.

Показания свидетеля Л. о том, что Г. просил его бульдозером подвинуть кучу мусора на свалке на указанное им место, где затем и были обнаружены останки С. и П., опровергает доводы о том, что Г. не предпринимал мер к сокрытию трупов потерпевших.

Обстоятельства дела и собранные доказательства свидетельствуют о том, что Г. обоснованно осужден за разбойное нападение и убийство потерпевших, сопряженное с разбоем, и оснований для исключения его осуждения в этой части, о чем просит в жалобе адвокат Васильева, не имеется.

Вышеприведенные доказательства опровергают доводы кассационных жалоб о том, что Л. и М. совершили заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного Г. и могут нести ответственность лишь по ст. 316 УК РФ.

Судебная коллегия считает, что действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Ссылку в жалобе на то, что суд необоснованно вменил в вину Л. п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку такое обвинение ему не предъявлялось, Судебная коллегия считает неубедительной.

Как видно из материалов дела, Л. было предъявлено обвинение в убийстве двух лиц по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Однако, поскольку судом было установлено, что Л. явился лишь пособником в убийстве С., а затем в группе лиц совершил убийство П., суд квалифицировал его действия по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, что не противоречит положениям уголовного и уголовно-процессуального закона.

Наказание всем осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности и конкретных обстоятельств дела.

Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в жалобах, Судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, Судебная коллегия считает, что суд при назначении наказания ошибочно присоединил Г. наказание на основании ст. 70 УК РФ по приговору от 28 апреля 2001 года, поскольку наказание по этому приговору было отбыто им до совершения преступления, за которое он осужден по настоящему делу.

В силу изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 6 августа 2002 года в отношении Г. изменить: исключить указание о присоединении на основании ст. 70 УК РФ наказания по приговору от 28 апреля 2001 года.

Присоединить к наказанию, назначенному по настоящему приговору частично наказание в виде 1 года лишения свободы по приговору от 25 января 2000 года и окончательно к отбытию назначить Г. 21 год лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

В остальной части приговор в отношении него оставить без изменения.

Тот же приговор в отношении Л. и М. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"