||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 марта 2003 г. N 92п2003пр

 

(извлечение)

 

По приговору Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 25 января 2002 г. К., ранее не судимая, осуждена по ч. 1 ст. 105 УК РФ к шести годам лишения свободы.

Она признана виновной в убийстве, т.е. в умышленном причинении смерти Г.

Как указано в приговоре, 20 августа 2001 г. к К. пришел ее сожитель Г. в состоянии алкогольного опьянения и начал ссору, перешедшую в драку. При этом К. с целью умышленного причинения смерти Г. из личной неприязни, возникшей в ходе ссоры и драки, нанесла ему множественные удары кухонным ножом и причинила телесные повреждения, от которых он в этот же день скончался в больнице.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики оставила приговор без изменения.

Президиум Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики отклонил протест прокурора Кабардино-Балкарской Республики, в котором ставился вопрос о переквалификации действий К. на ч. 1 ст. 108 УК РФ и о применении к ней амнистии.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила аналогичный протест заместителя Генерального прокурора РФ без удовлетворения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представлении поставил вопрос о пересмотре судебных решений в отношении К., переквалификации ее действий на ч. 1 ст. 108 УК РФ и освобождении ее от наказания на основании подп. "а" п. 2 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 г. "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин". Как указывалось в надзорном представлении, Г. совершил общественно опасное посягательство, направленное против здоровья осужденной. Г. - мужчина плотного телосложения - имел перед К. подавляющее превосходство в физической силе. Объективный анализ доказательств, положенных в основу приговора, по мнению автора протеста, свидетельствует о том, что К., обладая правом на активную защиту от нападавшего, прибегла к ней способом, явно не соответствовавшим характеру посягательства.

Президиум Верховного Суда РФ 12 марта 2003 г. отменил приговор, кассационное определение и последующие судебные решения в отношении К., а уголовное дело прекратил за отсутствием в ее деянии состава преступления, указав следующее.

Из показаний К. на предварительном следствии усматривается, что днем 20 августа 2001 г. она находилась дома и примеряла одежду, которую собиралась купить. Забежавший в квартиру ее малолетний сын сообщил, что идет Г., с которым она проживала четыре месяца. Зайдя в комнату, он начал ее оскорблять, сказал, что эту одежду она носить не будет. В ответ на возражения Г., взяв на кухне нож, стал резать ее шляпу и плащ. Когда она сказала, что за испорченную одежду придется ему заплатить, Г. разозлился и с ножом в руке направился к ней. Чтобы избежать нанесения ударов в лицо, она легла на кровать и пыталась обороняться ногами. Однако Г. сел на нее, приставил нож к горлу, угрожая зарезать, а затем стал бить рукой по лицу. Она крикнула сыну, чтобы он позвал на помощь людей. Оставив нож на кровати, Г. ушел в коридор. Взяв нож, она вышла на балкон и позвала людей на помощь, затем побежала на кухню с целью спрятать все ножи и вилки. В это время сын закричал, что Г. снова идет к ней. Зайдя на кухню, он вновь стал оскорблять ее, сына и ее мать, угрожал изнасиловать ее сына и опять начал ее избивать. Находясь спиной к Г. и защищаясь, она нанесла ему удары ножом. Г. сразу ушел. С балкона она видела, что он с незнакомым мужчиной сел в такси и уехал. Затем она замыла следы крови на лестничной площадке, на кухне, вымыла нож. Спустя некоторое время приехали сотрудники милиции.

К. дала и в судебном заседании показания такого же содержания.

Показания К. подтвердил допрошенный в качестве свидетеля Д. (сын К.) - очевидец происшествия.

Свидетель К. пояснил, что 20 августа 2001 г. он встретил своего знакомого Г. и тот предложил ему съездить к знакомой девушке. Когда они приехали к ее дому на такси, Г., увидев мальчика, спросил, в квартире ли его мать, затем он и мальчик вошли в подъезд дома. Минут через 10 на балкон выбежала девушка (К.) и стала кричать. Поднявшись на второй этаж, он (К.) увидел Г. в окровавленной одежде на лестничной площадке. Он помог ему спуститься вниз, на такси довез его до больницы, где тот спустя некоторое время скончался.

Свидетель Х., шофер такси, дал показания аналогичного содержания.

Показания К., Д., К., Х. соответствуют показаниям других свидетелей - М., А. и данным, содержащимся в протоколе осмотра места происшествия, проведенного с участием К., протоколах выемки и осмотра одежды потерпевшего и ножа, в заключениях судебно-медицинского и других экспертов. Они обоснованно положены в основу приговора.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть Г. наступила от проникающих колото-резаных ранений левой подмышечной впадины, левой поясничной области с обильной кровопотерей, с повреждением сердца, левого легкого, поперечно-ободочной кишки. Учитывая различную локализацию телесных повреждений, по мнению эксперта, взаиморасположение Г. и К. могло изменяться во время борьбы.

У К. были обнаружены многочисленные кровоподтеки на голове, груди, руках и ногах, ссадины, ушибы мягких тканей головы, нижней челюсти, поясницы, что подтверждает ее показания об избиении ее Г.

По словам соседей К., Г. постоянно устраивал скандалы, избивал ее, оскорблял ее родственников.

Выводы суда о том, что скандал между К. и Г. перерос в драку и они обоюдно наносили друг другу удары, не соответствуют фактическим обстоятельствам.

Исследованные по делу доказательства позволяют прийти к выводу, что К. действовала в состоянии необходимой обороны.

Согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Как усматривается из материалов уголовного дела, потерпевший Г., находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, придя к К., устроил ссору, стал оскорблять ее, избил, угрожал ножом, приставляя его к горлу. Когда она стала звать на помощь, Г. оставил ее, однако через некоторое время стал снова оскорблять ее и мать, избивать и угрожать изнасилованием малолетнего сына.

Из изложенного видно, что Г. совершил общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни К. В процессе продолжающегося посягательства она оборонялась оказавшимся у нее в руке ножом, нанесла ему (Г.) телесные повреждения, повлекшие впоследствии смерть. При этом действия ее были правомерными.

Содержащиеся в надзорном представлении доводы о том, что К. могла предотвратить наступление тяжких для себя последствий другими способами и в ее действиях усматривается состав преступления - убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, не соответствуют закону.

С учетом изложенного приговор Нальчикского городского суда, определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики, постановление президиума Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ в отношении К. отменены и дело прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"