||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 марта 2003 г. N 73-о02-27

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Линской Т.Г.,

судей Глазуновой Л.И., Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 6 марта 2003 года кассационную жалобу осужденного С. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 28 февраля 2002 года, которым

С., <...>, бурят, с образованием 9 классов, ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

По делу осужден М. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 21 году лишения свободы, приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения осужденного С., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С. осужден за пособничество в убийстве Ч. 1941 года рождения, совершенное при разбойном нападении.

Преступление совершено 17 июля 2001 года в г. Улан-Удэ при установленных судом и указанных в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании С. свою вину признал частично.

В кассационной жалобе, не соглашаясь с приговором, он указывает, что никакого участия в убийстве Ч. не принимал. Действия М. в отношении потерпевшей для него были неожиданными, он не сознавал происходящее и не смог предотвратить действий М. Кроме того, считает, что при постановлении приговора к нему подошли "сурово".

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшая Ч.С. указывает, что суд досконально разобрался в деле и вынес справедливое решение. Просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний М. и С., данных в период расследования дела.

Допрошенные неоднократно на предварительном следствии они пояснили, что, обсуждая вопрос о нападении на сторожа детского сада, они договорились убить его. При этом нож М. передал С. Когда Ч., будучи раненой, заявила, что в помещении находится еще один сторож, М. передал нож С. и попросил "не выпускать" ее, а сам пошел по кабинетам проверять достоверность информации, сказанной Ч. Не обнаружив никого, он возвратился к С., забрал у него нож и нанес множество ударов по телу потерпевшей.

Эти показания судом признаны достоверными, поскольку нашли свое подтверждение при проверке других доказательств по делу.

При осмотре места происшествия установлено, что в одной из форточек окна первого этажа выбито стекло, в коридоре детского сада имеются отпечатки обуви со следами крови, ведущие от кухни. В конце коридора обнаружен труп потерпевшей с признаками насильственной смерти. На лестничном марше находился сломанный телефонный аппарат. Верхняя часть двери кабинета заведующей выбита, сейф открыт.

Данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, соответствуют показаниям осужденных о месте нанесения первых ударов ножом по телу потерпевшей и месте ее убийства.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть Ч. наступила от обильной кровопотери, развившейся вследствие множественных (47) колото-резаных ранений грудной клетки, шеи, туловища.

Выводы данного заключения подтверждают показания осужденных о механизме образования телесных повреждений и их локализации.

При осмотре места происшествия обнаружен след пальца руки, оставленный С.

Потерпевшая Б. пояснила, что она в июле 2001 года находилась в отпуске, когда возвратилась, узнала, что в детском садике убита сторож. Из сейфа похищены деньги принадлежавшие лично ей.

Показания данного свидетеля подтверждают пояснения осужденных о наличии денег и месте их нахождения.

Впоследствии М. изменил свои показания и стал утверждать, что с С. они не договаривались убить сторожа, нож случайно выпал из кармана последнего, он подобрал его, и убийство совершил по своей инициативе.

Такие же показания стал давать и С.

Оценив добытые доказательства, суд нашел эти утверждения осужденных несостоятельными.

Мотивы принятого решения приведены в приговоре.

Данное решение суда Судебная коллегия находит правильным.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины С. в совершении преступления и правильности квалификации его действий, Судебная коллегия находит и назначенное наказание соразмерным содеянному и данным о личности осужденного, оснований к его смягчению, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 28 февраля 2002 года в отношении С. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"