||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 марта 2003 года

 

Дело N 5-о03-25

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ламинцевой С.А. и Бурова А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 6 марта 2003 года кассационные жалобы осужденного П.Ю. и адвокатов Дубровской С.А., Панютиной Н.Ю. на приговор Московского городского суда от 30 сентября 2002 года, которым

А., <...>, несудимый -

осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

П.Ю., <...>, несудимый -

осужден по ст. ст. 33, 161 ч. 3 п. "б" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М., объяснения адвокатов Дубровской С.А. и Панютиной Н.Ю., поддержавших свои кассационные жалобы, и мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего исключить из приговора в отношении П.Ю. из его обвинения квалифицирующий признак - группой лиц по предварительному сговору, в остальном оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

А. признан виновным в убийстве двух лиц, с особой жестокостью, сопряженном с разбоем, а также в разбое, совершенном с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере и, кроме того, в незаконном приобретении, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

П.Ю. признан виновным в соучастии в грабеже, в форме пособничества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере.

Преступления совершены в г. Москве при отягчающих обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный А. признал вину в разбойном нападении на Э. и П. и в убийстве потерпевших, пояснил об обстоятельствах совершенных преступлений, осужденный П.Ю. вину в инкриминируемом преступлении не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный П.Ю. (в основной и дополнительной) считает, что вывод суда о его виновности не соответствует фактическим обстоятельствам дела, и не подтверждается доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Утверждает, что никакого содействия А. в совершении преступления не оказывал. Ссылается на то, что на предварительном следствии к нему применялись недозволенные методы следствия, о чем он писал жалобы. Просит приговор в отношении него отменить и дело производством прекратить;

адвокат Панютина (в основной и дополнительной) в защиту осужденного П.Ю. также считает, что обвинение П.Ю. доказательствами не подтверждается. Полагает, что в приговоре не приведены доказательства совместности действий А. и П.Ю. Более того, не доказан сам факт осведомленности П.Ю. о конкретном планируемом А. преступлении. По ее мнению, оценка судом показаний следователя Г., на которые суд ссылается в приговоре, противоречива. Утверждает, что в отношении П.Ю. применялись недозволенные методы следствия с целью получения показаний. Полагает, что ссылки в приговоре на показания А. на предварительном следствии, не доказывают вину П.Ю. Показания же свидетеля А. являются недопустимым доказательством, как основанные на предположении свидетеля. Просит приговор в отношении П.Ю. отменить, дело производством прекратить;

адвокат Дубровская в защиту осужденного А. полагает, что при назначении наказания А. суд не учел чрезвычайных и исключительных обстоятельств, смягчающих наказание А. Указывает, что вина А. в основном не оспаривается, что существенной особенностью настоящего дела является то, что преступление раскрыто самим А., который также раскрыл соучастие П.Ю., полностью отрицавшего свою вину. В силу ст. 61 п. "и" УК РФ и ст. 299 п. 6 УПК РФ такое исключительное обстоятельство следует признать смягчающим его вину и учесть при назначении наказания. Утверждает, что убийство А. совершил с косвенным умыслом, что также смягчает его вину. Считает, что вменение в вину А. п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ является необоснованным, так как тот факт, что А. наносил удары в область головы П., когда требовал назвать место хранения денег, охватывается составом преступления - разбоем. Просит с учетом изложенного, и также смягчающих обстоятельств, на которые имеется ссылка в приговоре, изменить приговор в отношении А. и снизить ему наказание.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия находит их не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях основаны на собранных по делу доказательствах, непосредственно, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Проанализировав показания осужденного А. на предварительном следствии и в судебном заседании, суд признал достоверными показания А., из которых усматривается, что А., будучи знакомым с П.Ю., который работал на рынке, рассказал ему, что нуждается в деньгах, и обратился с просьбой указать лиц, у которых есть деньги, и которых можно ограбить. П.Ю. указал ему место, где торговали Э. и П., как на лиц, обладающих денежными суммами в крупном размере, принадлежащую им автомашину ГАЗель белого цвета, и объяснил, что эту автомашину они паркуют у дома, в которой снимают квартиру. П.Ю. также ориентировочно объяснил местонахождение этого дома. После совершенного преступления, он отдал П.Ю. 2500 долларов США за наводку.

Суд обоснованно признал эти показания А. достоверными, поскольку они объективно подтверждаются показаниями свидетелей А., В., Г. и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

Свидетель А. показал, что с А. он познакомился после 20 ноября 2001 года. В этот же день А. предложил ему "подработать", то есть участвовать в ограблении мужчины и женщины. При этом А. пояснил, что его знакомый покажет человека, которого можно ограбить. Они обменялись телефонами и договорились о встрече. На следующий день они встретились, и А. сказал, что познакомит с человеком, который покажет, кого грабить. Они пошли к нему, но того не было дома, и они пошли в магазин. На обратном пути встретили П.Ю., и А. их познакомил. Они зашли в подъезд дома, где распили бутылку водки. А. сказал П.Ю., что он, А., тоже может участвовать в ограблении, на что П.Ю. ответил, что хорошо, понятно. Он понял, что П.Ю. знает о чем идет речь, и покажет, кого грабить. П.Ю. сказал, что предполагалось ограбить мужчину с мелкооптового рынка Жулебино, что мужчина ездит на "Газели", занимается коммерцией. По разговору было видно, что А. и П.Ю. уже все обсудили и договорились, что они только должны были пойти посмотреть вместе. Роль П.Ю. была показать потерпевшего, при этом он не должен был показываться, так как потерпевший знал его. Предполагалось забрать у потерпевшего деньги, точной суммы не было названо, но более 100 тысяч рублей. Как поступить с деньгами конкретно не обсудили, но хотели их поделить. Но он решил не участвовать в ограблении, сказал, что подумает, и ушел от них.

Утверждение адвоката Панютиной в кассационной жалобе о том, что показания свидетеля А. основаны на предположении, не соответствует содержанию его показаний. Считать показания свидетеля недопустимым доказательством, как ставится вопрос в жалобе, нет оснований.

Из показаний свидетеля Г. видно, что ни к А., ни к П.Ю. недозволенных методов следствия не применялось, что также подтверждается результатами проверок их заявлений на предварительном следствии и в судебном заседании.

Вина самого А. в разбое, в убийстве Э. и П., а также в незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов им не оспаривается, как и в кассационной жалобе его защитника.

На предварительном следствии и в судебном заседании А. подробно пояснил об обстоятельствах совершенных им преступлений, в том числе, что при разбойном нападении им были убиты потерпевшие и похищено из квартиры потерпевших примерно 160 тысяч рублей и другое имущество.

Его показания подтверждаются совокупностью доказательств, полно изложенных в приговоре.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть Э. наступила от огнестрельного ранения груди с повреждением легких и аорты.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы трупа П. усматривается, что потерпевшей причинено огнестрельное пулевое ранение груди, огнестрельное пулевое слепое ранение левого бедра, множественные черепно-лицевые травмы. Смерть потерпевшей наступила от механической асфиксии, развившейся вследствие удавления петлей.

Действия А., которые заведомо для него должны были повлечь смерть потерпевших, и повлекли ее, свидетельствует о наличии у него прямого умысла на убийство, а не косвенного, как утверждает его защитник в кассационной жалобе.

Оценка доказательствам дана судом с учетом требований ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся в деле доказательства в совокупности. Поэтому правильность оценки судом доказательств по делу сомнений не вызывает.

Изложенные доказательства опровергают доводы кассационных жалоб в защиту осужденного П.Ю. о том, что он никакого содействия А. в совершенных преступлениях не оказывал.

Суд установил, что у П.Ю. действительно не было договоренности с А. о совершении разбойного нападения на потерпевших и их убийстве, однако у него была договоренность с А. на ограбление потерпевших в крупном размере, с незаконным проникновением в жилище, и своими действиями он способствовал совершению этого преступления, то есть, был пособником, поэтому суд расценил его действия по ст. ст. 33 ч. 5, 161 ч. 3 п. "б" УК РФ.

Вместе с тем, суд ошибочно квалифицировал действия П.Ю. как грабеж, совершенный по предварительному сговору группой лиц.

Самим судом установлено, что П.Ю. непосредственно направленных действий на грабеж не совершал, а только способствовал А., который совершил преступление один. Следовательно, указанного квалифицирующего признака в действиях П.Ю. нет, поэтому он подлежит исключению из приговора.

Что касается доводов кассационной жалобы адвоката Дубровского об исключении из приговора в отношении А. п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, то с ними нельзя согласиться. Судебная коллегия считает, что суд учитывая способ убийства А. П., который своими действиями заведомо причинял потерпевшей особые мучения и страдания, обоснованно признал, что убийство совершено с особой жестокостью.

Правовая оценка преступным действиям А. судом дана правильная.

Из материалов дела видно, что ни судом, ни органами следствия не допущено каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли бы или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Обсуждая вопрос о мере наказания осужденным А. и П.Ю., Судебная коллегия считает, что при назначении им наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных и обстоятельства дела, в частности, обстоятельства, смягчающие их наказание, в том числе и те, на которые адвокат Дубровская в защиту осужденного А. ссылается в кассационной жалобе, поэтому оснований для смягчения наказания осужденному А. не имеется.

Вместе с тем, суд при назначении наказания П.Ю. не учел требований ст. 67 УК РФ о назначении наказания за преступления совершенные в соучастии, то есть не учел характер и степень фактического участия П.Ю. в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления.

Учитывая эти обстоятельства, а также уменьшение объема обвинения П.Ю., Судебная коллегия считает необходимым смягчить ему наказание.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 30 сентября 2002 года в отношении А. оставить без изменения, а в отношении П.Ю. изменить, исключить из обвинения квалифицирующий признак - совершение группой лиц по предварительному сговору, и по ст. ст. 33 ч. 5, 161 ч. 3 п. "б" УК РФ смягчить наказание до 6 (шести) лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима, в остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"