||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 марта 2003 г. N 45-о02-109

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Говорова Ю.В.,

судей Рудакова С.В.,

Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 6 марта 2003 года кассационные жалобы адвоката Злоказова А.Ф., осужденных Я., С., Б. на приговор Свердловского областного суда от 12 апреля 2002 года, которым

Я., <...>, судима 11 июля 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 13 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к четырнадцати годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

С., <...>, судима 17 июня 1996 года по ст. 146 ч. 2 п. "а" УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освобождена 16 июня 1999 года по отбытии срока наказания,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Б., <...>,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к девяти годам лишения свободы с отбытием наказания в воспитательной колонии.

По ст. 150 ч. 4 УК РФ Я. и С. оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.

В соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ Я., С., Б. назначена мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от наркомании.

Я., С., Б. признаны виновными и осуждены за совершение разбоя с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью К., а также за убийство К., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 1 июня 2001 года в г. Первоуральске Свердловской области при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., объяснения осужденных С., Б., просивших об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, мнение прокурора Лущиковой В.С., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах и дополнениях к ним:

Осужденная Я. утверждает, что умысла на убийство К. из корыстных побуждений у нее не было. Она считает, что по поводу ее психического состояния следовало провести не амбулаторную, а стационарную психолого-психиатрическую экспертизу. В квартире К. произошла ссора и предварительного сговора об убийстве потерпевшей у них не было. Однако она не отрицает, что они делали инъекции героина К. В результате двух инъекций К. перестала сопротивляться и как бы заснула. Как утверждает Я., в суде она оговорила себя, а инъекции делала Б. Когда К. попыталась встать, она, т.е. Я., ударила ее ножом в горло. Потом нож взяла С. и стала наносить удары ножом К. С., а Б. держала потерпевшую. После смерти К. и Б. нашли деньги и поделили их на троих. Поскольку одежда была в крови, она и Б. переоделись и ушли. Как считает Я., следствие и суд не установили вину каждой из них. Она просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование.

Осужденная С. утверждает, что с приговором не согласна. Доказательств наличия у них предварительного сговора на убийство К., на совершение разбоя не добыто. Умысел на хищение имущества К. возник уже после смерти потерпевшей. С. также утверждает о том, что инфицирована неизлечимой болезнью и просит назначить ей наказание с применением ст. 64 УК РФ, переквалифицировав ее действия со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 2 УК РФ.

Адвокат Злоказов и осужденная Б. просят приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В обоснование этого они утверждают, что доказательств вины Б. не добыто. Не доказано, что она совершила нападение, применяла насилие, либо открыто похищала имущество К. Тот факт, что Б. делала потерпевшей инъекцию героина, не установлен. Совершение Б. кражи необоснованно квалифицировано как разбой.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Я., С., Б. в совершении разбоя и убийства К. основаны на проверенных в суде доказательствах, которые судом правильно оценены.

Доводы жалоб об отсутствии у Я., Б., С. предварительного сговора на разбой и убийство, о непричастности Б. к совершению разбоя и убийства, о совершении виновными всего лишь кражи имущества К., Судебная коллегия находит несостоятельными.

Как видно из показаний С. в ходе судебного разбирательства, она не отрицала, что 1 июня 2001 года Я. предлагала совершить разбой и убийство К. Не отрицала С. и тот факт, что непосредственно наносила удары ножом К. и участвовала в похищении имущества К., так же, как и Я. с Б.

Я. при допросах в качестве обвиняемой с участием адвоката также подтвердила наличие у них троих договоренности о нападении и убийстве К. Рассказывая о роли каждой из них, Я. утверждала, что Б. повалила К., а она, т.е. Я., ударила ножом в горло и стала перерезать ножом горло К. С. также нанесла множество ударов ножом в тело и шею К. Б. ставила К. уколы героина, удерживала ее, подавляя сопротивление К., не позволяя ей вырваться.

Приведенные данные полностью согласуются с показаниями С. при допросе в качестве обвиняемой с участием защитника.

Из этих показаний С. видно, что они намеревались поставить К. укол героина, чтобы она умерла. После укола К. не умерла. Тогда Я. стала наносить потерпевшей удары ножом по телу и горлу. Б. держала К. за грудь и плечи, не давая возможности вырваться. После этого Б. опять приготовила раствор и они снова поставили ей укол героина. При этом С. не отрицала, что ножом нанесла К. удары в область груди слева и в шею. После этого, когда К. умерла, они стали собирать вещи и складывать их в пакеты.

Б. при допросе в ходе судебного заседания 24 декабря 2001 года не отрицала факт применения ею насилия к К., указывая, что она повалила К. на пол и удерживала ее.

Приведенные показания Я., С., Б. не только согласуются между собой, но и подтверждаются совокупностью других, изложенных в приговоре, доказательств, а потому обоснованно положены судом в основу обвинения указанных лиц.

По заключению судебно-медицинского эксперта, К. было нанесено не менее 89 ударов колюще-режущим орудием. Причиной смерти К. явились множественные колото-резаные ранения шеи, грудной клетки, живота, осложнившиеся массивной кровопотерей.

Эти данные свидетельствуют о мучительном способе убийства К., а также дают основание признать, что при нанесении множества ударов потерпевшей все виновные, непосредственно участвовавшие в убийстве, сознавали тот факт, что действовали с особой жестокостью, причиняя К. особые страдания и мучения.

Оценив должным образом все доказательства по делу, суд правильно квалифицировал действия Я., С., Б. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Дело расследовано и рассмотрено в суде с надлежащим соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства.

Согласно заключению судебно-психиатрических экспертиз, Я., Б., С. хроническим психическим расстройством не страдают. В период времени, относящийся к содеянному, они могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Выводы экспертов сомнений не вызывают и оснований для проведения в отношении Я., так же, как и в отношении Б. и С., еще одной соответствующей экспертизы не имеется.

Наказание, назначенное Я., С., Б. соответствует тяжести содеянного ими и данным, характеризующим их личность.

Оснований для смягчения наказаний в виде лишения свободы, назначенного осужденным, не имеется.

При отсутствии исключительных обстоятельств, нет оснований и для назначения С. наказания с применением ст. 64 УК РФ.

Вместе с тем приговор в отношении Я. подлежит изменению по следующим основаниям.

По смыслу ч. 4 ст. 69 УК РФ, дополнительное наказание так же, как и основное, сначала должно быть назначено за одно или несколько преступлений, а затем по их совокупности.

В связи с тем, что в отношении Я. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ дополнительное наказание в виде конфискации имущества назначено не было, а назначено только по ч. 5 ст. 69 УК РФ, оно подлежит исключению из приговора.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 12 апреля 2002 года в отношении Я. изменить, исключить указание о применении конфискации имущества.

В остальном приговор в отношении Я. и тот же приговор в отношении С. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Я., Б., С., адвоката Злоказова А.Ф. без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ю.В.ГОВОРОВ

 

Судьи

С.В.РУДАКОВ

А.В.КУМЕНКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"