||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2003 г. N 32кп002-51

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.,

судей Каменева Н.Д., Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 5 марта 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных Я., К., Г., адвокатов Залесова Б.М., Трушиной Н.В. на приговор Саратовского областного суда от 17 сентября 2002 года, которым

Я., <...>, Камчатской области, судимый 18 ноября 1999 года по ст. ст. 209 ч. 2, 226 ч. 3 п. "а", 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", 222 ч. 3, 317 УК РФ к пожизненному лишению свободы,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 15 лет, по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "д" УК РФ на 5 лет, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения к лишению свободы на 20 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем сложения с наказанием, назначенным по приговору от 18 ноября 1999 года окончательно к пожизненному лишению свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Г., <...>, судимый 18 ноября 1999 года по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 4 года лишения свободы, освобожден 7 декабря 2001 года по отбытии срока,

осужден к лишению свободы по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "д" УК РФ на 4 года, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно на 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

К., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР на 12 лет, по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РСФСР на 8 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно на 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Этим же приговором осужден Г.Н., в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Каменева Н.Д., выступление осужденного Я. по доводам жалоб, прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, признаны виновными в совершении в городе Саратове:

К. 1 июня 1994 года по предварительному сговору с Г.Н. разбойного нападения на Л. и его убийства из корыстных побуждений.

Я., Г.Н. и Г. 19 - 20 мая 1997 года по предварительному сговору между собой, с проникновением в жилище грабежа из квартиры потерпевшего В.

Я. по предварительному сговору с Г.Н. 25 мая 1997 года разбойного нападения на З. и Р. и их убийства, сопряженного с разбоем.

Я., Г. и Г.Н., в конце июня 1997 года, по предварительному сговору между собой, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище разбойного нападения на потерпевших М-ли.

В кассационных жалобах:

осужденный Я. просит отменить приговор и указывает на нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные органами следствия и судом, в частности: на предварительном следствии и в судебном заседании он не был ознакомлен с материалами уголовного дела; судом незаконно приостановлено дело в отношении подсудимого Е., по этой причине он не был допрошен в судебном заседании, хотя является основным свидетелем его невиновности по эпизоду убийства Р.; не была приобщена к материалам дела его явка с повинной, которая подтверждает его невиновность по другому делу, где он осужден к пожизненному лишению свободы; судом не исследовано его психическое состояние и незаконно отказано в проведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы;

адвокат Залесов Б.М., в защиту Я., утверждает, что при расследовании и рассмотрении дела в судебном заседании грубо нарушены требования уголовно-процессуального закона и указывает, что в ходе следствия неправильно соединены уголовные дела, нарушены сроки расследования и содержания под стражей, которые истекли в день утверждения обвинительного заключения, а дело зарегистрировано поступившим в суд через 10 дней, поэтому полагает, что обвинительное заключение является документом, лишенным юридической силы; Я. ограничен во времени ознакомления с материалами дела; незаконно приобщены к материалам дела копии отдельных следственных действий и другие материалы из другого уголовного дела, по которому Я. ранее был осужден, к пожизненному лишению свободы; в нарушение ст. 247 УПК РФ судом незаконно приостановлено производство в отношении подсудимого Е. и он не был допрошен в судебном заседании; не была истребована и приобщена к делу явка с повинной Я., что является основанием для смягчения наказания, предусмотренным ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ; незаконно отказано в ходатайстве о назначении в отношении Я. для проверки его состояния здоровья судебно-медицинской и стационарной судебно-психиатрической экспертизы; просит приговор суда в отношении Я. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей;

осужденный К. считает, что его вина в совершении разбойного нападения и убийства Л. не доказана, основана только на его показаниях и показаниях осужденного Г.Н., других каких-либо доказательств по делу не добыто; просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

адвокат Трушина Н.В., в интересах К., указывает, что вина К. в совершении вмененных ему преступлений не доказана, в основу положены только показания осужденного Г.Н., доверять которым оснований нет; показания осужденного К., касающиеся важных моментов, в приговоре суда искажены; суд вышел за рамки предъявленного обвинения, указывая в приговоре на причинение К. переломов ребер Л.; судом необоснованно отказано в проведении судебно-медицинской экспертизы по останкам трупа Л.; просит уголовное дело в части разбойного нападения и убийства прекратить, квалифицировать действия К. по ст. ст. 189 ч. 1, 208 ч. 1 УК РФ и из-под стражи его освободить.

осужденный Г., соглашаясь с доказанностью вины и юридической квалификацией его действий, считает, что суд при назначении наказания не учел в качестве смягчающих обстоятельств, что на момент совершения преступления он судим не был, являлся ликвидатором последствий аварии на Чернобыльской АЭС, незначительную роль в совершении преступления, просит смягчить наказание до минимально возможных пределов.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах Я. и адвоката Залесова о неправильном соединении дел, нарушении сроков следствия и содержания под стражей. Уголовное дело по факту без вести пропавших З. и Р. было возбуждено 19 июня 1997 года, а 19 августа 1997 года по постановлению следователя приостановлено до установления лиц совершивших преступление (т. 1 л.д. 1, 58).

15 ноября 2001 года были приняты явки с повинной Е., Г.Н., заявление Я. и 16 ноября 2001 года предварительное следствие возобновлено (т. 1 л.д. 62, 65 - 78).

В дальнейшем сроки следствия и содержания под стражей, как указанного дела, так и дел возбужденных по другим эпизодам, соединенных с настоящим делом в соответствии с требованиями УПК РСФСР вовремя продлялись до 8 июня 2002 года (т. 1 л.д. 96, т. 2 л.д. 71, 81, 208, т. 3 л.д. 19 - 24, 31, 303).

Доводы в жалобах об ограничении прав осужденного Я. на ознакомление с материалами дела являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР, Я. совместно с адвокатом Залесовым знакомился с материалами дела с 29 мая по 3 июня 2002 года. За этот период ознакомился только с 56 листами первого тома. Следователем было вынесено предупреждение Я. о недопустимости затягивания ознакомления с материалами дела. Несмотря на предупреждение, 4 июня 2002 года Я. было изучено только 11 листов первого тома, в связи с чем, следователем было вынесено постановление об установлении срока ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела утвержденного прокурором до 7 июня 2002 года (т. 6 л.д. 54, 58).

В ходе судебного заседания в порядке предварительного слушания ходатайство Я. об ознакомлении с делом судьей удовлетворено и он совместно с адвокатом знакомился с материалами дела с 3 июня по 24 июля 2002 года. Определением суда от 24 июля 2002 года, ввиду умышленного затягивания ознакомления с материалами дела, Я. и адвокату Залесову был установлен срок для ознакомления до 26 июля 2002 года, однако они продолжали затягивать ознакомление до 9 августа 2002 года (т. 7 л.д. 58, 72, 79, 81, 124, 134, 138, 140, 149,150, 155, 156, 159, 212).

При таких обстоятельствах судом обоснованно признано, что Я. умышленно затягивает время на ознакомление с материалами дела и принято законное решение об установлении срока ознакомления, ограничений прав обвиняемого коллегия не усматривает.

Доводы в жалобах адвоката Залесова и осужденного Я. о незаконности и необоснованности приостановления судом производства по делу в отношении Е. также являются несостоятельными.

Суд принял во внимание тяжкое заболевание Е., подтвержденное медицинским заключением, невозможность в течение длительного времени участвовать в судебном заседании и отсутствие препятствий для раздельного рассмотрения дела, и руководствуясь требованиями ст. 253 УПК РФ, приостановил производство по делу в отношении Е. Выводы об этом мотивированы в определении суда (т. 7 л.д. 181 - 182).

Вопреки доводам в жалобах, вина осужденных в совершении вмененных им преступлений подтверждена приведенными в приговоре доказательствами.

По эпизоду совершения разбойного нападения на Л. и его убийства вина осужденного К. установлена на основании: последовательных показаний осужденного Г.Н., подтвердившего на суде, что по предварительному сговору с К. совершили разбойное нападение на Л. при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, в частности Г.Н. выстрелил 3 - 4 раза из газового пистолета заряженного дробовыми патронами в голову Л., а К. нанес несколько ударов металлической монтировкой по голове. Забрав деньги и разделив их между собой, труп сбросили в реку, прижав покрышкой от трактора, и с места преступления скрылись; показаниями осужденного К. в суде, который хотя и отрицал свое участие в разбое и убийстве, однако подтвердил, что убить Л. и забрать деньги предложил Г.Н., но К. отказался. После продажи Л. квартиры поехали вместе с ним в Москву для покупки машины. Г.Н. сказал, что по дороге надо будет отнять деньги. Когда остановились у речки, Г.Н. выстрелил 3 раза из газового пистолета в голову Л., тот сумел выскочить из машины, за ним с монтировкой побежал Г.Н. Затем труп потерпевшего они совместно сбросили в реку, прижали колесом от трактора, деньги разделили и отмыли салон машины от крови; показаний свидетеля Х., первым обнаружившим труп, и данными протокола осмотра места происшествия, согласующимися с показаниями осужденных о месте и способе совершения преступления; заключения судебно-медицинской экспертизы трупа о наступлении смерти Л. от тупой травмы головы с наличием переломов костей свода и основания черепа и повреждением твердой мозговой оболочки; показаний потерпевшего Л-ва и свидетеля Л-вой о том, что их сын 1 июля 1994 года после продажи квартиры, вместе с К. и Г.Н. поехал в Москву для покупки автомашины и не вернулся, описали одежду, в которую он был одет, Л., осмотрев фотографии вещей, обнаруженных на трупе, опознал их как принадлежащие сыну; других доказательств, указанных в приговоре.

Суд, обоснованно признал показания Г.Н. правдивыми, согласующимися с другими доказательствами, показания К. противоречивыми, а позицию К. как способ избежать ответственности за содеянное. Выводы об этом подробно мотивированы в приговоре.

Доводы в жалобе адвоката Трушиной о том, что суд в приговоре вышел за рамки предъявленного обвинения и исказил в приговоре показания осужденного К., несостоятельны. Таких данных в материалах дела не установлено. Содержание показаний осужденных, потерпевших и свидетелей указанных в приговоре соответствует протоколу судебного заседания и материалам предварительного следствия (т. 8 л.д. 154, т. 2 л.д. 246, т. 3 л.д. 230).

Нельзя согласиться и с доводами в жалобе о необоснованности отклонения судом ходатайства адвоката Трушиной о проведении повторной судебно-медицинской экспертизы по останкам трупа Л. Судом правильно признано, что при назначении и производстве судебно-медицинской экспертизы нарушений уголовно-процессуального закона не допущено, экспертам были предоставлены все необходимые данные, имеющие значение для дела, заключение подробно мотивировано и оснований для назначения повторной экспертизы не имеется.

По эпизоду открытого хищения чужого имущества из квартиры В. вина осужденных установлена на основании: показаниями осужденных Я., Г.Н. и Г. о совершении преступления при обстоятельствах, изложенных в приговоре; показаниями свидетеля У. подтвердившего, что, не зная о истинных намерениях осужденных, подвез их к дому В., а затем, когда они вернулись с узлами, отвез домой к Я.; показаний потерпевшего В. о том, что в ночь на 20 мая 1997 года он услышал стук в окно и увидел трех мужчин, один из которых был одет в форму работника милиции и показал удостоверение, войдя в дом, они напали на потерпевшего, связали его, требовали сказать, где хранятся деньги, обыскали дом, и, похитив указанные в приговоре ценности, скрылись; протокола выемки у Я. похищенного ковра и паласа; других доказательств, указанных в приговоре.

По эпизоду разбойного нападения и убийства З. и Р. вина осужденного Я. установлена на основании: показаний Я. и Г.Н. о совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре; явки с повинной Г.Н.; данных протокола осмотра места происшествия, согласующимся с показаниями осужденных о месте и способе совершения преступления; заключений судебно-медицинских экспертиз по останкам трупов потерпевших о причинении им смерти, вероятнее всего, от огнестрельных ранений головы; заключений медико-криминалистической экспертизы черепа трупа, который вероятно принадлежит Р.; протокола предъявления останков трупа Р.Ф., который опознал вставную челюсть и предметы одежды своего брата; показаний потерпевшей З-ной, подтвердившей показания осужденных Я. и Г.Н. об обстоятельствах совершенного ими преступления; показаний свидетеля У. о невольной наводке осужденных на З. и Р.; других доказательств, подробный анализ которых дан в приговоре.

По эпизоду разбойного нападения на М-ли вина осужденных Я. и Г. установлена на основании: показаний осужденных Я., Г. и Г.Н. в суде о совершении разбойного нападения на семью М-ли по предварительному сговору между собой при обстоятельствах, изложенных в приговоре; данными протокола осмотра места происшествия согласующимися с признательными показаниями осужденных о месте и способе совершения преступления; показаний свидетеля Ш. о том, что находясь в доме М-ли услышал шум, выйдя из спальни, был освещен фонариком, получил удар по голове и потерял сознание; показаний потерпевших М-ли об обстоятельствах совершенного преступления согласующихся с показаниями осужденных и причинении им при нападении телесных повреждений; заключений судебно-медицинских экспертиз о причинении потерпевшим М-ли легкого вреда здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья; других исследованных судом доказательств.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных в совершении преступлений, правильно квалифицировал действия: Я. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "д", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ; Г. по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "д", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ; К. по ст. ст. 102 п. п. "а", "н", 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РСФСР.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного, данных о личности и смягчающих обстоятельств. Оснований для смягчения наказания, не имеется.

Вопреки доводам в жалобе осужденного Г., суд при назначении ему наказания не учитывал в качестве отягчающего наказание обстоятельства судимость по приговору от 18 ноября 1999 года. Наказание Г. назначено в минимальных пределах санкции уголовного закона и снижению по доводам жалобы не подлежит.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб адвоката Залесова и осужденного Я., касающихся явки с повинной Я. Суд принимал меры к истребованию явки с повинной, но установить ее не представилось возможным, в то же время явка с повинной учтена судом в качестве смягчающего наказание Я. обстоятельства.

Обоснованно судом отказано и в ходатайстве о назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы в отношении осужденного Я.

Вопреки доводам в жалобах, психическое состояние Я. проверено надлежащим образом. Судом принято во внимание, что 9 июля 1998 года Я. проходил стационарное обследование в Саратовской психиатрической больнице. Комиссия врачей пришла к выводу, что Я. психическим заболеванием не страдает. В ходе судебного заседания в отношении Я. была проведена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, из выводов которой видно, что Я. психически здоров, может в полной мере осознавать фактический характер своих действий и руководить ими (т. 7 л.д. 170 - 174).

Вместе с тем, приговор подлежит изменению в части режима отбывания наказания, назначенного осужденному К.

К. совершил преступление в 1994 году в период действия УК РСФСР. Согласно ст. ст. 7.1 УК РСФСР, преступления, за которые осужден К., относились к категории тяжких. В силу ст. 24 УК РСФСР мужчинам осужденным впервые к лишению свободы на срок свыше трех лет за тяжкие преступления отбывание наказания назначается в исправительной колонии общего режима. Указанный закон в соответствии с требованиями ст. 10 УПК РФ имеет обратную силу, поэтому отбывать наказание К. должен в исправительной колонии общего режима.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 17 сентября 2002 года в отношении К. изменить, заменить режим отбывания наказания в исправительной колонии со строгого на общий.

В остальном, этот же приговор в отношении К., Я., Г., оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"