||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2003 г. N 81-О02-141

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.

судей - Ермолаевой Т.А. и Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 5 марта 2003 года кассационные жалобы осужденного Н. и адвоката Кривошеева П.В., на приговор Кемеровского областного суда от 13 августа 2002 года, по которому

Н., <...>, судимый 10 марта 1999 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на основании ст. 70 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы, освобожден 10 июля 2001 года условно-досрочно на 2 месяца 22 дня -

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж" УК РФ - на срок 15 лет

по ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ - на срок 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

М.К., <...>, несудимый -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А. и мнение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Н. признан виновным в убийстве группой лиц с особой жестокостью неоднократно и в покушении на умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба.

М.К. признан виновным в убийстве, совершенном группой лиц.

Преступления совершены 1 января 2002 года в г. Кемерово при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе Н. не согласен со сроком наказания, назначением особого режима исправительного учреждения, считает, что неправильны выводы суда в той части, что телесные повреждения наносились с целью убийства. Суд не признал в его действиях особо опасный рецидив, однако, назначил наказание с применением ст. 68 ч. 2 УК РФ, суд необоснованно не применил к нему ст. ст. 64, 73 УК РФ и не обосновал это в приговоре, хотя у него много смягчающих обстоятельств.

Просит приговор отменить, провести тщательное судебное разбирательство.

Адвокат Кривошеев в жалобе в защиту М.К. просит переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 108 УК РФ, поскольку считает, что у М.К. возникло право на необходимую оборону, когда потерпевший беспричинно замахнулся на него массивной пепельницей.

Адвокат ссылается на то, что показания М.К. в той части, что потерпевший П. пытался применить насилие опасное для жизни и здоровья последовательны, в связи с чем не доверять им оснований нет. Однако, поскольку М.К. превысил пределы необходимой обороны, то он должен нести ответственность по ст. 108 ч. 1 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о виновности Н. и М.К. соответствует материалам дела и подтверждается доказательствами, изложенными в приговоре: показаниями самих осужденных Н. и М.К. о фактических обстоятельства дела, данными ими в ходе предварительного следствия. Эти показания были проверены судом и обоснованно признаны достоверными, поскольку подтверждаются иными доказательствами, в частности, показаниями свидетелей И., М., данными протокола осмотра места происшествия, актами судебно-медицинских экспертиз о характере и локализации телесных повреждений, обнаруженных на трупах потерпевших, данными протокола осмотра ножей и одежды М.К. и Н., на которых имелись следы крови потерпевших.

Доводы жалоб об отсутствии умысла на убийство и о том, что М.К. в отношении П. действовал в состоянии необходимой обороны неубедительны и опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Так из показаний самого Н. в ходе предварительного следствия усматривается, что во время совместного распития спиртных напитков с П. и ее сыном П. у них возникла ссора, в ходе которой Н. нанес не менее 7 ударов ножом в живот П. в присутствии ее сына, после этого еще не менее 6 ударов в шею и живот потерпевшей нанесла Л. Затем в продолжение этой ссоры Н. и осужденный по этому же делу М.К. нанесли П. не менее 14 ударов ножом в грудь, шею, затем и Л. - не менее 14 ударов ножом.

Эти обстоятельства подтверждены показаниями осужденного по этому же делу М.К. о фактических обстоятельствах дела, данными протокола осмотра места происшествия, актом судебно-медицинской экспертизы о количестве, характере и локализации телесных повреждений, обнаруженных на трупах П. и П. и причине их смерти, актом судебно-криминалистической экспертизы, согласно которому раны потерпевшим могли быть причинены ножами, изъятыми с места происшествия, на которых, в соответствии с выводами экспертов-биологов, обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключено от П. и П. Действия Н. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ квалифицированы правильно.

Доводы адвоката о том, что М.К. совершил убийство П. при превышении пределов необходимой обороны, поскольку П. беспричинно замахнулся на него пепельницей, судебная коллегия не может признать убедительными. Из дела видно, и установлено судом в приговоре, что Н. на глазах П. совершил противоправное деяние, сопряженное с насилием - убил его престарелую мать, нанеся ей несколько ножевых ранений, а затем удары ножом нанесла ей и Л.

Как установлено материалами дела, М.К. пришел в дом П. в одной компании с Н. и Л., которые совершили убийство.

При таких обстоятельствах попытка П. причинить вред М.К. - замахнуться на него пепельницей, после того, как Н. и Л. убили его мать, не является беспричинной, о чем указывает в жалобе адвокат.

Судебная коллегия не может признать обоснованными доводы, изложенные в жалобе о том, что М.К., нанося удары ножом П. превысил пределы необходимой обороны.

Кроме того, из дела видно, что П. был физически слабым человеком, слабее осужденных, чего не отрицали и М.К. и Н., у него плохо действовала правая рука. Это обстоятельство проверялось судом и получило оценку в приговоре. При таких обстоятельствах, суд пришел к обоснованному выводу о том, что Н. и М.К. совершили убийство потерпевших на почве неприязненных отношений после совместного распития спиртных напитков. Нельзя согласиться и с доводами приведенными в жалобе Н., о том, что суд не признал в его действиях особо опасного рецидива, в связи с чем необоснованно направил его для отбытия наказания в исправительную колонию особого режима. Указанные обстоятельства были предметом рассмотрения суда и по ним имеются мотивированные суждения в приговоре. Оснований для отмены приговора и направлении дела на новое рассмотрение, как просит в жалобе Н., судебная коллегия не усматривает.

Выводы суда в части назначения меры наказания Н. и М.К. мотивированы. Суд принял во внимание то, что ими совершено особо тяжкое преступление, данные о личности, наличие особо опасного рецидива в действиях Н., а также состояние здоровья и семейное положение. Наказание является соразмерным содеянному и оснований для его смягчения, в том числе с применением положений ст. ст. 64, 73 УК РФ, как просит в жалобе Н., не имеется.

В силу изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 13 августа 2002 года в отношении Н. и М.К. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"